Российские исследовательские центры и вузы: зарубежное финансирование и влияние. Доклад РИСИ

До настоящего времени правоприменение федерального закона № 121­ФЗ об НКО, выполняющих функции иностранных агентов, в основном касалось правозащитных и общественных организаций. Однако анализ деятельности отдельных исследовательских центров, научных учреждений и вузов демонстрирует, что она зачастую прямо подпадает под действие данного закона. Они аналогичным образом получают зарубежное финансирование и ведут политическую деятельность, оказывая влияние на формирование политики и общественного мнения, и, следовательно, подпадают под действие закона № 121­ФЗ.

Основным источником финансирования ряда таких организаций (приведенных ниже) являются США, Великобритания и НАТО: либо напрямую, либо через частные фонды, связанные с правительствами и спецслужбами этих стран. Наибольшую активность в финансировании исследовательской деятельности проявляют Фонд Макартуров, корпорация Карнеги, Национальный фонд поддержки демократии (NED), Институт «Открытое общество» (OSI).

При этом исследовательские центры, научные организации и вузы, пользуясь доверием и легитимностью в качестве «российских организаций» и прикрываясь научной деятельностью (с точки зрения закона не попадающей под политическую), используют значительные возможности доступа в СМИ и оказания влияния на российскую политику[1], задействуя среди прочего следующие методы:

— формирование общественного мнения путем выступлений в массмедиа, пуб­ликаций экспертных докладов;

— создание пула экспертов по внутренней, внешней и оборонной политике, готового транслировать зарубежные (в основном западные) идеологические и методологические установки;

— формирование кадрового резерва для продвижения в вузы, органы государственной власти;

— идеологическое и информационное воздействие на представителей органов федеральной, региональной и муниципальной власти РФ путем участия в консультативных советах, подготовки аналитических материалов, проведения встреч в рамках мероприятий различного формата;

— сбор социологической, политологической, военной и иной информации, имеющей разведывательную ценность, проведение мониторингов и аналитических исследований в интересах зарубежных заказчиков.

Деятельность подобных структур не воспринимается как иностранная пропаганда, по факту таковой являясь. Более того, данные структуры воспринимаются как «носители тренда», а значит, у российских экспертов возникает стремление «оставаться в тренде», то есть, по сути, мыслить в заданных парадигмах, подстраивать собственные высказывания под эти позиции для поддержания популярности и собственной востребованности в массмедиа.

Представители различных НКО и вузов сотрудничают на формальной и межличностной основе — одни и те же люди работают и являются членами попечительских, экспертных советов в партнерских организациях, проведении мероприятий, выпуске и рецензировании литературы, участии в организации исследований и аналитики на заказ. Таким образом, в экспертной среде формируется узкий круг «своих», которые определяют повестку дискуссий для значимой части российского экспертного поля, его персональный состав и степень допуска отдельных экспертов в СМИ.

Все это приводит к тому, что позиции, противоречащие государственным интересам России, становятся устойчивым тезисом массового сознания и вектором мышления значительной части российского экспертного сообщества.

Ввиду сложившейся ситуации необходимо рассмотреть возможность расширения закона № 121­ФЗ об НКО, выполняющих функции иностранных агентов, на исследовательскую деятельность, а также проверить на соблюдение закона № 121­ФЗ об НКО, выполняющих функции иностранных агентов, Мос­ковский центр Карнеги, ПИР­центр, фонд «Новая Евразия», «Левада­центр», РАПН, а также структуры при РЭШ.

 

Структуры с наличием всех оснований для присвоения статуса «иностранного агента»

Московский центр Карнеги (МЦК)

Московский центр Карнеги реализует программные установки Государственного департамента США. Является ретранслятором политических позиций Вашингтона на российскую аудиторию. Также МЦК служит механизмом «обкатки» и повышения профессиональной квалификации «в поле» для сотрудников различных ведомств США. И наконец, МЦК является центром разработки, координации, сбора и анализа информации о внутреннем состоянии России, ее внешней и оборонной политике.

МЦК основан в 1994 году усилиями Майкла Макфола, сегодня посла США в России; Макфол руководил МЦК в 1994–1995 годах. С 2000 по 2008 год МЦК возглавляла заместитель госсекретаря США по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Роуз Гетемюллер, также отвечающая за переговоры с РФ по сокращению стратегических наступательных вооружений. В наблюдательный совет МЦК входят Карл Бильдт, министр иностранных дел Швеции, Борис Немцов, оппозиционер.

Финансирование. Являясь структурным подразделением вашингтонского фонда Карнеги за международный мир, в основном финансируется из бюджета головного фонда. Согласно финансовому отчету за 2011–2012 годы по форме 990, годовые расходы (включая гранты), утвержденные правлением фонда для Московского центра Карнеги, составили 5 658 906 долларов США. Для сравнения: аналогичный бюджет фонда в Пекине за указанный период составил 3 129 902 доллара, в Брюсселе — 1 404 631 доллар.

