Пятая колонка

Курбан Саид

Али и Нино

Закавказье накануне Первой Мировой войны, Баку. Богатый, красочный, многонациональный, многоконфессиональный город на окраине Российской империи, но в центре нефтяных интересов многих влиятельных стран. Али-хан Ширваншир, потомок древнего влиятельного азербайджанского рода, мусульманин-шиит влюбляется в Нино, дочь князей Кипиани. Поначалу родители молодых людей против их брака, и «за кадром» возникает тень «Ромео и Джульетты», но сюжет сворачивает на другую дорожку. В его развитие вмешивается коварный армянин. Дальше я сюжет раскрывать не стану, а то не интересно будет читать.

Автор романа, вышедшего в свет еще в 1937 году фигура загадочная, подлинное имя скрывается за этим загадочным псевдонимом. Судьба самой книги тоже не проста. После первого появление, она была забыта на тридцать лет и ее новая жизнь начинается в 1970 году, когда переведенная на английский она появляется одновременно в Англии и Америке.

Секрет успеха прост – история любви, одна из самых красочных в двадцатом веке. Роман переведен на тридцать языков, по нему ставят пьесы, снимают фильмы, а в Батуми установлен памятник героям на набережной, огромный и необычный.

Мне хотелось бы обратить внимание читателей на то, что помимо собственно любовной истории, в самом деле рассказанной очень живо и увлекательно, роман интересен и как картина социально-политической жизни Закавказья в один из решающих моментов мировой истории. Взаимоотношения народов, мультикультурализм по-кавказски, надежды на построение новой, взаимоуважительной жизни. Интересен взгляд изнутри тамошнего существования на процессы, что происходят в большой России. Значительная часть жителей Баку в мировом конфликте на стороне Османской империи, хотя город и расположен на территории империи российской.

Грузины, проживающие в Баку, вроде бы благодарны Александру 1 за спасение грузинской нации от истребления, и признают, что они сами попросились под крыло России, но хотели бы, чтобы русские после совершения подвига благородного спасения, куда-нибудь подевались, и не докучали своим присутствием.

Очень странно читать о том, какое страшное, отрицательное впечатление производил на местных закавказских жителей Николай Николаевич, великий князь, дядя царя, великолепный полководец, победитель турок. В глазах местных шиитов он куда большее зло, чем суннит Энвер-паша, тот самый, один из организаторов трагически знаменитой армянской резни.

В общем, перед нами весьма живая, увлекательная беллетристика, и даже чуть больше, чем беллетристика.