Пятая колонка

Алексей Иванов

Летоисчисление от Иоанна

Начиналось в данном случае все со сценария. Писатель Алексей Иванов написал сценарий полнометражного кинофильма о последних годах царствования Ивана Грозного. После этого будущий режиссер постановки Павел Лунгин, используя писательский текст, изготовил режиссерский сценарий, и поставленное кино было показано аж на Канском фестивале. И только после этого появился исторический роман «Летоисчисление от Иоанна». Важно заметить, что роман в довольно большом количестве моментов расходится с вышеупомянутым фильмом.

1565 год. Московская Русь.

Держава содрогается.

Польский король Сигизмунд, на Руси именуемый Жигимонтом, раз за разом разбивает московские армии.

Интригует богатое боярство Великого Новгорода.

Вокруг царя Иоанна Васильевича вызревают измены, заговоры и недовольство.

Ломая уклад жизни, царь Иван учреждает опричнину — орден охраны престола. Проливается много православной кровушки. Опричники зверствуют, им велено блюсти строгость и надзор, но они во многом усердствуют от своего разумения и в свою пользу.

В ответ на кровавое беззаконное поведение новых любимцев царя уходит в монастырь митрополит Филипп, глава православной церкви.

Грозный в одиночку ведет свой народ к возмездию и покаянию.

Строго говоря, определенные основания для такого поведения у московского самодержца есть: по старинному московскому летоисчислению до наступления конца света остается всего три года. Очень может быть, что где-то по московской земле уже шагает Мессия, а на небосводу солнце своим движением отмеряет Божьему миру последние дни.

Надо сказать, что перед нами не историческое повествование в точном смысле слова. Правда, действующие лица, по большей части, вполне фигуры вполне исторически: Басманов, Малюта Скуратов, Филип Колычев, в конце концов, — сам Иоанн Васильевич. Алексей Иванов скорее составил эсхатологическую концепцию опричнины, разработанную доктором исторических наук Андреем Львовичем Юргановым.

Это роман-мистерия.

В нем над Кремлем появляются всадники Апокалипсиса, а царица превращается в библейскую саранчу, в нем Иисус хоронит русских ратников, порубленных под Полоцком, а Грозный пирует с чернокнижниками, колдунами и мертвецами.

Роман — не хроника зверств «кромешников», а притча о проклятии русской власти.

Иван Ждет Конца Света.

В гордыне самовластья он воображает себя спасителем своего народа, Христом Второго Пришествия.

Опричнина — только для стороннего наблюдателя банда насильников и преступников, для царя — это орден охраны веры.

Если народ поверит в царя как в Бога, царь станет чудотворцем. Мановением руки он повергнет всех врагов в прах и покроет землю тучными нивами.

Но соловецкий игумен Филипп, человек простой и ясный, не может служить царю как Богу. И когда очи вперяются в очи, и против топора поднимается крест.