Пятая колонка

Виктор Пелевин

Лампа Мафусаила или Крайняя битва чекистов с масонами. Большой полифонический нарратив

«Как известно, сложное международное положение нашей страны объясняется острым конфликтом российского руководства с мировым масонством. Но мало кому понятны корни этого противостояния, его финансовая подоплека и оккультный смысл». Так сказано в аннотации нового сочинения Виктора Пелевина, и далее обещается, что всякий прочитавший книгу получит полное представление и о «финансовой подоплеке» и об «оккультном смысле».

Надо сразу сказать, что все обещания издателей роман выполняет. Первая часть под названием «Золотой жук» посвящена золоту. Повествуется там от лица некоего биржевого жучка, который «сидит» на благородном металле, ему, кстати, не принадлежащем и следит за тем, чтобы он не упал в цене. Руководимое им золото, это реинкарнация знаменитого «золота партии». После того как наш спец опростоволосился, не уследил за моментом недопустимого падения, он опасаясь мести некоего генерала Капустина, а именно он курирует золото со стороны органов, пытается покончить собой. Боится жестокой мести генерала. Но у него ничего не выходит, хотя само описание самоубийства очень даже впечатляет.

Пока читаешь рассуждения с приключениями цен на золото, сохраняется ощущение, что начал досконально разбираться в предмете.

Вторая часть «Самолет Можайского» это про путешествия во времени. Комитет закидывает группу спецов в прошлое, чтобы произвести фальшивый полет самолета Можайского перед фотокамерами собранных со всего света корреспондентов. Для того чтобы в будущем заявить – мы родина самолетного дела. Очень убедительно объясняется, почему не прав Бредбери в своем рассказе про бабочку. В том где от микрокопического вмешательства в прошлое, кардинально изменилось все в настоящем. У Пелевина все устроено по другому, и я не стану рассказывать, лучше уж прочитать.

Наиболее трогательна третья часть «Храмлаг», по масонов высланных на Новую Землю. Именно там появляется «лампа Мафусаила», надо сказать, что это произведение лагерного искусства носит душераздирающий смысл.

В последней части «Подвиг Капустина», главный персонаж всего романа выходит на связь с британскими масонами, и делает это не совсем обычным способом.

Вот теперь, когда меня спросят про разные сложные

вещи, про долларовую монополию, американский госдолг, про масонские происки не надо ничего отвечать, можно просто отсылать интересующихся к роману Пелевина. Там все растолковано, да еще и в образной форме. Любопытно, что Пелевин даже не стал оригинальничать в ответе на главный вопрос – а во что это все выльется?

Он отвечает, устами своего персонажа: «Война. Та самая большая и страшная искупительная война, которая опять зачистит все бухгалтерские книги. А воевать в ней, как вы, наверно, догадались, снова будете вы (россияне – М.П.). Причем, скорей всего сами с собой. При хорошем исходе у нас (масонов – М.П.) будет новый Бреттон-Вудс, а у вас новый День победы. А при плохом…»

Бреттон-Вудс – международное соглашение 1944 года, сделавшее доллар мировыми деньгами наравне с золотом.