Памяти Александра Хабарова

На шестьдесят седьмом году жизни ушел от нас большой русский поэт Александр Хабаров. Он родился в 1954 году в Севастополе и навсегда сохранил связь с городом-героем, посвятил ему многие из своих стихотворений.

Александр Игоревич прошел огромную жизненную школу, учился в Мореходном училище и Крымском университете, работал матросом-рулевым, инструктором спелеологом, наладчиком ЭВМ, журналистом.

В 1996 году вступил в Союз писателей России.

Автор многочисленных публикаций в газетах и журналах: «Литературная газета», «Литературная Россия», «Москва», «Юность» «Нева», «Простор» и др.

Автор четырех сборников стихотворений,  нескольких романов, книг публицистики.

Коллеги и читатели высоко ценили его творчество при жизни. Александр Игоревич Хабаров лауреат многочисленных ежегодных журнальных премий «Москва», «Юность», Всероссийской премии им. Заболоцкого, общенациональной Горьковской премии, журнала «Чайка» США.

Стихи Александра Хабарова удивительно пластичны, афористичны, пронзительно-душевны, проникают и в сердце, и в разум читателя. Они патриотичны в самом благородном смысле этого слова.

Память об Александре Игоревиче Хабарове навсегда останется в наших сердцах.

Луна в окошке мутном,
чаёк в стакане синем.
Легко в вагоне утлом
нырять в волнах России.
 
То проводница плачет,
То тетя режет сало,
То дядя с полки скачет —
Ему стакана мало.
 
Дрожу под одеялом,
Как бабочка в пробирке.
Прохладно за Уралом,
Зато тепло — в Бутырке.
 
А мимо — звёзды, звоны,
Гудки товарных, скорых.
Вон там, за лесом — зоны
И хариус в озёрах…
 
Вагон-то наш купейный,
И путь-то наш — железный…
Летим во тьме кофейной
Над Родиной, над бездной.
 
Пятьсот весёлый поезд,
В котором плохо спится…
Уже не мучит совесть,
Но плачет проводница.
 
Чего ей так неймётся,
Чего ей надо, бедной?
Чего ей не поётся
Над Родиной, над бездной?
 
Ведь так стучат колеса!
Мелькают километры,
Свистят, летя с откоса,
Таинственные ветры!
 
Не плачь, душа родная,
Вернется твой любезный.
Споёте с ним, рыдая,
Над Родиной, над бездной.
 
Добавил дядя триста,
И тетя полстакана —
За ночь, за машиниста,
За Таню, за Ивана…
 
И я хлебнул того же,
За ночь, где проводница
Все плачет, святый Боже,
как раненая птица;
 
За поезд наш нескорый,
За Родину над бездной,
За узкий путь, который
Воистину железный…