«Последнее дело Ш К»

21 ноября в Малом зале Центрального Дома Литераторов состоялось обсуждение пьесы Адрея Галамаги и Михаила Попова «Последнее дело Ш К».

Ш К – это сокращение знаменитого имени Шерлок Холмс. Пьеса написана по мотивам одноименной повести Михаила Попова. В мировой литературе существует старая и почтенная традиция написания текстов с использованием героев Артура Конан-Дойла. Они делятся на два основных типа. В произведениях первого типа авторы просто отдают героям знаменитого англичанина придуманные ими приключения, никак не вторгаясь в систему отношений между героями Конан-Дойла.

Произведения второго типа характерны тем, что авторы пытаются переосмыслить как раз эту самую систему отношений. То выдвигается версия, что главным двигателем расследований является не Шерлок Холмс, а его брат Майкрофт, или доктор Ватсон, а то и, совсем парадоксально, на первый план выдвигается милейшая и тишайшая миссис Хадсон. Именно из нее делают главную мыслящую единицу сыщицкого трио.

Авторы пьесы пошли по второму пути и предложили решение максимально радикальное. Они представили дело так, что Шерлок Холмс не сыщик в обычном смысле слова, а богатый, развлекающийся бездельник, который просто-напросто имитирует криминальные события с тем только, чтобы доктор Ватсон их описал своим талантливым пером. Убийцы и жертвы это всего лишь второразрядные лондонские актеры, Лестрейд тоже в сговоре, он улаживает дела по полицейской части и ему достается слава самого успешного сыщика Скотланд-Ярда.

Далее распространяться не будем. Пусть уж лучше читатель получит удовольствие, ознакомившись с повестью или пьесой, которая в скором времени должна быть поставлена в одном из небольших московских театров.

На обсуждении выступили режиссеры Дмитрий Ефремов, Олег Морозов, Иннокентий Иноземцев, Драматург Сергей Железняк, и другие. Говорили в основном о том, насколько убедительна авторская трактовка персонажей знаменитого литературного сериала. Железняку показалась не совсем тонкой проработка некоторых технических деталей, и роль второстепенных фигур. Режиссер Иноземцев высказался в том ключе, что вообще на его взгляд пьеса трудна в постановке из-за слишком большого количества персонажей.

Андрей Галамага пояснил, что и так им, как инсценировщиком, была проделана большая работа по оптимизации произведения именно в этом отношении – избыточные герои купированы, или переведены в речь других персонажей.

В целом, собравшаяся творческая публика сочла представленный драматургический материал в высшей степени интересным и перспективным.