Патриотизм в реальной жизни

Александр Николаевич Боханов родился в 1944 году. Окончил МГУ им. М.В. Ломоносова. Автор и соавтор школьных учебников по истории, многих монографий, популярных книг, посвященных эпохам царствования и самим личностям, олицетворяющим русскую монархию, а также ряда других исследований в области русского самодержавия.

Победа определялась любовью русских людей к своей земле и к своей вере

Как патриотизм проявляется в реальной жизни? Он проявляется в экстремальных условиях, в первую очередь в условиях войны. В XVIII веке Россия провела 56 лет на полях сражений, в XIX — 30 лет. Все войны явились замечательным примером русского патриотизма, когда человек умирал за царя, за родину, за веру с чувством гражданского долга и ответственности за национальное государство. Здесь хотелось бы отметить несколько важных моментов. Русское государство созидалось на принципе авторитарности. Принятие христианства только укрепило эти основы. Более тысячи лет Русь (Россия) оставалась страной с доминирующим авторитарным началом. Это всегда было поводом для критики со стороны отечественных либералов, уверявших, что чиновничество душит свободную мысль, препятствует творческому развитию личности. Этот идеологический тезис существует и до сих пор. Например, сестра небезызвестного Михаила Прохорова Ирина Прохорова устно и письменно пытается нас убедить, что Андрей Курбский, предавший царя Ивана IV и возглавивший одну из польских армий в войне против России в 1564–1579 годах, является носителем добра и справедливости.

История России наглядно показывает: чем сильнее государство — тем устойчивее социальная система. И все неустроения и несчастья происходят именно тогда, когда государство слабеет. Без сильного государства не было бы ни русской культуры, ни русского этноса, ничего бы не было.

Русский народ — разноименный, но выступающий как единое целое, он скреплен единством языка и обычаев, он формировался под сильным влиянием великой православной культуры. Миропомазанный царь в русском духовном контексте — это не просто правитель, повелитель, это человек, обязанный денно и нощно, всю свою жизнь служить опорой и защитой вере Хрис­товой, держать ответ за свои дела перед Царем всех царствующих и Господом всех господствующих. Цари не только представали перед подданными в величии царского, имперского антуража, они обязаны были являть высший земной нравственный авторитет России. Хотелось бы отметить, что в нашем, русском контексте в нравственных ориентирах и в воспитательных средствах очень большое значение имеет поведение российских правителей. Если правители будут вести себя патриотично, то патриотизм сам по себе будет получать расширение и распространение.

Приведу два примера.

Первый пример связан с именем Александра III, когда в 1877 году Россия вступила в войну за освобождение Болгарии. И это была великая миссия России. Чем отличается империя от не империи? Бразилия страна, но не империя, хоть и большая страна. Ватикан маленькое государство, но это империя. Империя — это вселенское устремление. Это трансляция силы и мощи своего духовного предназначения. Поэтому Америка — это, конечно, империя. Это глобалистская империя, четвертая, по некоторым богословским взглядам. Империей была и Россия. В чем смысл православия, веры Христовой? Евангелизация человечества и приготовление его ко второму пришествию Спасителя — вот смысл православия, его онтологическая сущность. В 1877 году Россия, не имея никаких глобальных, территориальных, экономических интересов, единственная выступила на защиту болгар, которые тогда подвергались тотальной ассимиляции, а те, кто сопротивлялся этому, просто уничтожались. Никто не среагировал, ни Германия, ни Франция, только одна Россия выступила на защиту погибающего государства Болгария, не имея к нему никаких территориальных претензий и поползновений. Одним из важных элементов той войны было то, что сам царь и все пятеро его сыновей отправились на поле сражения. Одним из них был наследник­цесаревич, будущий Александр III, Александр Александрович. Надо сказать, что это была одна из самых оболганных войн в русской истории, о которой в Советском Союзе лишь коротко упоминали, а на Западе вообще замалчивали, как и Крымскую. На Западе прижилась концепция, согласно которой Россия якобы намеревалась завладеть Константинополем, в то время как на самом деле Россия категорически отвергала это, даже теоретических намерений не было захватить Стамбул и превратить его в Константинополь. Будущий царь Александр III, цесаревич Александр Александрович, возглавил небольшую восточную армию. Семь месяцев он командовал этим отрядом, участвовал в боевых сражениях. Он носил звание генерал­лей­тенанта, которое ему было присвоено в юности. Не имея опыта ведения военных действий, он на полях сражений прошел свои университеты и доказал свою преданность России, Богу.

