Поэзия и проза

Превратности судьбы

Дима Снегирев был не просто общительным мальчиком. Он по самой природе своей был общественником. Во втором классе — звень­­евой, в шестом — председатель совета отряда и пионерской дружины, в восьмом — секретарь школьной комсомольской организации. Учился Дима тоже хорошо. Нельзя сказать, чтобы мальчик сильно стремился к знаниям. Скорее всего, учеба ему сравнительно легко давалась. Он одинаково хорошо успевал по всем предметам без исключения. Только одной думы власть ощущал на себе наш лирический герой, и связана была эта великая дума исключительно с деньгами. Однако само отношение к денежным знакам было у него своеобычное и совсем не вписывалось в каноны мелкого потребителя и обывателя. Купюры сами по себе совсем не впечатляли мальчика. Жизненные блага как таковые он не слишком ценил и не особенно дорожил ими. Как все деятельные, энергичные и предприимчивые люди, Снегирев не был гедонистом. К беззаботному и бездумному существованию в роскошном замке из слоновой кости на берегу Средиземного моря он вовсе не стремился. Такое счастье наскучило бы ему через две недели. Деньги привлекали его как некая постоянно меняющаяся субстанция, векторная величина, предмет заботы. Как овощи на огороде, которые непременно надо удоб­рять и пропалывать — иначе не дождешься обильного урожая. Это был предмет его постоянной, бессонной, ежедневной и еженощной — непрекращающейся заботы. Дима никак не смог бы смириться с тем, что его деньги не выросли в течение года хотя бы в два раза. Так заботливый и настойчивый огородник с трепетом душевным взирает на увеличивающиеся с каждым днем нежно­зеленые стрелочки лука и чеснока.

Город Выдрин и все, кто с ним связан

Среди бескрайних цветущих лугов и тучнеющих хлебных полей пригрелся под солнцем крохотный, захолустный городок Выд­рин. Три столетия дремлет он на берегу тихоструйной серо­зеленой реки и видит прекрасные сказочные сны. Бывали времена, когда географы обходили городок вниманием при составлении своих карт. Мал, дескать, Выдрин, от дороги далеко, да и кому он вообще нужен. В брежневском атласе, например, его нет. Но повсюду дышит прогресс, и нынче с какого­-нибудь глазастого спутника можно запросто разглядеть это мирное поселение — все его одно­этажные улочки, выстроенные в незапамятные времена уездными лабазниками. Вот эти улочки полого спускаются к прогнившей лодочной пристани. Вот в городских палисадниках уснули акации. Вот на лавках почивают коты, из распахнутого окош­ка засмотрелась в мир любопытная герань. В каком-­нибудь закоулке — почерневший дощатый забор. Он весь заплелся хмелем и вечерами наводит тень на заросли лопуха. Белая коза, что пасется себе под водонапорной башней, всякую погожую пору уныло наблюдает живописный закат.

Дождь и свет

Стихи

Зашифрованный воин России

Рассказы о Шукшине. Окончание

Русский волк

Стихи

Шаги осени

В этой подборке, собранные воедино, рассказы ее создают мозаичную по мотивам, но вместе с тем цельную картину сегодняшних жизненных примет. Цельную — по постоянству авторского нравственного отношения к тому, о чем она пишет. Можно отметить два стилистических направления в литературной работе Анастасии Черновой — простота и усложненность.

Тревожные сны

Стихи

Короткое счастье

Рассказы

Живые искры

Стихи

Зашифрованный воин России. Рассказы о Шукшине

Среди шукшинских рабочих записей есть такая: «Я со своей драмой питья — это ответ: нужна ли была коллективизация? Я — ВЫРАЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА».

Уходит дорога...

Горечь-горечь, откуда ты родом?
Зародилась в какой стороне?
Что шатаешься с песенным сбродом?
Что всегда забредаешь ко мне?

Творчество молодых: Александр Вавилов, Григорий Шувалов, Владимир Косогов, Алексей Терениченко

Творчество молодых Фонд социально­экономических и интеллектуальных программ («Фонд СЭИП С.А. Филатова») вместе с «толстыми» литературно­художественными журналами при участии и поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям провели с 19 по...

Перелистывая Жизнь

Мясистые колени ее жирных ног были расставлены на ширину плеч. Подол на них не удерживался. Складки тела плавно переходили в складки платья, которое постоянно ползло вверх, с предельной откровенностью посвящая при­сутствующих во все секреты, которые оно должно было от них скрывать. Она сидела на старом кол­ченогом табурете посреди большой комнаты редакции русско­язычного журнала. Воинственно на­строенная, огромных размеров женщина была матерью незаметной тихой сотрудницы, которая работала наборщицей текстов на композере (печатное оборудование, предшест­вовавшее современному компьютеру). Дочке уже явно перевалило за сорок. У нее были мелкая, неуверенная походка, грустный, задумчивый взгляд и очень белая, красивая кожа. Не­уклюжая фигура с миниатюрными формами и выступающим при ходьбе левым плечом заканчивалась постоянно волнующимися пальцами безысходно опущенных рук.

Из жизни военных

Прибыльное дело подполковника Лимонова 1 Когда начальник продовольст­венной службы мотострелковой бри­гады подполковник Лимонов собрался увольняться, он не на шутку встревожился. Вроде взял от армии все. В течение двадцати пяти лет ни он, ни его жена понятия...

Коверкот

Чинарик — Слышь, зём, уймись, все равно медаль не прикрутят. Покури. — Я не курю, — радостно осклабился Тутов. Все же сели, привалившись к иссиня­темному, в рыжеватых подпалинах цоколю казармы. Кадык на длинной шее Тутова вздрагивал, остро торчали коленки....

Три О

На сцену вышел ведущий. В элегантном костюме, худенький, роста совсем невеликого, и если бы не торжественная обстановка Рахманиновского зала, то можно было бы сказать, что — тщедушный. Но что значит сила искусства! С первых своих слов он в глазах зрителей преобразился чуть...

Ильин день

Памяти Татьяны Васильевны Полицейский старшина с пузцом над ремнем придержал двери на тугом доводчике. Он пропустил в линейное отделение голенастую девочку лет одиннадцати, с гитарой в парусиновом чехле. Но первым, нагнув голову, протиснулся стажер...

Из цикла «Москва. Этюдник»

...проулок, трехэтажный и кирпичный — в нем
булошная прячется на дне,
и дух горячий, яблочно-­коричный,
как парус, раздувается над ней.
дверей скрипучих оклик привечальный —
то говорок Москвы староначальной,
ремесленной, суконной, слободской,
где за углом ругается извозчик

Две весны

Рассказы

Выдохи и всхлипы

Стихи

Публикации 281 - 300 из 665     1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10