Дорогу осилит идущий

Александр Сергеевич Бочков родился в 1960 году в Астрахани. Кан­дидат химических наук.
Автор книг «Вологодские нестя­жатели», «Святитель Ермоген». Ав­тор-составитель сборников «Колокола России», «Практическое руководство для православных звонарей», «Святыни Земли Русской», «Пес­ни русского воина», «Песни паломника», «Северная Фиваида», «Епити­мия».
Член Русского исторического об­щества. Живет в Москве.

В самом начале XX века миллионер из Вологды Христофор Семенович Леденцов организовал первый в России ломбард, учредил Технический музей содействия труду в Москве, стал одним из инициаторов русского профсоюзного движения в Российской империи. Он основал Общество развития отечественной науки и техники и все свое огромное состояние передал русским ученым и инженерам.


Перед нашим обществом в очередной раз встала задача модернизации народного хозяйства для достойного ответа историческим вызовам нашего времени. Современное российское законодательство, составленное в «лихие девяностые» многочисленными консультантами из США, исключает проведение модернизации РФ на государственном уровне: Западу не нужны технологические конкуренты.

Собственники почти всех крупных промышленных предприятий РФ не являются гражданами России. Высшая школа в нашей стране готовит преимущественно специалистов в гуманитарных областях знаний. Потерпев поражение в холодной войне, Россия под давлением «мягкой силы» победителей регулярно платит не только ежегодную финансовую дань в размере приблизительно 200 миллиардов долларов с помощью Центробанка России с негосударственным статусом, но и людским потенциалом: «утечкой мозгов», массовым усыновлением детей из России, эмиграцией молодежи и т.д.

Тем не менее наш народ сохраняет огромный творческий потенциал и готов в сжатые сроки провести технологическую модернизацию, существенно подняв таким образом производительность труда в промышленности и сельском хозяйстве. Для этого необходим высокий уровень самоорганизации нашего общества, и в первую очередь научного сообщества.

Успешный опыт решения подобных проблем предоставляет нам отечественная история. В XVIII и XIX веках государственная власть Российской империи слишком мало уделяла внимания развитию научно-техниче­ского потенциала страны. Яркий пример тому — поражение России в Крымской войне. Начиная с М.В  Ломо­носова оте­чественная наука получала поддержку преимущественно от отдельных благотворителей — богатых дворян и купцов. Для многих в России очевидной была опасность технологического отставания от традиционно агрессивных соседей.

Последняя треть XIX века — начало самоорганизации русского научного сообщества и интенсивного развития в России высшей школы, промышленности, науки, техники. В отличие от современных «меценатов» с неясным происхождением богатства, использующих незначительную благотворительность для масштабных личных PR-кампаний, многие дореволюционные предприниматели бескорыстно отдавали свои богатства на благо народа, ничего не требуя взамен.

Один из них — миллионер из Вологды Христофор Семенович Леденцов (1842–1907) личными средствами существенно ускорил научно-технический прогресс в Российской империи.

Леденцов обладал богатым управленческим опытом, прекрасно разбирался в финансах и экономических реалиях своего времени. В течение многих лет он продумывал оптимальные формы повышения творческого потенциала России. Вершиной его небывалого социального проекта стало учреждение в Москве негосударственного «Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений». Леденцов безвозмездно передал учрежденному им обществу все свое огромное состояние, оцениваемое экспертами в нынешних ценах в несколько миллиардов долларов, на развитие отечественной науки и техники.

Родился Христофор Леденцов в Вологде 24 июля (6 августа) 1842 года в семье купца первой гильдии Семена Алексеевича Леденцова. Семен Алексеевич успешно вел торговлю как в Вологде, так и в Архангельске, занимая высокие выборные общественные должности, в том числе городского головы (мэра) Вологды. Его общественное служение сочеталось с благотворительностью. Так, например, он купил в Вологде большой двухэтажный особняк и безвозмездно передал здание городу для учреждения Мариинской женской гимназии; в Крымскую кампанию пожертвовал на нужды армии значительный капитал, основал богадельню для обездоленных...

Семен Алексеевич воспитывал своего единственного сына в строгих традициях православной веры, с детства прививал наследнику любовь к труду и знаниям.