Есть такой замечательный художник — Поленов, он был на той войне и запечатлел домик, по сути дела, хижину, где жил наследник русского престола. Существуют письма цесаревича, которые свидетельствуют о том, что быту он вообще не придавал никакого значения. Главное было — одержать победу над врагами Христовыми. Един­ственное, что принесло ему бытовые неудобства в этой войне, — это его борода. Александр III — единственный царь, который после Петра Первого имел бороду. До Петра I цари носили бороды, после же Петра I уже не носили. Александр III вернулся к этой традиции, борода была и у последнего нашего царястрастотерпца — Николая II.

Александр Александрович пробыл на фронте семь месяцев, его письма оттуда — свидетельство высокого духа. В письмах нет никаких жалоб, стонов, он не говорил ни о чем, что могло бы огорчить родных. Цесаревич оставил жену, троих детей в Петербурге. Рядом с ним был убит его кузен, племянник императора Александра II. На той войне был и внук Николая I. Все они воевали и погибали за Россию по доброй воле.

Второй случай, который относится ко времени Первой мировой войны, когда царицастрастотерпица, супруга Николая II, вскоре после начала войны окончила курсы сестер милосердия и пошла работать операционной сестрой, чтобы облегчить страдания и лечить младших офицеров русской армии. Многие считали, что она не должна была этого делать, что это не дело царицы, но она была христианкой в первую очередь, а потом царицей. Ее христианская душа призывала помогать ближним и страждущим, это было состоянием души, состоянием ее натуры. Несколько месяцев Александра Феодоровна ассистировала при операциях, занималась перевязкой больных, она утешала раненых — простых русских мужиков, слушала их нехитрые рассказы, отвлекала их разговорами, старалась чем­то помочь их близким. И здесь невольно возникает сравнение со Второй мировой войной, нашей Великой Отечественной войной, которая до сих пор остается общественно значимой темой. Но вот вопрос: кто­нибудь слышал, чтобы жена Молотова или какогонибудь другого партийного руководителя, хоть кто­то из членов номенклатурных семей пошел бы в госпиталь помогать раненым? Никто даже близко к госпиталю не подходил, не то что ассистировать на операции. Это все показатель нравственности, а точнее сказать, безнравственности власти.

В данном случае, на примере царской семьи, проявляется патриотизм, который не финансируется из казны, да и конференции на эту тему тогда не проводились. Патриотизм был естественным состоянием людей. Любовь к Отчизне не объяснишь и не взрастишь, можно теоретически дать некое обоснование, но, знаете, это как любовь между мужчиной и женщиной, о которой написано очень много, а когда начинают объяснять — у каждого свое. Это как любовь к матери. Любите мать не только когда она молода и хороша, но и когда она стара и больна. Если ты сын или дочь, ты будешь любить ее всегда, потому что она твоя мать. Так и здесь. Россия — она мать, и не надо говорить ничего о каком­то мистическом патриотизме.

Важно помнить, что патриотизм в России был православный. Россия никакого народа, кроме народа христианского, не знала, все эти племенные ограничения не имели никакого значения. Никогда людей не считали по составу крови. Это в других религиях, этносах считали, что досталось от мамы, от папы, от дяди, а у нас этого не было никогда. Православный и русский — это синоним. И в этом смысле и эстонцы, и украинцы, и поляки, и белорусы, и грузины и так далее могут считаться русскими в той мере, в какой они считают себя православными. Сейчас нередко говорят, что в России должны быть регионально­этнические патриотизмы — мордовский, башкирский и т.д. Но это разрушение единого, целого организма. Россия — дом для всех. Доминирующий этнос, конечно, русский, но в России жили многие народы и будут жить еще, я надеюсь, потому что разрушение этого дома никому благ не принесет.

Патриотизм надо являть людям своим примером, своим трудом и всей своей жизнью, кто, как и чем может: кто книгами, кто словом. И конечно, очень важно, чтобы наши нынешние правители и будущие шли по пути, который указан нашими предками, чтобы они следовали образцам, которые существовали, когда людям не надо было объяснять, что такое любовь к Родине.

Чем вообще измеряется любовь? Любовь — это жизнь. Если человек готов отдать жизнь — это любовь, если не готов — это увлечение, страсть, но не любовь. И миллионы русских людей проявили массовый героизм и патриотизм, отдавая свою жизнь за Отечество и веру, потому что Россия за 500 лет своей истории 375 лет провела в войне, то есть из пяти лет четыре года она воевала. В большинстве случаев мы одерживали победу. Победа определялась именно любовью русских людей к земле своей, к вере своей. Это потрясало иностранцев. Когда Наполеон пришел со своей 600тысячной армией и захотел освободить крестьян от крепостной зависимости, он не смог этого сделать. Простые русские крепостные мужики с вилами и кольями, без всякого командования выходили и начинали бить французов, потому что для них они были супостатами. Они это делали ради Отечества и Христа. Это был элемент стихийного, органического патриотизма, которому не учат в школе, он не внушается за круглым столом, он впитывается в души человеческие с молоком матери.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0