Книгоноша

Алекс Громов

Арктика в Великой Отечественной войне

Оборона русского Севера в годы Великой Отечественной войны — это пример патриотизма, охватившего все слои советского общества, в том числе и тех, кто был в 1930-е годы по политическим и другим мотивам был осужден властью и отбывал на той территории наказание. Забыв прежние обиды, так называемые враги народа, среди которых было много бывших командиров Красной армии, вернулись в строй и ушли добровольцами сражаться с фашистами.

В Арктике доблестно действовали и партизанские отряды, совершавшие рейды на финскую территорию, пользовавшуюся немцами в качестве баз; оставшиеся в тылу советские женщины и дети вместо мужей и отцов стали работать на заводах и в порту, тушили пожары и разбирались завалы, возникшие после фашистских бомбежек городов.

В книге подробно рассказывается о наших летчиках-героях, в том числе — Захаре Артёмовиче Сорокине, «Заполярном Маресьеве», сумевшем вернуться в строй и летать, после того, как ему ампутировали ступни. В октябре 1941 года Сорокин вместе с летчиком Дмитрием Соколовым вступили в бой с четырьмя «Мессершмиттами-110». Сорокин сбил одного очередью, но кончились боеприпасы и другой немецкий самолет Сорокин протаранил, отрубив хвост. Но и самолет самого Сорокина был поврежден, и он посадил его на лед небольшого замёрзшего озера. И тут к самолету ринулся с лаем огромный дог. Летчик вспомнил, как товарищи не раз говорили, что немцы частоберут с собой в полёт служебных псов. Пристрелив злобную собаку, раненый Сорокин вылез из кабины и увидел подбитый им «Мессершмитт-110». Немецкий летчик начал стрелять, Сорокин прицелился и выстрелил, враг упал и больше не двигался. Но в Сорокина стал стрелять второй немец, который начал кричать: «Русс, сдавайс! Русс, не уйдёшь!».

Началась рукопашная схватка — немец ударил Сорокина финкой по лицу, но наш летчик сумел врага убить. Теперь нужно было двигаться к своим — по ледяной пустыне. Так продолжалось долгие шесть дней — превозмогая боль, двигаясь, спотыкаясь и падая, выстрелив в волка, который пошел за ним, Сорокин прополз около 70 км по тундре, пока его не увидели североморцы.

«Медицинская комиссия госпиталя решила Сорокина по состоянию здоровья демобилизовать, но он написал протест, и его все же признали «ограниченно годным к военной службе». Сорокин отправился в Москву, где подал раппорт наркому Военно-Морского Флота, написал, что «уверен, что смогу летать на боевом самолёте и уничтожать врагов в воздухе…». Прибывший в Заполярье английский военный атташе, вручивший Сорокину орден Британской империи, сказал на церемонии: «Пока в России есть такие люди, она непобедима». Гвардии капитан З. А. Сорокин к 19 марта 1944 г. сбил 13 самолетов врага, совершил 117 боевых вылетов (в том числе 4 — на разведку и 10 — на сопровождение торпедоносцев и бомбардировщиков), 19 воздушных боёв и лично сбил 11 самолётов противника».

В тексте уделено внимание советским морякам и морской пехоте, арктическим конвоям. Отдельная глава посвящена увековечиванию памяти о наших воинах и схватках, памятным монетам, маркам, медали «За оборону Заполярья», романам и фильмам, памятникам в честь героев.

Кирилл Голицын