Юный Христофор отличался выдающимися способностями: великолепной памятью, сообразительностью, любознательностью, усидчивостью, целеустремленностью. Юноша окончил Вологодскую губернскую гимназию с похвальным аттестатом и тогда же отправился на обучение в Московскую практическую академию коммерческих наук.

Академию основали несколько крупных русских предпринимателей для подготовки будущих организаторов национальной промышленности, финансов, торговли. Специальные курсы в академии вели лучшие профессора Московского университета. Молодой вологжанин окончил академию с похвальным листом в 1862 году.

Для продолжения образования Христофор выбрал Кембриджский университет в Англии.

Христофор Семенович всю жизнь занимался самообразованием, много и регулярно читал: его библиотека в особняке на Леонтьевской набережной в Вологде помимо художественных сочинений насчитывала несколько тысяч томов только научной и технической литературы.

Вологодский купец свободно изъяснялся и писал на восьми иностранных языках, много путешествовал, тщательно изучая организацию различных иностранных производств и их техническое обеспечение. Интересовали его и социальные отношения в странах Западной Европы.

Неустанным трудом он преумножил наследство, состоявшее из нескольких доходных многоквартирных домов в Санкт-Петербурге и Вологде, имения с большими земельными наделами и налаженным сельскохозяйственным производством, магазина меховых изделий в Вологде, предприятия по торговле льном и пушниной, ценных бумаг акционерных обществ обеих столиц, значительных свободных оборотных средств, предназначенных для оперативного инвестирования в наиболее перспективные проекты. Основной рост состояния Леденцова обеспечили акции промышленных предприятий, железнодорожных и страховых компаний. Успешные биржевые операции продемонстрировали у предприимчивого вологжанина не только талант коммерсанта, но и дальновидность финансиста-аналитика. Многократно увеличив материальные и финансовые активы семьи, Христофор Семенович создал одно из крупнейших состояний России того времени.

Будущий миллионер смолоду много потрудился на ниве общественного служения: входил в состав комитета Скулябинского дома призрения бедняков, вместе с супругой возглавлял Общество вспомоществования нуждающимся ученикам вологодского Александровского реального училища. Христофор Семенович исполнял обязанности почетного мирового судьи Вологодского судебного округа, был членом учетного комитета при местном отделении Государственного банка. С образованием Вологодской городской думы в 1871 году Леденцов был избран ее гласным (депутатом), а с 1883 по 1887 год состоял в должности городского головы Вологды. Возглавив городскую администрацию, Леденцов беспощадно искоренил взяточничество в среде чиновников, стал активно бороться с нищетой значительной части горожан, активизировал жилищное строительство, введя систему льгот и пособий. В то время по всей России процветало ростовщичество. Малообеспеченным людям негде было занять денег на похороны, свадьбы, лечение, непредвиденные хозяйственные расходы. Мелким ремесленникам, торговцам, крестьянам негде было получить даже небольшую сумму денег для развития своего дела. Ссудных касс, принимавших в качестве залога движимое имущество, в Российской империи не существовало.

14 марта 1885 года Леденцов выступил на собрании гласных Вологодской городской думы с предложением создать в городе ломбард: «Я считаю предметом существенной важности и обязательной необходимости учредить при городском общественном банке кассы ссуд или городской ломбард. Учреждение такого ломбарда имело бы своей задачей если не уничтожить, то, по крайней мере, значительно уменьшить ростовщичество, достигшее у нас громадных размеров...» У Думы не оказалось денег для создания такого учреждения, и Леденцов все финансовые расходы взял на себя. Устав первого в стране ломбарда утвердил личной подписью император Николай II.

Городской ломбард открыли 15 ок­тября 1888 года — это было первое учреждение подобного рода в России. Закладчиками стали городская беднота и крестьяне близлежащих уездов. Вскоре по вологодскому образцу учредили у себя ломбарды Москва, Казань, Петербург, Нижний Новгород... Более того, текст вологодского устава был положен в основу деятельности ломбардов, получивших распространение в СССР.

