Поэзия и проза

Шкуркин

Рассказ

Яблоки в реке

Стихи

Утоли мои печали

Рассказ

Река времен

Стихи

Отличник

Снился мне сон. Темная комната, стол, на столе свеча. За столом напротив меня два собеседника. Свеча горит еле-еле, света от нее почти никакого. Лиц собеседников не видать. Все смотрят на огонек, все внимание на него, при этом разговор наш не прекращается. Один из сидящих напротив задает мне вопросы, другой толкует мои ответы, как бы разъясняя своему товарищу истинный смысл моих слов. На деле же все переворачивает с ног на голову. Мне дают поесть.

Три сердца, две сабли

Баснословные мемуары (окончание)

Рассвет вставал электросваркой

Кто не сдался, не спился, не слег по врачам, Кто еще верит в память земли, Выходи на дорогу, вставай на причал, И, где можешь, пиши: «На Берлин!» Будут варвары света идти в галифе, Поднимая на бравый сапог, Пыль столетий и пепел аутодафе: «Помни, Запад! Не зарься, Восток!»

Небесный хворост

Рассказы

Золотой песок

Стихи

Житие капитана Тушина

История создания этой повести необычна. В конце 70-x — начале 80-х годов я подвизался в секции исторической прозы при Центральном доме литераторов в качестве консультанта; почетным председателем y нас был славный в тy пору автор романа-эссе «Память» Владимир Чивилихин, a фактически руководил секцией мой коллега по кафедре истории Московского государственного института культуры профессор Вадим Каргалов.

Старец Зосима (Захария)

Повесть

И медленно, как веки, подниматься...

Стихи

Три сердца, две сабли

Баснословные мемуары

В кипящей временем смоле

Стихи

Драгоценная моя Драгоценка

Мы стояли на вершине сопки. Внизу до горизонта зеленым морем простиралась тайга. Отец показал рукой на восток: «Вон там была дорога, по ней мы с мамой, братьями Федей, Кешей и сестрой Соломонидой шестьдесят лет назад уезжали в Китай, в Трехречье». Я впился глазами в эту даль, будто мог разглядеть среди тайги дорогу, бабушку, дядюшек, тетушку, восемнадцатилетнего отца, бежавших за Аргунь, в Маньчжурию, в безлюдные земли и леса северо-востока Китая.

Белые журавли

Снова мокрый декабрь... Очертанья не резки... Тьма во тьму переходит, что хуже всего. Я не знаю, курил или нет Достоевский, Но вон тот, с сигаретой, похож на него.

Шиворот-навыворот

Николай сидел на лавочке перед домом и лениво строгал маленьким ножом палку. Жена уже два часа как ушла вроде бы к тетке на другой конец поселка, а вот все нет и нет. Раньше только по праздникам вспоминала-то о старушке, а тут зачастила, как к лучшей подруге. А может, и не к тетке пошла?! Пора ведь уже обедать.

У тихой воды

Стихи

Предатель

Роман (окончание)

Богато небо на вопросы

Стихи

Публикации 401 - 420 из 613     1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10