Справка. Головной фонд Карнеги, согласно информации с официального сайта, финансируется в том числе НАТО, Госдепом США, Разведывательным управлением Министерства обороны США (РУМО), Управлением военно­морских исследований ВМС США, МИД Великобритании, Министерством международного развития Великобритании, МИД Германии, МИД Норвегии, посольством Объединенных Арабских Эмиратов и др. Кроме того, фондами, известными тесной связью со специальными службами США (фонд «Азия», фонд Форда), «семейными» фондами американского капитала, известными связями с госведомствами («Открытое общество» Дж. Сороса, фонд Генри Люса, фонд Макартуров, фонд Эндрю Меллона, фонд Чарльза Стюарта Мотта, фонд Роберта Боша, корпорация Карнеги и др.).

Наряду с финансированием от головного фонда, Московский центр Карнеги регулярно получает грантовое финансирование от других фондов. Так, в 2013 году корпорация Карнеги (Нью­Йорк) выделила 1,5 млн долларов «В поддержку глобальной активности фонда Карнеги». В 2012 году фонд Макартуров выделил 2,5 млн долларов на программу «Поддержка независимых и беспристрастных исследований внутренней и внешней политики России (в рамках Программы поддержки креативных и эффективных институтов — MacArthur Award for Creative and Effective Institutions)».

Влияние на российскую политику. Сотрудники МЦК участвуют в процессе разработки внешней политики России путем:

1) производства материалов и докладов, направляемых в министерства и ведомства РФ;

2) участия в экспертных заседаниях, конференциях, «круглых столах»;

3) активных публичных выступлений в СМИ;

4) членства в ученых, научных и консультативных советах при органах исполнительной и законодательной власти;

5) консультирования органов власти.

Из числа характерных позиций МЦК: тривиализация ваххабизма («Ваххабизм нужно оставить в покое» — «Салафиты» — это совершенно легитимное направление в исламе); обоснование необходимости сокращения ядерного вооружения либо «кооперация» российского ВПК с ВПК стран НАТО; ошибочный характер военной доктрины РФ от 2010 года, а также бессмысленность ядерного баланса с США.

МЦК служит механизмом мониторинга российских экспертов, выявления возможных агентов влияния и объектов для вербовки. Проводимые МЦК мероприятия — семинары, «круглые столы», заседания — посещаются сотрудниками западных посольств (США, Великобритании и т.д.), часть из которых являются установленными сотрудниками резидентур ЦРУ и МИ­6 соответственно.

Аналитические материалы МЦК направлены, во­первых, на информирование западной экспертной и политической аудитории о ситуации в России и вокруг нее, госведомства США получают необходимый срез информации для разработки тактики переговоров. Во­вторых — на оказание воздействия как на российское общественное мнение, так и на российское же экспертное сообщество путем формирования прозападного восприятия международной ситуации и принятия за основу либеральных и западных оценок внутриполитической ситуации в России. Экспертные мнения и комментарии транслируются на российскую целевую аудиторию, восприимчивую к подобной информации: преподавателей и студентов вузов, СМИ прозападной (проамериканской) ориентации, экспертов, разделяющих западные и либеральные ценности. Причем противоречащие интересам России позиции, откровенно провашингтонские и пронатовские, воспринимаются как вполне легитимные, не навязанные извне, а исходящие изнутри, то есть от «своих».

Вывод. МЦК оказывает существенное влияние на российское общественное мнение и принимает участие в процессе выработки политических решений. Исходя из этого, деятельность Московского центра Карнеги определенно квалифицируется как политическая. Таким образом, некоммерческая организация Московский центр Карнеги, получая финансирование из­за рубежа и занимаясь политической деятельностью, подпадает под действие законодательства об НКО, выполняющих функции иностранного агента.

 

Российская ассоциация политической науки (РАПН)

РАПН — общероссийская общественная организация, объединяющая в своих рядах политологов из различных регионов Российской Федерации. Официально заявленная цель ассоциации — способствовать консолидации профессионального научного сообщества и развитию политологии в России.

Анализ деятельности РАПН дает основания утверждать, что на сегодняшний день основным объектом ее воздействия является сфера высшего образования России в части общественных наук. Деятельность направлена на обеспечение монопольного положения самой РАПН как источника мировоззренческих, идеологических и научных концептов для политологии в России, причем исключительно на основе либеральных западных теорий в политической науке.

Действует в 54 регионах страны и насчитывает порядка 1000 человек. В 2006 году было создано Молодежное отделение РАПН, насчитывающее сегодня около 250 человек в 21 регионе России.

Финансирование. Наиболее активными грантодателями выступают фонд Макартуров и фонд Сороса.

Справка. Согласно сайту The McArthur Foundation, РАПН получила следующие гранты: 2005 год — 270 000 долларов (трехлетний грант на развитие политической науки в России); 2008­й — 300 000 долларов (трехлетний грант с особым упором на поддержку региональных программ развития политической науки); 2012­й — 120 000 долларов (двухлетний грант на развитие политической науки с особым упором на исследование по следующим темам: «Арктика», «Международные отношения и контроль за вооружениями», «Внешняя политика России»). С 2008 года в рамках проекта РАПН/фонд Макартуров состоялась публикация 73 статей по различным темам политической ситуации в России.

