Пятая колонка

Михаил Попов

На кресах всходних

Название романа Михаила Попова «На кресах всходних» дано по-польски и его лучше не переводить на русский язык, получится «на восточных рубежах», что неверно сориентирует читателя географически. События книги разворачиваются не на Дальнем Востоке, а в Западной Белоруссии, на землях, которые поляки до сих пор считают восточной оконечностью, своего культурно-политического ареала.

Время действия ограничено достаточно точно – 1908 год (в ссылку на кресы прибывают два отставных петербургских студента)  - 1944, в Далибукской (Налибокской) Пуще гибнет в полном составе партизанский отряд «имени Ленинского комсомола».

Автор в процессе написания этого довольно объемистого сочинения решает две, чуть ли не противоположные по своему идейному наполнению задачи. Он проводит практически одновременно «мысль народную» (народ на войне, война и народ) и «мысль государственную», и в кульминационный момент их сталкивает, и высекает огромную искру, в пламени которой сгорает финал романа.

Кто-то из классиков советовал: пиши или о том, что знаешь очень хорошо, или о том, чего никто кроме тебя не знает.

О том, что происходило на землях, отвоеванных Польшей Пилсудского у Советской России в войне 1920 года, нам известно очень мало. По всей видимости автор хорошо поработал с источниками, картины провинциальной польской жизни выглядят достаточно убедительно. Вообще, Михаил Попов очень хорошо ориентируется в жизни белорусской вёски (деревни) межвоенной поры, даже возникает мысль не использовало ли он чьи-нибудь мемуары.

С другой стороны, о партизанском движении писалось очень много, существует обильная документальная литература, освещающая этот период жизни советской оккупированной территории. Не говоря уже о художественных произведениях, достаточно вспомнить превосходные повести Василя Быкова. Окунаться в эту тему современному автору весьма и весьма рискованно.

Справился ли автор с поставленной задачей?

В целом, кажется, да.

Несколько хуже обстоят дела с историей коллаборационистского движения в Белоруссии во время войны. Михаил Попов касается этой темы, но в том-то и дело, что лишь касается, не углубляется в нее по-настоящему. Она выглядит как композиционный довесок к основному массиву романа. Может быть, автор так и задумывал, но вопросы все же возникают.

Почему об этой стороне явления написано так немного, бегло, не детализированно.

А в целом так этот роман – совершенно новое слово об одном не очень «раскрученном» периоде отечественной истории.