Саушкина Елена Сергеевна. 1/5 Уехали.

1/5 Уехали.

Лик избы умывается снегом,
В эту оттепель — звон тишины.
Дремлет мёрзлое поле под белым
Белым саваном русской зимы.

В мягкой зыбке туманной неясны
Таят сны о былом и былых.
Ты, как мать, вспоминаешь их часто,
Греясь памятью о живых.

И капель наполняет глазницы
Тёмных окон слезой ледяной:
Так сплетаются зим вереницы
С безотрадной тоской избяной.

Нет их, нет! Паутинкой морщины
Пролегли на упрямом челе.
Две соседки, ольха да лещина,
Не опора в забытом селе.

И молчат деревянные вдовы,
Как и ты о заветном молчишь.
Только лики черны и суровы
Под платками серебряных крыш.


2/5 Закончилось лето.

Растаяли все отсветы и звуки.
Темно и тихо. За моим окном
Седых берёз обветренные руки
Кому-то машут в сумраке ночном.

Всё стало, вдруг, бесцветно и неясно:
Толпятся силуэты чередой,
А окна, что напротив, то погаснут,
То вновь затеплятся за белой пеленой.

Уснувший сад. Ему в тумане мнится,
Как тёплый ветер ластится к листве.
И каплей дождевой слеза катится,
И гаснет в остывающей земле.

Лепечут листья робко и невнятно.
В ночи — рябины горький аромат
Дрожит и тает, словно луч закатный
И полыхают гроздья, как закат.


3/5 Вяжи.

Сказали мне: «Нет русского на свете,
Семья племён, цыганский пёстрый сброд».
Я на своей земле за всё в ответе,
В ответе я за русский мой народ.

В седых полях, что кровью утолились,
В монастырях и лагерях немых
Мы умирали, жили и молились
За нашу Русь, за близких и чужих.

«Что генотип ваш?— просто пыль столетий»,-
Но я скажу уверенно, что он
В коре, в росе и в трепетном соцветьи,
И в воздухе горячем растворён!

Покой бойцов, что спят в земле до срока,
Не нарушает воробьиный гвалт.
И пьют берёзы, ставшие высоко,
С водою кровь, пролитую, солдат.


Молчат леса. Озёрными очами
Взирает лик моей родной страны
На чёрный вихрь, что кружится над нами
Прислужников тельца и сатаны…

Я вяжский клён дыханьем согреваю,
А он меня — неведомым теплом.
Так не раскайтесь, душу отпевая,
Бессмертную, живущую во всём.


4/5 Пир во время чумы.

Мой город, как чумной барак:
Ни стон, ни плач уже не слышен,
Звучит один диагноз — «рак»,
Лишь крематорий жадно дышит.

Здесь каждый день — последний день.
А для кого-то — предпоследний.
И от земли взлетает тень,
Родным оставив сожаленье.

Весною — птичий перезвон.
Но вот навстречу выйдет путник
И он болезнью измождён,
Как заключением преступник.

Его лицо — как полотно.
И нет волос на бедном теле.
И май врывается в окно,
Некстати в похоронной теме.


Они уходят — стар и млад.
И матери, детей оставив,
Ступают в Вечность наугад
Печальной лебединой стаей.

Мой город, как чумной барак,
Но даже в нём мерцают свечи.
И храмы, разгоняя мрак,
Здесь согревают каждый вечер.

Те, кто здоров и те, «кто ходит»
Идут под купола покров.
И каждый кается и молит,
И, значит, он уже здоров.

Здоров не телом, но душою.
Не прахом, но совсем иным,
Тем, что над бренною землёю
Летит к обителям родным…

А утром всё начнётся снова:
Забыв про страх, забыв про смерть
Под горький взгляд онкобольного
Мы будем праздновать и петь.


5/5

Как хорошо, идя навеки,
Вдруг задержаться на краю:
Ещё окинуть взором реки, всю даль,
Всю Родину свою.

Как хорошо кудрявым клёном
Пожить ещё десяток лет
И в этом теле обновлённом
Любить сильней весь белый свет.

Любить дожди и солнца яркость,
Любить — в круговороте дней.
Любить земли пуховой мягкость,
Корнями прорастая в ней.

Как хорошо — пожить безгласно,
Лишь с тихим шёпотом листвы,
Слов не истратив понапрасну
В тенетах споров и молвы.

И, воздевая к небу ветви,
Молиться праведной душой,
Прощать весне сырые ветры
И стуже холод ледяной.

Как хорошо — остаться клёном,
Продлить немного век земной.
И, трепеща с вечерним звоном,
Сорить листвою золотой.


Саушкина Елена Сергеевна

Елена Сергеевна Саушкина. Орел. Закончила гимназию им. Фридриха Шиллера, класс с литературным уклоном. Профессиональный художник, член Союза художников России.
С 2007г. и по настоящее время – преподаватель в «Орловской детской школе изобразительных искусств и ремесел».







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0