Пятая колонка

Максим Артемьев

Путеводитель по мировой литературе

Взгляды аборигенов и взгляды иностранцев на литературу той или иной страны часто не совпадают, и не совпадают радикально. Меня, например, приводят в веселое состояние зрелище собраний сочинений Альфонса Доде и Джона Голсуорси на прилавках наших букинистических магазинов. Писатели «назначенные» у нас классиками в советские времена, до сих пор занимают соответствующие троны, хотя у себя на родине они давно уже переведены во второй и даже третий разряд.Один мой приятель заметил, что здесь просматривается сходство с популярностью у нас зарубежной эстрады 80-ых, давно уже вышедшей в тираж у себя на родине. Но, думаю, приятель мой не совсем прав. Постаревшая западная эстрада у нас воистину популярна, а Доде и Золя не слишком, иначе бы они не наличествовали в букинистах в таком количестве.

Максим Артемьев поставил задачу написать исключительно поверхностную, но в то же время весьма полезную книгу. Он решил разъяснить тем, кто захочет разбираться в данной проблеме, кто из западных писателей реально авторитетен на Западе.

Английским писателем номер два у нас, да и на родине всегда, сколько себя помню, считался мистер Диккенс.

И это казалось справедливым.

Но вот в последнее время стал расти, и стремительно авторитет Джейн Остин, предшественницы сэра Чарльза.

И не только благодаря многочисленным и хорошо сделанным телевизионным фильмам по ее романам. Сами ее романы сейчас вовсю читаются, и не только экзальтированными девушками.

Не принято в литературной английской среде уважительно упоминать о Джордже Гордоне Ноэле Байроне. Крупным поэтом он не считается, бытует понятие о нем как о человеке экстравагантного поведения; он умудрился погибнуть на освободительной войне на стороне греков. Такая смерть вызывает особое уважение.

Недоумение вызовет у немцев попытка проставить в разговоре рядом имена Гете и Гейне. Если первый заслуженно почитаем, он отец немецкой поэзии и культуры вообще, то второй почти недоразумение, и в СССР был прославляем за свою революционную лирику, и, если у нас искать в литературной жизни персонажа похожего на Гейне, это Расул Гамзатов. И тот, и другой сделаны ловкими переводчиками. При всем том, Расул Гамзатович был достойнейшим человеком.

В разговоре с американцами, как указывает на обложке книги Максим Артемьев, лучше не упоминать о Джеке Лондоне, слишком прост и провинциален он для нынешних американских интеллектуалов.

В общем, как вы уже поняли, книга очень полезная.

Одно вызывает сомнение, что в разговоре с иностранцами у наших путешественников речь обязательно зайдет о литературе.