Пятая колонка

Джон Уильямс

Стоунер

Рецензия на этот роман несколько запоздала, он вышел по-русски уже полтора года назад. Но что рецензия, очень сильно запоздала слава. «Стоунер» вышел в середине 70-ых и прошло не очень-то замеченным и отмеченным. Потребовалось пятьдесят лет, чтобы книгу оценили.

И не просто оценили, второе издание принесло ошеломительный результат, «Стоунера» читают и перечитывают, он в списке бестселлеров, и что самое забавное, никем никаких специальных усилий не предпринималось, чтобы организовать этот повторный старт. Вот как объясняет феномен этой книги один из самых авторитетных англоязычных авторов наших дней.

Джулиан Барнс: «Прошло пятьдесят лет, и «Стоунер» стал бестселлером. Совершенно неожиданно. Бестселлером общеевропейским. Бестселлером самой чистой пробы – почти исключительно благодаря читательской любви и отзывам, передаваемым из уст в уста».

То есть, в странах  с чрезвычайно развитой рекламной системой сработало «сарафанное радио».

Настоящее явление литературного искусства не задушишь в объятиях тотального замалчивания.

Причем, если судить о внешней стороне произведения, то никаких показателей к большому читательскому интересу не просматривается. Не детектив, не мелодрама.

Университетский роман.

Штат Миссури, кафедра английской литературы во вполне провинциальном университете.

Сын провинциальных фермеров, поступивший до того в сельскохозяйственный колледж, вдруг осознает, что его предназначение в другом.

Начало двадцатого века.

Он хочет быть преподавателем литературы.

То есть, даже не поэтом, не романистом, не больно-то романтично.

Дальше излагается история его жизни.

В центре повествования три друга, один из них гибнет на войне (первой Мировой), два других на всю оставшуюся жизнь связаны с университетом.

Третий не уходит окончательно, он как бы присутствует среди живых. Причем, никакой мистики.

Стоунер жениться по страстной любви, но семейная жизнь у него не складывается, он не дождался ответных чувств со стороны своей супруги Эммы. Не семья, а вечная, тихая, скрытая война, как говориться, «без особых причин», но на уничтожение.

Роман на стороне, который приходится прервать, хотя ни Стоунер ни Кэтрин прерывать его не хотят, но они не в силах сопротивляться обстоятельствам.

Войны на кафедре, выматывающие, иррациональные.

Рождение дочери.

Старение.

И дальнейшее погружение в литературу.

Наконец смерть в обнимку с книгой, которая в последний момент, тоже его оставляет, сползая с кровати в бездну.

Очень хороший роман.