Изучение информации по грантам позволяет сделать вывод о том, что если первые гранты давались с достаточно расплывчатыми установками (развитие политической науки) и были направлены на организационное и структурное развитие РАПН, то последний выдан с уже вполне конкретными прикладными целями.

Кроме того, Пермское региональное отделение РАПН с 2003 года и по настоящее время получило пять грантов от фонда Макартуров (возможно, больше) и три гранта от фонда Сороса в рамках программ «Открытое общество» и в рамках мегапроекта ИОО — фонд Сороса «Развитие образования в России».

Зарубежные контакты. Международный исследовательский центр по изучению границ (США); Лондонская школа экономики и политических наук (Великобритания); Университет Северной Британской Колумбии (Канада); Центр восточноазиатских исследований Института международных исследований (город Монтерей, Калифорния, США) и др.

Влияние на российскую политику. РАПН представляет собой единую централизованную экспертную и исследовательскую сеть, представители которой имеют возможности создания соответствующего дискурса в общеполитических СМИ как федерального, так и регионального уровня.

РАПН имеет возможность не только влиять на российское экспертное сообщество, но и во многом определять его состав. В 2013 году она получила право распределять квоты бюджетных мест в вузах, влиять на образовательную политику в сфере политологии.

Организационный ресурс, которым располагает РАПН, делает участие в ее работе почти единственным шансом для академического карьерного роста политолога, а осуществляемое на западные гранты финансирование издательских программ РАПН (в сотрудничестве, например, с издательством РОССПЭН) обеспечивает ему выход к широкой научной и читательской аудитории.

«Корпоративная этика», которая культивируется в РАПН, означает в реальности отбор по принципу лояльности к ассоциации и прозападной идеологии, носителем которой она является. Членство в ассоциации является своеобразным «сертификатом профессионального соответствия» для молодых политологов. Можно с уверенностью утверждать, что РАПН сегодня фактически формирует следующее поколение российских экспертов.

Вывод. Наличие иностранного финансирования и функциональная заданность этой структуры (очевидно политическая), связанные с формированием лидеров мнения для политологов, а также их нового поколения, дает все основания к присвоению Общероссийской общественной организации «Российская ассоциация политической науки» статуса иностранного агента.

 

Центр политических исследований России (ПИР­Центр)

ПИР­Центр основан в 1994 году и по форме собственности является автономной некоммерческой организацией (АНО).

Центр позиционирует себя «ведущей в России неправительственной организацией в сфере международной безопасности, нераспространения ядерного оружия и разоружения». Специализируется на «особо чувствительных» темах: российское ядерное оружие, ядерная безопасность, оружие массового поражения.

Одно из важных направлений деятельности ПИР­Центра — формирование молодых кадров в области ядерного нераспространения, которое финансируется различными фондами США.

Финансирование. Центр является регулярным получателем грантов от фондов США (подробнее см. сайты фондов­спонсоров), включая корпорацию Карнеги и фонд Макартуров.

Справка. Корпорация Карнеги выделила не менее пяти грантов в период с 2000 по 2012 год общей суммой свыше 1 млн долларов, в том числе «на поддержку проекта по укреплению международной безопасности и нераспространения ядерного оружия посредством проведения совместных независимых исследований и тренингов в России» (06.14.2012, 450 тыс. долларов). Фонд Макартуров выделил не менее четырех грантов в период с 2004 по 2012 год общей суммой более 2,5 млн долларов, при этом информация о целях большинства грантов отсутствует.

Зарубежные контакты. Центр имеет контакты с рядом крупных компаний, таких, как «Буз Аллен Гамильтон», «Майкрософт», «ЛИА Ойл», Банк Пикте. На регулярной основе с ПИР­Центром сотрудничают фонд Лугара и Информационный центр НАТО в Москве, а также ряд иностранных посольств. Данные организации известны тесными связями с государственным аппаратом и специальными службами США.

Справка. Особого внимания заслуживает компания «Буз Аллен Гамильтон» — подрядчик специальных служб США; компания была работодателем Э.Сноудена перед его отбытием в Гонконг. В последние годы более половины доходов «Буз Аллен Гамильтон» (общий объем — 5,8 млрд долларов) составляют доходы по контрактам с военными и разведывательными ведомствами; в 2013 году компания начала исполнять пятилетний контракт общим объемом 5,6 млрд долларов с РУМО. Компания «Буз Аллен Гамильтон» была работодателем Э.Сноудена перед его отбытием в Гонконг.

Партнерами и спонсорами Летних школ ПИР­Центра (2012 и 2013 годы) являются Информационное бюро НАТО в Москве, корпорация Карнеги, Минис­терство иностранных дел и дел Содружества Великобритании, Министерство обороны Норвегии, фонд Макартуров, «Инициатива по сокращению ядерной угрозы».

Влияние на российскую политику. На своем сайте ПИР­Центр открыто сообщает о том, что имеет давние и обширные связи с органами государственной власти России, что позволяет «формировать проекты, направленные на выработку практических рекомендаций относительно основных российских инициатив в области нераспространения и безопасности на международном уровне и доводить их до лиц, принимающих решения».

