Пятая колонка

Вениамин Голубицкий

Поиск адресата

Недаром говорится, что поэтам дано запечатлевать тончайшие оттенки настроения времен и эпох. Этот сборник примечателен глубокой искренностью переживаний, запечатленных в стихах разного стиля и настроения. Приметы реальности соседствуют с отражениями мыслей и созданных воображением образов все той же реальности, которая благодаря этому обретает бесчисленное множество обличий. Но что и ради чего их порождает? «Мы вещи защищаем от людей, \ Тем в будущем детей оберегая. \ Какой щемящей силы лицедей \ Представит все утраты сердца Кая?».

Одна из сквозных тем поэзии Голубицкого — память, от личной и семейной до памяти поколений и всей эпохи, бережно восстанавливаемой в поэтические строках путем воссоздания уже позабытых предметов и примет былого времени. «Абажур кругл над круглым столом, \ Дремлет дед, с виду строгая мама, \ Мир наполнен добром и теплом, \ Он противится будущим драмам». Ценность памяти — тоже одна из отдельных тем всей книги, будь то память собственного детства, творческая перекличка с другими, близкими сердцу, поэтами или страх утраты самой способности помнить, что кажется страшнее смерти. И вновь проявляется не только грусть об ушедшем безвозвратно, но и нежность к нему, столь важная и для восприятия современности. «Малина со вкусом детства, \ Детство со вкусом малины — \ Это моё наследство, \ Лучшая половина».

При этом лирические герои Голубицкого вовсе не прячутся в раковины прошлого, игнорируя настоящее. Циклы стихов напоминают мозаику, где из отдельных элементов органично складывается единое полотно. Зрительные образы выразительны и рельефны, недаром автор известен и как фотохудожник.

Книга говорит обо всём откровенно и немного печально. И тем ярче проблески юмора, иронии, меткие сатирические зарисовки, которые так органично соседствуют на страницах с самой проникновенной лирикой. От этой лирики перехватывает горло, как от ледяной и небывало чистой родниковой воды. «Когда вернётся молодость в слезах, \ Мне нужен будет тополь заоконный». Но разве может вернуться былое время, прежний облик мира? Допустимо ли хотя бы мечтать об этом? Мы же давно осознали всю меру невозвратности жизни… И всё-таки возможно, если смотреть сквозь кристалл поэтического восприятия: «Спиленный тополь в окне позабытого дома. \ Я его вижу, он ветви ко мне протянул…».

Обширная панорама поэтических стилей и ритмов, жанров и настроений, помноженная на разнообразие тем и ракурсов, ошеломляет читателя своей глубиной и многогранностью. Вениамин Голубицкий, недавно ставший лауреатом Национальной литературной премии «Поэт года», в полной мере владеет уникальным умением вести разговор о повседневном и возвышенном, о мире горнем и дольнем, не повышая голоса. При этом перемена тональности с иронии на трепет сердца происходит с поистине музыкальной виртуозностью. Драгоценная способность снова и снова удивляться прекрасным мелочам — каплям дождя на оконном стекле, солнечному лучу, старой детской игрушке — сочетается с философской горечью жизненного опыта и мудростью, выкованной и закаленной в горниле душевных испытаний.

Алекс Громов, лауреат премии журнала «Москва»