Пятая колонка

Клюшников В. П.

Марево: Антинигилистический роман

Роман молодого писателя Клюшникова появился в журнале знаменитого и авторитетного консерватора, издателя М. Н. Каткова «Русский вестник» в 1864 году. В эти именно годы в России немало писали в таком духе, всего на год раньше появилось «Взбаламученное море» Писемского, в том же 1864 году печатается роман Лескова «Некуда», до появления «Бесов», где разговор на эту тему пойдет на значительно более высоком уровне, еще семь лет.

Очень интересно понять, откуда в совсем молодом человеке, даже по меркам девятнадцатого века – 23 года – такой отчетливо и однозначно консервативный взгляд на жизнь. Откуда такая зрелость мысли, и уверенность в своей правоте.

Классик заметил: «блажен, кто смолоду был молод». Еще говорят: кто не был до тридцати лет либералом, у него нет сердца, а если кто не стал после тридцати консерватором, у того нету мозгов. Виктор Клюшников своим примером совершенно опровергает эти перлы расхожей мудрости. Голова его созрела в те годы, когда наши с вами современники еще только заканчивают институт.

Еще одна отличительная особенность этой книги – особенная конструкция любовного треугольника. Без него уж никакой роман не роман. У Клюшникова интрига в отношениях консерватора Русанова, либерала Вронского и прекрасной Инны, которой надлежит сделать выбор, не только меж мужчинами, но и меж воплощаемыми каждым из них идеями.

Клюшников усложняет конструкцию – его либерал не просто либерал, а ссыльный поляк, что после событий 1863-64 года оказался в русской провинции, не отказавшись от своих в широком смысле слова свободолюбивых взглядов.

Фамилию – Русанов следует конечно признать «говорящей». Русский консервативный герой противостоит польскому либералу.

Помимо истории идейно-любовной в книге развернуто сатирическое полотно, и перед читателем проходят представители «очарованного заезжей мыслью поколения», начитавшиеся Бог знает чего, верящие Бог знает во что. Особенно выразителен диалог Русанова с Коном Теретьевичем, твердо уверенным, что человек произошел от обезьяны, и что даже ворон и сорок можно развить новейшими методами до состояния элементарной сообразительности и приспособить к почтовой службе. Иногда читать Клюшникова смешно, хотя, конечно, дар его, даже в сатирической части, не следует ставить рядом с даром Достоевского. Как роман предшественник «Бесов», «Марево» явление весьма замечательное.