Влияние ПИР­Центра на политический процесс происходит в основном в закрытом режиме путем:

1) подготовки государственных переговоров и участия в них;

2) членства в консультативных и научных советах российских и международных организаций;

3) участия в закрытых международных совещаниях и конференциях;

4) производства материалов и докладов, направляемых в министерства и ведомства РФ.

Наряду с закрытой работой ПИР­Центр ведет активную деятельность по внедрению американских/западных позиций в российское экспертное и информационное поле, воздействуя на общественное мнение.

Важный способ влияния на политические процессы — подготовка молодых специалистов в области безопасности, которая ведется за счет финансирования фондов США. Как поясняет при выделении гранта 2012 года корпорация Карнеги: «России пойдет на пользу новое поколение молодых специалистов, в особенности получивших образование не по линии правительства, которые способны выдвигать свежие идеи для решения актуальных проблем в области безопасности»[2].

В число руководителей и экспертов ПИР­Центра, финансируемого из­за рубежа, входят бывшие высокопоставленные служащие из Минобороны, РВСН, СВР, занимающиеся информационно­аналитической работой по таким чувствительным темам, как нераспространение ядерного оружия, безопасность в киберпространстве. Открытая часть (есть закрытая) сайта ПИР­Центра содержит данные о базировании сил ядерного сдерживания России (к примеру, вплоть до названия и базирования кораблей в рамках морской составляющей), боевом составе РВСН и ТТХ ракет, стоящих на вооружении, схему принятия решения о нанесении ядерного удара с обозначением лиц, имеющих право на отдание приказа, а также местонахождение узлов связи РВСН, ВВС и ВМФ, передающих такой приказ в случае начала ядерной войны. Данный раздел также указывает количество, принадлежность и типы морских, авиационных и ракетных носителей ЯО с пунктами их постоянной дислокации.

Площадкой распространения информации о СЯС и внешней политике России служит Международный клуб «Триалог», проект центра, реализуемый с 1993 года. Представительства «Триалога» находятся в Москве и Женеве, заседания проходят четыре раза в год в Москве и один раз в Женеве. Члены клуба, оплачивающие регулярный взнос, получают доступ к закрытым частям сайта ПИР­Центра, ежемесячному закрытому аналитическому бюллетеню «Russia Confidential», а также возможность неформального общения в узком кругу с представителями МИД РФ, Министерства обороны, Росатома и других ведомств. Также члены клуба могут получать индивидуальные консультации по интересующим вопросам от экспертов и партнеров ПИР­Центра. О достаточно высоком уровне информации, распространяемой в рамках клуба «Триалог» ПИР­Центра, свидетельствует уровень его постоянных экспертов: Али Асгар Солтание (постпред Ирана при ООН), М.Маргелов, Р.Гетемюллер, Н.Спасский, а также другие его члены. Членами «Триалога» на корпоративной основе являются посольства Великобритании, Израиля, Нидерландов, Норвегии, Турции, Финляндии, Франции, Швейцарии и Эстонии. Достаточно высокая осведомленность штатных экспертов клуба, а также внимание к нему со стороны дипмиссий и сотрудников военных атташатов говорят о том, что в рамках «Триалога» идет обмен политической информацией серьезного уровня.

Вывод. Существенное иностранное финансирование и политическая деятельность квалифицируют ПИР­Центр как организацию, выполняющую функции иностранного агента.

 

Автономная некоммерческая организация «Аналитический центр Юрия Левады» (АНО «Левада­центр»)

«Левада­центр» — российская негосударственная исследовательская организация. Коллектив специалистов центра сформировался в 1987–1989 годах под руководством Татьяны Заславской, Бориса Грушина, Валерия Рутгайзера и Юрия Левады. «Левада­центр» располагает разветвленной сетью корреспондентов в регионах РФ, что позволяет ему при поступлении заказа оперативно организовывать мониторинг социально­политических процессов на любой территории России.

«Левада­центр», как механизм для сбора и анализа социологической информации, является важным инструментом манипулирования общественным мнением и оказания информационного воздействия на государственный аппарат и политические институты.

«Левада­центр» выполняет заказы околоправительственных иностранных фондов, результаты которых идут напрямую в иностранные государственные ведомства. Кроме того, «Левада­центр» как негосударственная структура не имеет юридических ограничений для передачи собственных «полевых тетрадей» и информационных баз иностранным заказчикам.

При этом эксперты «Левада­центра» постоянно выдвигают тезис о том, что расхождение их данных с итогами выборов означает наличие фальсификаций и подтасовок в ходе самих выборов. Данные заявления широко тиражируются иностранными СМИ, откуда, уже в статусе «достоверных источников», репуб­ликуются в российских оппозиционных массмедиа.

Финансирование. В число грантодателей входят Национальный фонд поддержки демократии (National Endowment for Democracy — NED), фонд Макартуров.