На посту городского головы Леденцов способствовал распространению на Вологодчине народных ремесел и промыслов для развития самодеятельной занятости городских низов и сельской бедноты. Эта проблема особенно актуальна в наше время, когда повсеместное исчезновение деревень, упадок малых городов усугубляет демографическую проблему, ухудшает качество жизни и увеличивает социальную напряженность. На повестке дня стоит повторное освоение малонаселенных земель европейской части России, организация самозанятости населения с привлечением новейших достижений науки. Академик М.Я. Лемешев подготовил соответствующую программу с использованием опыта вологодского благотворителя. Будет ли она прочитана современными властителями России?

Городской голова Леденцов улучшил содержание заключенных в вологодской тюрьме, добившись разрешения сидельцам трудиться и получать за это заработную плату.

В 1899 году, после смерти супруги, Христофор Семенович переехал из Вологды в Москву, где у него было много родственников среди купеческого сословия.

Мыслитель национального масштаба, он прекрасно понимал всю губительность технического отставания Российской империи, необходимость повышения производительности и улучшения условий труда.

Леденцов неоднократно высказывал мнение о том, что в результате реформ императора Петра Россия пошла по неправильному пути. Необходимо ослабить зависимость от европейских стран и все народные усилия направить в Сибирь и на Дальний Восток, на освоение громадных природных богатств в интересах простого народа, чей уровень жизни в конце XIX века был самым низким в Европе.

В Москве Христофор Семенович щедро профинансировал производственные и научно-исследовательские программы немецкого фармацевта Карла Ферейна, в результате чего в России получили широкое распрост­ранение неизвестные ранее дешевые лекарства и средства гигиены. В Кривоколенном переулке Москвы и сегодня высятся здания, построенные Леденцовым для научно-исследовательских и складских отделений предприятия Карла Ферейна.

В 1897 году Леденцов составил «Нечто вроде завещания», где выразил свои сокровенные намерения: «Я бы желал, чтобы не позднее 3 лет после моей смерти было организовано общество, если позволено так выразиться, “друзей человечества”. Цель и задачи такого общества — помогать по мере возможности осуществлению если не рая на земле, то возможно большего и полного приближения к нему. Средства, как я их понимаю, заключаются только в науке и возможно полном усвоении всеми научных знаний. Я не человек науки и техники, и нет у меня дара проповеди, но рядом со мной идут и люди науки, и люди техники, и после меня пойдут и те и другие. Облегчу и послужу их делу. Я не хочу дела благотворения, исцеляющего язвы людей, случайно опрокинутых жизнью, я ищу дела, которое должно коснуться самого корня человеческого благополучия».

Христофор Семенович в 1900 году стал одним из инициаторов создания в Москве Технического музея содействия труду. Он же финансировал организацию и всю его деятельность.

По инициативе Леденцова впервые в истории империи была основана система учреждений по охране труда, пенсионных касс, потребительских обществ. При участии музея в России в 1904 году появились первые коллективные договоры между хозяевами предприятий и рабочими. Христофор Семенович активно способствовал созданию первых профсоюзных организаций в России. В законодательстве Российской империи того времени отсутствовало положение о профессиональных союзах. Осенью 1905 года в помещении музея прошла первая Всероссийская конференция неофициальных рабочих объединений. Вскоре Высочайший Манифест 17 октября 1905 года узаконил организацию проф­союзов в России.

По мнению Леденцова, основу общественного прогресса должны составлять просвещение, совершенствование всеобщего образования и развитие науки, а также «внедрение» научных достижений в практику — использование в народном хозяйстве наиболее передовых и эффективных тех­нических решений.

Леденцов сблизился с такими известными московскими профессорами, как С.А. Федоров, К.А. Тимирязев, Н.В. Бугаев, М.М. Ковалевский. Свои планы модернизации трудового потенциала империи Христофор Семенович подробно обсуждал с писателем Львом Николаевичем Толстым.

Поиск активных единомышленников привел Леденцова к профессору Императорского московского университета Николаю Алексеевичу Умову — научному и нравственному авторитету московской интеллигенции того времени. Он был избран президентом Московского общества испытателей природы и пробыл на этом посту до своей смерти в 1915 году. Умов предложил Леденцову создать творческое общество, объединив в нем представителей естественных наук, техники и широкой общественности под «покровительством двух старейших и обширнейших научно-учебных заведений Москвы — университета и технического училища». Тогдашний директор ИМТУ профессор С.А. Федоров принял живое участие в организации общества. Активно содействовал организации общества ректор Московского университета профессор А.А. Тихомиров.

