Пятая колонка

Роберт Харрис

Офицер и шпион

«Дело Дрейфуса» до сих пор привлекает к себе внимание и желание разобраться, а что же там было на самом деле.  Автор превосходных исторических триллеров Роберт Харрис, писавший и о Цицероне, и о Тони Блэре, и о сыне Сталина, теперь решил обратиться к этому эпизоду в истории Франции. Харрис всегда славился обстоятельностью, глубоким проникновением в культуру и повседневность описываемой эпохи, не изменяет он себе и в этот раз. Атмосферу Парижа середины 90-х годов девятнадцатого века он воссоздает мастерски, читатель наслаждается несомненным эффектом присутствия в описываемом времени.

Сюжет и прост, и сложен одновременно. Роман стартует со сцены гражданской казни капитана спецслужб Дрейфуса, обвиненного в государственной измене. Вслед за этим его отправляют во Французскую Гвиану на остров у побережья, где условия содержания совершенно невыносимы.

В это время майора Жоржа Пикара назначают руководителем особого отдела контрразведки в управлении спецслужб французских вооруженных сил. Он знакомится с содержимым «особой папки», имеющей отношение к делу капитана Дрейфуса, и у него зарождаются сомнения в том, что капитан виноват. На эти мысли его наводят документы, с которыми он ознакомился.

Майор, произведенный в полковники, обращается со своими сомнениями к непосредственным начальникам, генералу Гонзу, главнокомандующему, и военному министру, и с удивлением обнаруживает, что никто не желает прислушаться к его аргументам. Все советуют ему сомнения отринуть, а дело забыть.

На каком основании?

Очень скоро Жорж Пикар приходит к выводу, что высокие чины французских вооруженных сил руководствуются не юридическими критериями, не соображениями «виновен-не виновен», а честью мундира и предубеждениями сугубо националистического характера.

По их мнению, «честь Франции» задета Дрейфусом, и он должен пострадать и ответить за то, что он Дрейфус.

Пикар не отступает, доводит дело до конца, не смотря на сильнейшее противодействие, и весь конфликт разрешается удачно — на последних страницах книги мы узнаем, что он вознагражден, и получает пост военного министра.

Я уже написал выше, что Роберт Харрис славится своей дотошностью в исследовании изображаемой эпохи. Но, кажется, не в данном случае. Руководители Франции ждут с визитом в страну русского императора, поэтому речь то и дело заходит о России, и мы с удивлением обнаруживаем, что автор столицей Российской империи считает Москву, а не Санкт-Петербург, явно по аналогии с нынешним временем. Невольно возникает ощущение, что французские политические деятели середины 90-х годов относились к России с явно большим уважением, чем современный английский писатель.