Справка. Согласно информации на сайте Национального фонда поддержки демократии (National Endowment for Democracy), с 2009 года NED профинансировал четыре  проекта «Левада­центра»: Общественное мнение в ходе выборов 2009 года в Московскую городскую думу; Количественное исследование по эффективности PR­стратегий для НКО; серия интервью по ксенофобии и национализму после событий на Манежной площади в декабре 2010 года; опросы, связанные с парламентскими выборами 2011 года и президентскими выборами 2012 года.

В частности, по последнему гранту было получено 71 242 доллара на то, чтобы «провести серию опросов общественного мнения о предстоящих президентских выборах и выборах в Государственную думу». Первые опросы служили в качестве базового исследования в период предвыборной кампании, за которым последовали два дополнительных исследования после выборов. «Левада­центр» также провел шесть ежемесячных опросов, мониторинг общественного мнения в отношении потенциального влияния выборов на социальные и политические вопросы в России. Результатом стал доклад «Российские парламентские выборы: электоральный процесс при авторитарном режиме». В доклад включены материалы опросов участников митингов «За честные выборы» в декабре 2011 — феврале 2012 года, профинансированных фондом организаторов митингов и «Новой газетой». Непосредственные исполнители — Л.Д. Гудков, Б.В. Дубин, Н.А. Зоркая, М.А. Плотко.

NED также ведет финансирование проектов в России через польский Институт общественных дел (The Institute of Public Affairs — IPA).

Фонд Макартуров в 2009 году выделил «Левада­центру» 150 000 долларов на проект «Мониторинг социально­экономических трансформаций в России».

Вокруг «Левада­центра» давно сложились обходные варианты финансирования и каналы поступления неучитываемых средств — от «черного нала» до «выплаты гонораров за консультации и лекции», краудфандинг, заключение договоров на коммерческие суборганизации центра, «пожертвования» отечественных заинтересованных коммерческих структур и т.д.

Зарубежные контакты. В число партнеров «Левада­центра» входят: Центр Россия–ЕС (The EU–Russia Centre, Бельгия), Центр изучения публичной политики (Centre for the Study of Public Policy, Великобритания), Государственное агентство США по международному развитию (USAID, США), фонд имени Генриха Бёлля (Heinrich­Bцll­Stiftung, Германия), фонд Форда (the Ford Foundation, США), фонд Макартуров в России (США), фонд Фридриха Науманна (Friedrich­Naumann­Stiftung, Германия), Институт «Открытое общество».

Ведущие сотрудники центра прошли стажировку в исследовательских компаниях США и Западной Европы. «Левада­центр» включен в список независимых аналитических центров Европы, представленный Freedom House. Данные «Левада­центра» были использованы при составлении The Economist Special Report on Russia.

Влияние на российскую политику. Анализ задач в рамках указанных грантов показывает, что их целью является сбор социологической информации для разработки методов и инструментов влияния на социальную и политическую ситуацию в России, а также поиск социальной базы оппозиции для последующей работы с ней.

Для Национального фонда поддержки демократии «Левада­центр» подготовил доклад «Перспективы гражданского общества в России» (2011). Доклад подготовлен по материалам 103 углубленных интервью с лидерами неправительственных организаций и гражданских объединений в шести крупных российских городах в октябре 2010 — феврале 2011 года. Таким образом, «Левада­центр» передал Государственному департаменту США, через который ведется финансирование NED, базу данных активистов оппозиции регионального уровня, содержащую всю необходимую информацию для последующего вовлечения в работу «протестного актива», начиная от персональных данных до особенностей политических взглядов.

В 2011 году польский институт и «Левада­центр» получили финансирование для программы подготовки российских разработчиков политики и законодателей мнений (Training program for Russian policy and opinion makers). Ставилась задача отобрать десять таких перспективных россиян для дальнейшей подготовки. Сроки проведения программы: ноябрь 2012 — март 2013 года.

«Левада­центр» в партнерстве с Международным обществом «Мемориал» (при поддержке Института «Открытое общество») проводит серии дискуссионных семинаров с участием российских и зарубежных экспертов. Семинары второй половины 2012 года были посвящены обсуждению международного опыта общественно­политических движений в Польше, Чехословакии, США, СССР и России. В ходе этих семинаров изучались опыт и методология переворотов и «смены режимов».

Вывод. «Левада­центр» получает зарубежное финансирование и ведет политическую деятельность и поэтому подпадает под закон об НКО, действующих в качестве иностранных агентов.

 

Фонд «Новая Евразия» (ФНЕ)

Фонд «Новая Евразия» создан в 1993 году совместными усилиями Государственного департамента и Международного агентства по развитию США (USAID) с одобрения Совета по национальной безопасности и конгресса США как механизм для финансирования и реализации «гражданских инициатив в переходных обществах бывшего Советского Союза». По словам одного из основателей фонда Юджина Стейплса (Eugene «Rocky» Staples), моделью для «Евразии» служил фонд «Азия», учрежденный правительством США в 1954 году, в преддверии войны во Вьетнаме, и на протяжении многих лет финансировавшийся ЦРУ.

В основу концепции фонда «Новая Евразия» закладывалась та же логика, что и при создании Национального фонда развития демократии (National Endowment for Democracy — NED): делать то, чем раньше занималось ЦРУ, но публично[3].