Для реализации задуманного Леденцов вместе со своими друзьями в 1903 году составил подробный проект устава общества, который был предложен для обсуждения в особую комиссию из ученых и общественных деятелей, известных своими выдающимися трудами в области промышленности и техники.

Христофор Семенович не дождался утверждения устава общества, он умер от туберкулеза в Женеве 31 марта 1907 года (ст. ст.), «оставив по духовному завещанию, совершенному им 13 апреля 1905 года и утвержденному к исполнению московским окружным судом определением от 20 июня 1907 года, все свое состояние на цели учреждаемого общества». Останки Леденцова были перевезены в Вологду и преданы земле на Введенском кладбище, рядом с могилой его супруги Серафимы Николаевны.

По завещанию все его имущество должно было быть с наибольшей выгодой распродано, а на вырученные деньги составлен особый неприкосновенный капитал, поступающий в распоряжение общества. Доход с этого капитала необходимо было использовать на деятельность создаваемого при этих высших учебных заведениях Общества содействия успехам опытных наук. Проект устава общества после долгих проволочек был утвержден министерством 24 февраля 1909 года.

17 мая состоялось первое чрезвычайное общее собрание, и на нем по единодушно выраженному желанию собравшихся было решено исходатайствовать право на присвоение обществу имени его основателя. Концепция общества предполагала, что содействие ученым и изобретателям должно быть преимущественно практическим: предоставлением консультаций, оборудования, реактивов и материалов — и не ограничивалось только необходимым финансированием. Общество впервые в мире решило основную организационную проблему научно-технической модернизации, создав единый комплекс компетентной оценки идеи, выбора оптимального пути ее воплощения путем конструкторской или технологической разработки, осуществления необходимого финансирования и последующего доведения до промышленной реализации. Эта схема была многократно воспроизведена в период советской модернизации и легла в основу деятельности такой организации, как Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР).

Общество Леденцова создало ин­новационную инфраструктуру, включающую сеть экспертно-аналитиче­ских отделов, опытных лабораторий и производств в научных центрах, в которых разработчики новой техники могли воплощать свои изобретения. Общество могло брать на себя юридическую защиту изобретений. В конце XIX века, задолго до появления в США и Западной Европе промышленных технопарков и венчурных фирм, Леденцов создал в России эффективную систему управления техническим прогрессом и внедренческим предпринимательством.

Общество содействия успехам опыт­ных наук и их практическому применению имени Х.С. Леденцова просуществовало всего девять лет — с 1909 по 1918 год. За столь малый срок оно сыграло огромную созидательную роль в судьбах научных и технических исследований, проводимых в Российской империи и СССР. В апреле 1918 года члены совета общества были приглашены в комиссию ВСНХ РСФСР для подготовки декрета об изобретательстве. Через полгода постановлением того же ВСНХ имущество и средства общества были национализированы.

Достижения общества впечатляют и заслуживают отдельного подробного описания.

Советская модернизация 30-х годов в полной мере воспользовалась плодами трудов вологодского по­движника. Приведем два примера.

Часть средств общества была потрачена на создание знаменитой московской выставки достижений народного хозяйства — ВДНХ. Исследования питомца леденцовского общества — академика Вернадского лег­ли в основу советского атомного проекта...

Пример жизни и труда Христофора Семеновича Леденцова позволяет с высоты нашего исторического опыта реально оценить дела нынешних стремящихся к власти нуворишей. У каждого из них остается шанс войти в нашу историю по пути, проторенному вологодским меценатом...

Настала пора и для каждого из нас перестать надеяться на то, что жизненно насущное социальное и техническое перевооружение страны произойдет само собой, каким-то чудесным образом. Надо начинать снизу, самим строить гражданское общество на путях модернизации нашей экономики, осознавая личную ответственность за судьбу страны и народа. Работа найдется для каждого по его силам и талантам.

Как известно, тот, кто хочет действовать и получать результаты, находит средства, кто не хочет — находит причины.

Дорогу осилит идущий.

Комментарии 1 - 0 из 0