Пятая колонка

Б. Акунин

Огненный перст

Может возникнуть вопрос – почему опять Акунин, всего месяц назад он уже рецензировался. Ответ простой: а посмотрите, сколько произведений этого автора на полках наших магазинов и на лотках у метро! Уже давно продукция из этого источника легко  читаемой беллетристики, является наиболее заметной  частью литературного процесса, но с некоторых пор начала претендовать на то, чтобы стать частью физической реальности. Вон китайцы громоздят насыпные острова в море, в случае с работой Акунина мы имеем дело с процессом примерно той же природы.

Пару лет назад вступил в стадию материального осуществления проект Бориса Акунина «Российская история». Большие, плотные книги облицовывают собою стенды в больших книжных магазинах, создавая впечатление хороших крепостных стен. Что внутри в этих плитах?

Помимо книг научно-популярного характера, где, собственно, излагается взгляд литература Бориса Акунина на течение исторической жизни на территории, составляющей ныне российское государство, издаются тома, заключающие в себе беллетристические иллюстрации к некоторым узловым моментам исторического процесса, к тем моментам, которые по какой-то причине кажутся автору нуждающимися в дополнительном, образном освещении.

В томе под названием «Огненный перст» три повести, первая, давшая название тому, посвящена тому моменту отечественной истории, который принято называть легендарным.  Действующие лица: Рюрик (в повести Рорик), Хельги (Олег), Хаскульд (Аскольд), это из числа варягов.  Так же выведен Кый, правитель Кыева; в числе подлинных исторических персонажей еще можно упомянуть императора константинопольского Михаила, но этот расслабленный отрок появляется на страницах повести лишь на мгновение. Главные выдуманные действующие лица: некто пирофилакс, глава тайной службы при византийском императоре. Эта служба совмещает в себе ЦРУ, Гаримановский институт и Гарвардский институт с Йельским, если соотнести ее с нашим временем. Там готовят аминтесов, агентов влияния, цель которых – внедрение в ближайшее окружение правителя варварского народа, начинающего набирать опасный, по мнению пирофилакса, политический и военный вес. Этот аминтес, должен направлять этого правителя таким образом, чтобы тот привел  свое государство на порог  пропасти, а то и в саму пропасть. Аминтесом может быть и женщина, подготовленная для роли ночной кукушки - подразделение Эсфирей для Артаксерксов земли.  Аминтес может быть и Бондом, если надо. Представьте себе члена Политбюро Александра Николаевича Яковлева, ведущего стрельбу по-македонски из двух револьверов по противникам линии Бориса Николаевича Ельцина.  И я ничуть не утрирую. Разве что, ученикам пирофилакса следовало становиться водителями варварских вождей, не дожидаясь яковлевских лет.  Мне кажется, идея такой службы должна очень понравиться патриотически мыслящим читателям; они и так ведь повсюду ищут руку какой-нибудь закулисы, нынче эта рука конечно же обязательно американская. Да, все сходится, этот либерал Акунин сам проговаривается -  еще в легендарные времена «они» уже вовсю шуровали своими хищными пальцами в лесах «нашей» непуганой берендеевщины. Одно только может чуть-чуть смутить –  эта деятельная, злокозненная предусмотрительность исходит в повести из пределов того самого Второго Рима, наследницей которого предстоит стать Руси. Но замнем.

Надо не забыть сказать, что эта забавная, внутренне непротиворечивая, изобретательная в материальных и сюжетных деталях, ходкая повесть, читается легко, даже с удовольствием. И психологические портреты начертаны экономно, но узнаваемо. И любовная история, хоть и находиться на грани убедительности, из-за своей запредельной романтичности, почти не раздражает. Можно было бы иронически усомниться в биороботах Гоге и Магоге,  в том, что византийцы и до этого додумались, но достаточно вспомнить манкуртов, и лень дальше сомневаться. То, что подготовленный и по лекарской части аминтес  Дамианос, юный Штирлиц древнего  Приднепровья, удаляет варяжскому волхву катаракту, поначалу кажется перебором, но и тут автор не ляпнул лишнего. Археологами найдены приспособления для именно таких операций в развалинах Трира, и относящиеся к римской эпохе.

Одно меня заставляет все же смущенно хмыкать, когда я вспоминаю о повести. Оказывается, что вся эта суперсложная императорская служба, укомплектована прямыми биологическими  потомками пирофилакса. Это тысячи и тысячи парней и девушек. Воля ваша, но есть что-то гомерически смешное в том, что автор настаивает именно на таком варианте подбора кадров в тайные органы Византийской империи.  На чем держится благополучие величайшего государства своего времени?

Есть тут не сразу определяющаяся, но несомненная наличествующая перекличка меж двумя моментами. Глава константинопольской спецслужбы неотступно трудиться производя на свет агентов тайной мысли для поддержания нужной формы миропорядка, писатель Акунин неотступно трудиться во имя целей примерно того же свойства. Дети пирофилакса,  судя по тому, как описаны в этой повести, получаются очень удачными; то же можно сказать и о данной повести.