В 2004 году вместо представительства вашингтонского фонда «Новая Евразия» была зарегистрирована российская автономная некоммерческая организация фонд «Новая Евразия». Руководство осталось тем же, финансирование то же (Государственный департамент США через USA ID), состав «Новой Евразии» пополнился кадрами из закрывшегося представительства фонда Сороса и из USAID.

«Новая Евразия» наряду с другими подобными организациями решает задачи формирования кадрового резерва для построения либерально­прозападной системы в России и наращивания ресурса западного влияния на обстановку внутри страны. При этом преследуются последовательные системные цели ослабления связей центр–регион, в частности, в рамках программ по «децентрализации», «самоуправлению» и «развитию территорий». Из всех зарубежных организаций фонд «Новая Евразия» обладает наиболее широкой сетью в российских регионах. Представляя себя как «агентство социального развития», «Новая Евразия» проводит следующее:

1) консультирует региональные органы власти, внедряет различные программы на региональном и муниципальном уровнях;

2) выстраивает деятельность региональных НКО;

3) финансирует и ведет работу СМИ.

Финансирование. Фонд «Евразия» получает финансирование от Госдепа США через USA ID, оно составляет от 85 до 90% от общих средств фонда «Евразия»[4]. За период с 1992 по 2010 год фонд инвестировал более 440 млн долларов (в последние годы по 6–7 млн долларов ежегодно), распределив около 11 100 грантов в России и СНГ, а также в Афганистане.

По данным за 2010 год, иностранные поступления составили 64% всего финансирования фонда «Новая Евразия».

Финансирование всех программ фонда «Новая Евразия» по Северному Кавказу ведется на средства Министерства иностранных дел и по делам Содружества Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (Foreign & Commonwealth Office — FCO).

Справка. Первый параграф на кадровой странице FCO гласит: «FCO — минис­терство правительства Великобритании, ответственное за защиту и продвижение британских интересов по всему миру».

Зарубежные контакты. Во время визита в Москву президента Барака Обамы 6–7 июля 2009 года фонд «Новая Евразия» совместно с головным фондом «Евразия» и с вашингтонским Центром стратегических и международных исследований провели «Саммит гражданского общества». Саммиту, который посетил Обама, предназначалась роль механизма для сбора «гражданских» сил и координации усилий.

Влияние на российскую политику. По имеющимся данным, фонд «Евразия» наряду с фондом Сороса и Агентством международного развития США (USA ID) был центром подготовки «смены режимов», в том числе в период так называемых цветных революций на постсоветском пространстве.

Особенно активную деятельность фонд «Новая Евразия» развернул на Северном Кавказе. Цель — ослабление федеральной власти на Северном Кавказе, постепенное выведение региона из­под контроля России.

Была проведена масштабная аналитическая работа, итогом которой стал сборник «Северный Кавказ: путь к согласию» (М., 2009). В нем крайне подробно проанализированы конфликтные линии, существующие на Северном Кавказе, в отдельных республиках, сформулированы выводы. Учитывая, что работа полностью спонсировалась Министерством иностранных дел и по делам Содружества Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, по сути, сформирована готовая «книга рецептов» по дестабилизации регионов.

Это же министерство финансирует проекты, объединенные фондом «Новая Евразия» в единое направление: 2008–2011 годы — «Стабилизация ситуации на Северном Кавказе: формирование институциональных механизмов предотвращения конфликтов»; 2012–2013 годы — «Снижение уровня конфликтности через реализацию моделей взаимодействия гражданского общества и власти на Северном Кавказе»; «Распространение лучших практик миротворчества и предотвращения конфликтов на Северном Кавказе»; «Организация просветительской кампании по предотвращению конфликтов на уровне местных сообществ на Северном Кавказе». Суть заключается в подборе кадров, с упором на интеллигенцию, молодежь, в обучении путем регулярных тренингов, в том числе за рубежом[5], в объединении их в единую, распределенную по всему Северному Кавказу сеть. Несмотря на заявленное название проектов, под видом снижения конфликтности, де­факто формируются группы, профессионально подготовленные к провоцированию конфликтов.

Фонд ставит цель создать на Северном Кавказе сеть так называемых об­щественно­активных школ — название соответствующего проекта «Новой Евразии». Суть проекта — развитие способности отстаивать «гражданские права» учителей и учеников. Создаются так называемые ресурсные центры, на базе которых проводятся регулярные тренинги с учителями и «школьными командами», где проходит их «обучение», объединение в сетевую структуру, подготовка к дальнейшему распространению идей фонда в школах. Проект финансируется фондом Чарльза Стюарта Мота и фондом «Евразия».

В рамках всей России фонд «Новая Евразия» формирует подобные «гражданские инициативы», организует группы граждан по различным направлениям недовольства (зарплаты, мигранты, проблемы школ и вузов, ЖКХ, ТСЖ и т.д.). Фактически на разных уровнях и направлениях идет формирование сети людей и организаций, имеющих теоретическую подготовку и практические навыки для участия в выборных процессах и протестных акциях.

