За журавлиным караваном

Антонина Юдина родилась в Оренбурге. Окончила Всесоюзный юридический заочный институт. Более 30 лет работала следователем. Подполковник юстиции в отставке. Стихи печатались в альманахах «Литературная учеба», «Поэзия», «каменный пояс», «Гостиный двор» и других. Автор книги стихов. Живет в Оренбурге.

За журавлиным караваном

 

* * * Изрублены корни, убиты... Ну как уцелеть мы смогли? И вот уже, как эпифиты, Живем, не касаясь земли. Грунтовые соки иссякли, И наши земные сады Уже зацветают на капле Летящей небесной воды.

 

* * * Мне не положено плакать, Это для тех, кто слабы. Вот и иду, как собака, На поводке у судьбы. Только душа неручная Вольно порхает, звеня: То невпопад обгоняет, То отстает от меня.

 

* * * Ветер ветку дубовую клонит. И не любит душа, а глядит, Как любовь мимо узкой ладони, Будто сдвоенный желудь, летит. В легкой грусти ни боли, ни смысла, И душа — как за островом плес, Где висят над водой коромысла Голубых и зеленых стрекоз.

 

* * * Снежинки лениво и редко, Как бабочки, мимо летят. Стеклянные капли на ветках Срываться с небес не хотят, Как будто неверным движеньем Коснулся их ветер и стих, И вечный закон притяженья Не действует больше на них.

 

* * * Там белой яблони сугроб, Там нескончаемо и гулко Сырой колодезный озноб Под утро плыл из переулка. Там золотое колесо Катилось медленно по саду И кроткий барвинок Руссо Со мной обменивался взглядом.

 

* * * Непонятно сразу, в чем тут дело, Сколько в жизни незаметных краж: Вот вспорхнула птичка, улетела — И померк сияющий пейзаж.

 

* * * Накрапывает дождик. Я одна, Без суеты смотрю, отбросив чтиво: В соседнем дворике, что виден из окна, Белье снимают слишком торопливо. Затопят печь — должно, детей купать. Как весело гостей там привечают, А радио лишь изредка включают, И то затем, чтоб время проверять — Не просто так. Я, может, знать не знаю, Сижу себе за каменной стеной, А кто-то молча и давно за мной С печальною улыбкой наблюдает. И знает все. И из его окна Как на ладони жизнь моя видна.

 

* * * Как холодно, как за окном темно, Как быстро стынет чай в моем стакане. С восьми часов осеннее окно Как черная клеенка Пиросмани. Устав от электрических огней, Зажгу свечу, в ее пригоршне света Оставлю стол и несколько теней Едва ли существующих предметов. По улице проедет грузовик. А здесь — свеча, холодный чай в стакане. На вишенку застегнут воротник Заношенной рубашки Пиросмани...

 

* * * Я здесь, но как будто и нет меня... Сегодня я здесь не живу. Я против течения времени В невидимой лодке плыву. Я вижу, как с берега левого Ты машешь, кричишь на бегу. Мне грустно, но к этому берегу Пристать я еще не могу...

 

В подъезде Как хулиганить некрасиво, Какой-то выскочка, нахал «Любите нас, пока мы живы...» В подъезде дома написал. Его я вычислила просто: Из глаз мальчишки рвался крик, Но, как ни странно, за подростком С таким же взглядом шел старик.

 

* * * Птиц перелетных стаи Над опустевшим полем С ветром переплетают Отзвуки колоколен. Как небеса ветшают Над опустевшим полем. Смертный мне обещает То, в чем он сам не волен...

 

* * * Привыкла счастья сторониться. Откуда древний этот страх? Так на деревья не садится Пугливый голубь в городах. А ты поёшь, ты сладко манишь И слабость чувствуешь мою, — Но Еву дважды не обманешь, Ты не хитрей, чем Змей в раю.

 

* * * Как трудно в раме умещаться Пейзажу, ветру и судьбе! Еще труднее возвращаться К давно покинутой себе. И не отправишь телеграмму, И не отыщешь беглый след... Ведь ни меня, ни этой рамы Давным-давно на свете нет.

 

* * * За журавлиным караваном Из остывающих ночей Плывут, затоплены туманом, Огни адамовых свечей. Еще медовый запах лета Не растворился, не исчез, Но нить желтеющего света Уже опутывает лес. И вслед за птицами, за ними, Судьбу зажавши в кулачок, На серебристой паутине Взлетает в небо паучок.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0