Пятая колонка

Максим Горохов

Слово — автору. Как человек становится творцом

Что побуждает человека начать писать книгу, делиться с людьми своими мыслями и чаяниями, создавать из фрагментов реальности и творческого вымысла цельные живые образы героев? Известный писатель Александр Лапин так отвечает на этот вопрос: «Просто есть Божья воля. Я должен это сделать. Без всяких задних мыслей. Как с церковью в нашей деревне. «Чего ее восстанавливать? — говорили односельчане. — И вообще, не мы разрушали». Но я чувствовал, что так было надо. И вот, есть церковь, и стала она объединяющим нас всех, местных жителей, местом».

Об этом и многом другом рассуждает писатель в беседах с Максимом Гороховым, объединенных в новую книгу и составивших обширную панораму как творческого литературного процесса, так и размышлений о важнейших вопросах бытия. Так, герои его самого известного романа «Русский крест» родились в СССР и оказались первым «непуганым» поколением, ведь о тяжких испытаниях войны и о репрессиях сталинской эпохи они уже знали только по рассказам. И в ранней юности им всем казалось, что скоро наступит удивительная жизнь, полная открытий и свершений на благо прогрессивного человечества. Но реальность оказалась куда прозаичнее. Пришлось взрослеть, учиться понимать людей и саму жизнь. А потом именно этому поколению довелось вынести на своих плечах основную тяжесть перемен и потрясений, до неузнаваемости изменивших бывший СССР.

Каждый из героев нашел свой путь. Но позже, как об этом рассказывается в продолжающем «Русский крест» романе «Святые грешники», все они неминуемо начинают задумываться о том, в чем же заключен высший смысл человеческой жизни. К каким примерам подлинного служения можно обратиться, чтобы ответить на этот вопрос? Александр Лапин говорит: «Для меня примером является Сергий Радонежский. Человек уникальный. Образец духовного лидера, а еще — политика. Он сегодня самый современный святой… Силой своего духа заставлял принимать государственные решения. Возглавил и благословил борьбу русского народа за национальную независимость, за святую веру».

Обращаясь мыслями к прошлому, нельзя обойти стороной не только его светлые героические моменты, но и трагические события, память о которых до сих пор тяжким бременем лежит на всех. Говоря о своей творческой работе, писатель признается, что, обратившись к первоисточникам, посвященным судьбе последнего российского императора и его семьи, он был потрясен множеством нестыковок в той версии событий Февральской революции, которая большинству наших соотечественников знакома еще по школьным урокам истории. «Была очень тяжелая, гнусная история предательства и позора. Да, народные волнения в Петрограде возникли… Причем вызвала их нехватка хлеба, которую создали искусственно. Дефицита в стране не наблюдалось: хлеб застрял на железной дороге и до столицы не доехал. Во-вторых, в момент начала этих волнений царя не было в городе. Он как главнокомандующий выехал в ставку в Могилев. А когда вынужден был вернуться, оказался один с охраной на станции в Пскове. Его просто предали…».

Осознание былой трагедии дается нелегко. Впрочем, понимание того, какой объем размышлений и переживаний стоит за каждой главой настоящей книги, возможно поможет читателю сделать шаг к глубокому пониманию самого себя.

Алекс Громов