Хохлова Ирина. Азовское море

Азовское море

  Море-подлиза,
  Море - каприза,
  Ласковость бриза,
  Волн пенных хлыст.
  Море качало,
  Море шептало,
  Море кричало,
  И билось о мыс.
  Волны считаясь,
  Перемешались,
  И разбежались
  Песок облизав…
  Море огромно,
  Неугомонно,
  Заворожилось,
  Себя распластав.
  Мудро - печально,
  В плеске шептанье,
  И обещанье
  Во вздохах морских…
  Суетность мысли
  Рассеет быстро,
  Нас отвлекая
  От будней мирских.
  Морскою далью,
  Горизонталью
  Глаз успокоит,
  И дух исцелит.
  Древнее море -
  Всегда молодое
  Неистощимую
  Силу хранит.

Старая усадьба

 Старый двор заброшенной усадьбы,
 От протоптанных дорожек - слабый след,
 Урожай в траве ненужных яблок,
 Тень деревьев не пускает свет.

 С тихой грустью пелену  снимаю
 С памяти уже не детских лет…
 Память наша тоже увядает–
 И тускнеет окруженья цвет.

 Прежних звуков уж не различаю -
 Пусто здесь без суетных теней …
 Вдруг прервет застывшее молчанье
 Нынешний хозяин – соловей.

Ритм Мегаполиса

 Эту гостью незваную кличут бессонницей,
 Сколько сонных часов унесла ее конница!
 Как тревожно прихода ее ожидание,
 Победить, одолеть ее – тщетно старание.

        Тело уставшее крутится, вертится,
        Свет за окном ты встречаешь нерадостно,
        В день приходящий и силы не верится,
        Вдруг…забытье так окутает сладостно….
        Но равнодушный будильник затренькает,
        И оплеуху встречает заслуженно,
        Стул оттолкнешь раздраженно коленкою –
        Нервы в ночном поединке натружены.

 
  А день начался: и метро, электрички,
  Глотают бездушно народ трудовой.
  Города пульс заработал привычно,
  И нервы натянуты в пытке дневной.

Адлер

   
 Приморский город. День - горит.
 Асфальт, размякший под ногами,
 И выгоревший небосвод висит
 В изнеможении над нами.

 Но как роскошно зелена
 Ухоженность аллей и парков:
 В тени вздремнула тишина,
 Устав от зноя в полдень жаркий.

 Вдруг ветер свежий прилетит,
 Напомнив, кто его посланник,
 И вот послушно уж спешит,
 Как к роднику, уставший странник.

 И долгожданное зерцало,
 Сверканьем солнце повторив,
 Волнуясь, радужно мерцает,
 Глазам морской простор открыв.

 И ласку вод нам обещает,
 И игры ювелирных брызг,
 Иль, рассердившись, оглушает
 Нас шумом волн, разбитых вдрызг.

 Укажет плеском возле ног
 Прибрежный дар – «куриный бог»,
 Глубинной тайной поманит,
 Как чудодейственный магнит.
 

Зимой в Царицыно

   
По  заснеженной алле
Я иду, гуляя в парке.
Вдалеке дугой белеет
Запорошенная арка.

Малышей везут на санках
Мамы. Лыжник пробегает
По лыжне. Снежки бросают
Парни и девчонок задирают.
 

Варежкой подушку снега.
Со скамейки собираю
Он, подброшенный, играет
Искрами, вниз опадая.

Молодит морозец щеки,
И бодрит, шаг ускоряя,
Что-то ритм напоминает,
В рифму строчки собирая:

«Просто было настроенье,
Просто было впечатленье…»

…Ах, как  б ы л о   нам все «просто»,
И  любовь бурлила вёсны,
И надежды, и мечтанья.
И ошибки, и метанья…

Я иду одна, гуляя,
Вороша воспоминанья,
Наслаждаясь белым снегом -
Никого не задевая.

Ворскла

   Я знаю реку со старым названьем Вултава,
Блестящим автографом вьется она по Полтаве,
На карте – лишь нитка, хоть воды ее глубоки,
 В капризных извивах спокойно теченье реки.

Стеклянно мерцает ее многоцветная гладь,
Как будто спустилась на реку с небес благодать:
То пляжно - песчаные дразнятся здесь языки,
То сонно белеют кувшинок тугих островки.

Здесь тени ночуют в воде от прибрежных дубрав,
И скалится берег в зеленой щетине из трав,
И гордые бархатом темным стоят камыши…
Вдруг рыба плеснет, круги оставляя в тиши.

Неброская Ворсклы-реки простая краса,
Для многих течет незнакомкою скромной она,
Меня же, зеркальная гладь ее  ласковых вод
Своим отрешенно - усталым покоем  влечет.


Ирина Хохлова (псевдоним Ирина Диез).







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0