При этом фонд «Новая Евразия» консультирует региональные органы власти, внедряет различные программы на региональном и муниципальном уровнях, выстраивает деятельность региональных НКО, финансирует и ведет работу СМИ.

Ведется разработка организационных проектов, консультирование местных организаций, подготовка и переподготовка персонала, разработка идеологии, разработка концепций взаимодействия с иерархическими властями, другими странами и сетевыми организациями, разработка содержания и методов информационной войны с использованием Интернета и СМИ. Фактически идет процесс отбора людей недовольных, энергичных, психологически уже готовых или почти готовых к протесту, к внегосударственному (сетевому) взаимодейст­вию ради целей протеста. Это равносильно созданию центра силы, который будет способен к организованным действиям.

По факту ведется также разведывательная деятельность, в том числе экспертиза ситуации с использованием местных экспертов в виде педагогов, работников вузов, административных работников.

Вывод. Есть все основания для регистрации фонда «Новая Евразия» как НКО — иностранного агента. Необходима проверка на наличие связей с экстремистами, сепаратистами, с салафитским лобби. Целесообразно прекращение финансирования «Новой Евразии» из Министерства образования и науки РФ.

 

Другие структуры, получающие финансирование  и занимающиеся политической деятельностью (требующие внимания)

 

Российская ассоциация международных исследований (РАМИ)

РАМИ создана в 1999 году на базе МГИМО(У). Президентом РАМИ является А.В. Торкунов. В состав руководящего совета входят известные эксперты А.Ю. Мельвиль (вице­президент), М.Л. Энтин, В.Л. Иноземцев, Т.А. Шаклеина, В.А. Кременюк, А.В. Загорский, М.М. Лебедева, П.А. Цыганков, Т.А. Алексеева, М.М. Наринский, А.В. Кортунов, С.Г. Лузянин, Н.А. Симония, А.В. Шес­топал.

В качестве основного направления своей деятельности РАМИ активно привлекает к работе студентов и аспирантов МГИМО, что создает вероятность «селекции и отбора» иностранными партнерами РАМИ будущих проводников западных интересов во внешнеполитических и правительственных учреждениях РФ.

С учетом социального состава нынешнего МГИМО можно предположить завязывание неформальных связей иностранных партнеров РАМИ с детьми российской элиты для последующего привлечения их к «неосознанному сотрудничеству», то есть использование их прозападных симпатий в политических интересах «втемную», без раскрытия конечных целей сотрудничества.

Финансирование. Финансируется, по всей видимости, из бюджета МГИМО; иные источники финансирования в открытом доступе не указаны. Однако бюджет МГИМО может наполняться из иностранных источников, в том числе крупных компаний (так, между МГИМО и нефтяной компанией «Бритиш петролеум» (BP) 1 ноября 2005 года подписан Меморандум о взаимопонимании).

Руководство РАМИ связано в том числе с Московской школой политических исследований, получающей финансирование от иностранных организаций Институт «Открытое общество» Сороса и фонд Макартура.

Ограниченность информации, предоставляемой РАМИ о собственной деятельности, наличие в составе ее управляющих органов лиц, аффилированных с иностранными организациями, позволяют предположить наличие в бюджете организации средств, получаемых от зарубежных партнеров по «серым схемам», возможно через частные компании.

Международные связи РАМИ и стремление ее сотрудников и привлеченных к сотрудничеству лиц установить тесные связи с «международным научным сообществом», а также то обстоятельство, что РАМИ активно привлекает к работе студентов и аспирантов МГИМО, создает вероятность «селекции и отбора» иностранными партнерами РАМИ будущих проводников западных интересов во внешнеполитических и правительственных учреждениях РФ.

Зарубежные контакты. РАМИ входит в Ассоциацию международных исследований (International Studies Association — ISA). Среди партнеров последней: Atlantic Council of the United States (США), British International Studies Association (Великобритания), European Union Studies Association, Georgia Political Science Association (Грузия). Собственно РАМИ, в силу того что напрямую связана с Ассоциацией международных исследований США[6], в качестве ориентира выбрала американские стандарты со всеми их теоретическими и методологическими особенностями.

Что касается указанной ВР, то известен ее интерес к арктическим нефтяным и газовым месторождениям, расположенным на российском шельфе, что позволяет сделать вывод о том, что создаваемая ВР кооперация с РАМИ будет в дальнейшем использоваться для лоббирования интересов данной ТНК в отношении российской Арктики.

Влияние на российскую политику. РАМИ напрямую связана с Ассоциацией международных исследований США (взявшей на себя явочным порядком роль международной зонтичной организации для аналогичных национальных ассоциаций в целом ряде стран), в качестве ориентира выбрала американские стандарты со всеми их теоретическими и методологическими особенностями.

Желание ряда российских исследователей «быть признанными и оцененными по достоинству» их зарубежными, в первую очередь американскими, коллегами активно используется Руководящим советом РАМИ для внедрения в российскую экспертную среду западных взглядов, методов и стандартов. Подобная ситуация приводит к тому, что взгляды и направление анализа экспертов РАМИ зачастую исключают или нивелируют критическую оценку многих важных аспектов неолиберальной политико­экономической системы Запада (и в частности, США) и генерируемой ею внешней политики.

