Пятая колонка

Владимир Карпов

Жили были писатели в Переделкино

Владимир Васильевич Карпов был не просто писателем, не просто первым секретарем Союза Писателей, он был героическим человеком, прошедшим сложный жизненный путь. Пришлось ему побывать и лагере, довелось повоевать и на фронте, где он показал себя с самой лучшей стороны. Будучи разведчиком, он захватил несколько десятков вражеских «языков». В разных источниках сообщаются разные цифры. Некоторые коллеги-завистники зло шутили — «полиглот!»

Как большому литературному чиновнику Владимиру Карпову полагалась дача в престижном поселке Переделкино. Будучи человеком общительным и наблюдательным писатель Карпов составил данные записки, в которых он пишет о своем «географическом» и литературном окружении.

Главная отличительная черта этих записок, уважительный, доброжелательный тон, в котором они написаны. О ком бы автор не рассказывал, о человеке ему близком и приятном, или о том, с кем у него отношения не сложились, он корректен, и что называется, не переходит на личности. Сообщает только выверенные факты. Но в этом-то объективном, доброжелательном подходе и заключается, на мой взгляд, главная слабость этого сочинения.

Подобные книги как раз интересны своей пристрастностью, крайними мнениями, или, на худой конец, сообщаемыми «жареными» фактами. Ничего подобного в тексте Владимира Васильевича нет. Он слишком добрый человек, слишком порядочный. Он был, безусловно, на своем месте в должности Первого Секретаря Союза Писателей, где необходимо было выдерживать ровное, интеллигентное отношения ко всем своим знакомым, соратникам и просто членам Союза. При написании книги воспоминаний — это не лучшая стратегия.

Еще один важный момент надо ответить.

Время идет и меняется наше отношения к событиям, которые мы переживали десятилетия назад.

Когда-то важное, теряет в весе, более мелкие в тогдашнем контексте события, вырастают в размере.

Владимир Васильевич много места уделяет в своей книге одному моменту своей редакторской жизни. Он возглавлял в свое время лучший наш литературный журнал «Новый мир». Так вот он описывает эпизод прохождения через литературные и цензурные инстанции поэмы Евгения Евтушенко «Фуку».

Там были затруднения.

Кто-то из чиновных людей восставал против.

Кто-то помогал.

Временами создается ощущение, что это не поэма евтушенко, а как минимум «Архипелаг ГУЛАГ».

Благодаря секретарю ЦК Зимянину поэму пробили.

И что же? Нынче совершенно отчетливо видно, что поэма «Фуку», литературный фук. Не стоила она тогдашних волнений Владимира Васильевича, и вмешательства члена ЦК партии.

А в целом книга хорошая, добрая, познавательная.