Пятая колонка

Про Леню Губанова: книга воспоминаний

«Выход этой книги совпал с годом неосуществившегося семидесятилетия Леонида Губанова (1946-1983)». С этой фразы начинается этот довольно объемистый томик малого формата, и фраза эта выглядит немного странно в контексте судьбы-личности такого человека, как Леонид Губанов. Уж о чем о чем, но о том, чтобы обязательно дожить до возраста, который можно назвать старостью, этот сочинитель ярких, необычных и небывалых стихов задумывался вряд ли.

Составитель говорит о том, что книга складывалась долго и трудно. Среди ее авторов брат, друзья, товарищи по «цеху» и разные случайные знакомые, люди разных профессий, в разные годы, разное количество времени общавшиеся с поэтом.

Воспоминания в чем-то очень похожи друг на друга. Встречи, как правило, происходили случайно, обычно в присутствии неких девиц и большого количества портвейна. Леонид Губанов после настоятельных или не очень просьб начинает читать стихи, немного хриплым голосом и немного в нос. Впечатление это чтение производило на знакомящихся с ним довольно сильное. Что не удивительно. Стихи мало на что похожие, но явно талантливые, да и сам поэт выглядел личностью однозначно замечательной.

Можно было бы подумать, что Леонид в определенной степени «ставил» свои выходы, у него был как бы набор приемов, с помощью которых он заманивал восторженных почитателей. По крайней мере, нескольким из числа вспоминающих так показалось. Вообще поэты, многие из них, не чужды каких-то стратегий продвижения своего образа. Но все же мне кажется, что к Леониду Губанову такие подозрения относиться не должны.

Да и потом, какие там стратегии при таком количестве портвейна, причем в постоянном, насколько можно понять, режиме.

Юрий Кублановский, например, явно высказывается против таких подозрений.

«— Почему сегодня именно вокруг Губанова столько легенд?

— Легенды ходят и о Звереве. Просто это люди, вписанные в определенную мифологию. О мертвых всегда легко врать в любую сторону.

— А Губанов сам делал эту мифологию?

— Не думаю. Не знаю. Мы с ним с большой симпатией относились друг к другу, и что ему было мне мозги морочить? Может своим подружкам он что-то и рассказывал, что-то полуфантастическое, но не мне».

Еще чем замечательна эта книга, в ней почти совсем нет стихов Леонида Губанова, за исключением трех строф из поэмы, которые опубликовал в советской тогдашней «Юности» Евтушенко, "Ад" и еще нескольких экспромтов. Интересно, что такое положение дел  кажется вполне уместным.

Зачем стихи.

Не в них дело.

В Губанове важно что-то совсем другое.