Литературный клуб

«Ангел мой, пойдем со мной!»

Рассказ

Поэт приходит в мир не для утех...

Раненный красотой Вот и прожил я возраст Христа. Серый дождь барабанит в двери… Ранит душу мою красота, словно выстрел ружейный — зверя. В красоте — неземная суть, лик ее — как цветок из рая. Я торю среди женщин путь, в...

Вослед минувшим птичьим косякам

* * * Вполмира снег, сугробы и метели, сплошная ледяная благодать… Ну где еще о Греции мечтать, когда бы не Россия. В самом деле, как, возлюбив ее печальный дым и в полузвездах небо жестяное, не разобрать, что дальнее — седьмое — должно...

Несовместимость справедливостей

ЖАСМИН ДИНА МИХАЙЛОВНА Утром после выходных Петра Масачухина душил понедельник. Людская пыль невидимым пылесосом затягивалась в подземную воронку метро и там эскалаторами загружалась в вагончики, разносилась по подземным шахтам,...

И боль всемирного сиротства

* * * Глинистый берег. Синеющий лес. Все как и было вначале. Знать, не бывает на свете чудес, Кроме любви и печали. Все, что осталось, — любовь да печаль, Нежность царапает горло. Небо исчеркано словом «прощай», — Птица мелькнула —                        ...

Нос резинового дельфина

...Жан Маре разочаровал меня дважды и вскоре тихо скончался на своей вилле. * * * — Смотрите, смотрите! вон Анька в болоньевом плаще! Старый, замученный женщинами журнал мод, два часа дремавший...

Все изменилось

Возвращение отца В созвездье даргинских селений, К огню своего очага Вернулся из пекла сражений Отец, одолевший врага. Безжалостный почерк металла Отцовскую грудь исписал. Не раз его жизнь покидала, А скальпель хирурга...

Сто граммов от Сергея Ахромеева, генерала армии...

Я, майор Вячеслав Синев, прилетел в Кабул зимой 1980 года для службы в должности офицера оперативного отдела 40-й армии. В снег и холод. И первым же вечером в центре боевого управления, расположенного на пустынной площадке в километре от дворца афганских королей...

Откроются все дороги

* * * Неуверенность и несмелость, Под глазами — круги печали… Ну какая же это зрелость? Это юность в ее начале! Неоправданная усталость Черной птицей легла на плечи, Я с печалью одной рассталась, Чтобы новой пойти навстречу…...

Мурашка

Мурашка «Ну кто б это, скажите мне, мог подумать, что Бог может явить Себя в образе коровьей лепешки?..» — такие мысли обычно накатывают на меня под вечер, когда перед глазами опять встает тот самый косогор в Карпатах, на котором...

Осенью стареющего века

Взрыв Давно о любви не писала стихов. Казалось, огонь тот утих. Но вот взорвались                                    наши взгляды без слов Зарядом одним на двоих… И сразу рука потянулась к перу. Пробились проталины...

Проложена над мраком переправа

* * * Был поздний вечер… и пришла усталость, Улегся сумрак на моем балконе, Но до сих пор в сознании осталось, Что сон был чем-то дорогим наполнен: Я в этом сне был на отца похожим, Что возвратился, две войны осилив, За плугом шел весенним...

В поисках утерянной радости

Прощай, моя радость, и ношу земную свою Отдай, моя радость, я больше от мира достану, Чем знаю и помню. А встретимся в новом краю — Верну, как волна возвращает себя океану...                                        ...

Вослед качнутся травы

* * * Где сладкошумно летающий веет зефир… Гомер Над морем, где веет беспечно зефир сладкошумный, Где небо бездонней, чем сонная зыбь за кормой, Где берег Колхиды теснится, и древний, и юный, Где, милая, ты никогда не гуляла со...

Привал у ручья

На летней опушке Видны, как веснушки, Цветы над зеленой травой. И шмель, то и дело Пикируя смело, Гудит над моей головой.

«Грядет за веком — новый век…»

* * * Двенадцать ночи... Город мирно спит... Буянит в небе рокот грома трубный. Ноябрь дождем занудно моросит, Плетется парень — будто пес приблудный.

Солнечные стрелы

* * * Быть лебедью, лететь без следа, Пленять бесстрастностью сердца Людей, богов… Рожать, как Леда, От Зевса, но из яйца,

Государственное дело

Волостной глава Василий Кузьмич собирался уже домой обедать, как в кабинет заглянула Тамара: — Там Шалый пришел... Василий Кузьмич с досадой отодвинул почти готовый отчет

Борис и Марья

Бориса Мирилина в деревне побаивались, но уважали. Коренастый, в плечах больше метра, он обладал такой силой, что с одного удара ставил полуторагодовалых бычков на колени.

В брусничном свете стынущей зари

* * * Стихи, как молитву, читать не устану, Я буду беспечно смеяться и петь И в праздник престольный, внимая баяну, О ком-то грустить и о чем-то жалеть. Я буду терзаться от слез и желаний И на слово верить, что скажут, всему. Наслушаюсь...

Публикации 61 - 80 из 90     1 | 2 | 3 | 4 | 5