Несмотря на то что в РАМИ входят эксперты с самыми разными профессиональными компетенциями, интересами и взглядами, «заточенность на американские стандарты», о которой свидетельствуют в том числе и партнерские связи ассоциации (фонд «Новая Евразия», Московский центр Карнеги), дезориентирует российских исследователей­международников, способствует распространению западных подходов и методик в анализе международной обстановки, катастрофически снижает качество аналитики и рекомендаций, генерируемых российским экспертным сообществом.

Так, в число тезисов руководства и экспертов РАМИ, постоянно распространяемых СМИ, входит утверждение о том, что модернизация России невозможна без полной интеграции в западные структуры, включая НАТО.

Вывод. РАМИ зарегистрирована в форме ассоциации, имеет все возможности влияния на отбор в политическую сферу перспективных с точки зрения западных интересов специалистов. С учетом финансирования из бюджета МГИМО, который наполняется в том числе из зарубежных источников (сотрудничество с ВР), данная структура требует проверок на предмет соответствия критериям «иностранного агента».

 

Российская экономическая школа (РЭШ)

Российская экономическая школа (New Economic School — NES) основана в 1992 году. Это высшее образовательное учреждение, специализирующееся на развитии «современного экономического образования в России» и исследованиях российского общества, бизнеса и государства. Ключевую роль в создании и развитии школы сыграли иностранные профессора Барри Икес, Гур Офер и Эрик Берглоф.

РЭШ изначально создавалась на иностранные средства как образовательное учреждение для подготовки высокопрофессиональных экономистов «нового типа», включая специалистов по «шоковой терапии». Нанесенный экономике РФ урон в результате таких экономических мер, согласно некоторым специалистам, сравним с итогами военного конфликта средней интенсивности.

Тесная связь руководства РЭШ и ее ключевых сотрудников с основными структурами неолиберальной экономической системы (Всемирный Банк, МВФ), их активное участие в экономическом реформировании России в 90­е годы свидетельствуют о том, что образовательные программы и исследования, проводимые РЭШ, направлены прежде всего на проведение в России интересов мировой финансово­экономической системы.

Семинары по повышению эффективности НКО на базе РЭШ и участие РЭШ в выработке идеологии и тактических приемов делают РЭШ одной из «кузниц кадров» и центров разработки политики для российской оппозиции. Частный пример: все наработки состоящего при РЭШ Центра изучения Интернета и общества в области электронного правительства и прямого общения граждан с властью на безвозмездной основе были переданы представителям так называемой «болотной оппозиции» и команде Алексея Навального, которые затем использовали их при создании электронного «Координационного совета». Известно также, что летом 2013 года бывший ректор РЭШ С.Гуриев занимался разработкой экономической программы А.Навального как кандидата на выборах мэра Москвы.

C 1995 года в РЭШ при поддержке фонда Форда функционирует научно­исследовательский центр.

Одним из структурных подразделений последнего является Центр изучения Интернета и общества, который действует при финансовой поддержке Института «Открытое общество» и фонда Макартуров, о примере работы которого было сказано выше.

В НИЦ РЭШ также работает Центр демографических исследований. Приоритетным направлением для центра является изучение смертности и здоровья населения России. В ближайших планах — исследования составляющих и детерминант сверхсмертности трудоспособного населения, состояния и динамики физического и умственного здоровья в средних и пожилых возрастах и построение баз демографических данных для научных исследований. Центр состоит в партнерстве с германским Институтом демографических исследований им. Макса Планка (Max Planck Institute for Demographic Research).

Еще одной структурой при РЭШ является Лаборатория исследований социальных отношений и многообразия общества, которая создана 1 июля 2013 года на грант правительства РФ. Реализация ключевого проекта лаборатории предполагает получение новых теоретических результатов и эмпирических обоснований различных аспектов социального взаимодействия в условиях существенной неоднородности российского общества, обусловленной этническими, конфессиональными, региональными и другими различиями.

Таким образом, при РЭШ выстроен постоянный канал для передачи информации под прикрытием научного сотрудничества.

Финансирование. В основном осуществляется через деятельность корпорации «Американские друзья РЭШ». Среди прочего корпорация является грантополучателем: фонда Макартуров (600 000 долларов за 2009, 2011, 2012 годы); Агентства международного развития Канады (152 000 долларов в 2011 году на программу по Афганистану — фонд знаний); фонда Сороса (2010 год).

Начиная с 1993 года, согласно годовому отчету за 1995–1996 годы, РЭШ также финансировалась вашингтонским фондом «Евразия».

Справка. Инициатор и разработчик концепции фонда «Евразия» Юджин Стейплз (Eugene Staples) в 80­е годы возглавлял офис USAID в Пакистане, через который шел основной поток поддержки моджахедов в Афганистане. Ранее работал на руководящих постах в фонде «Азия», известной организации — прикрытия ЦРУ.

Зарубежные контакты. Показательным фактом является выбор РЭШ президентом США Бараком Обамой в ходе своего визита в Москву в 2009 году в качестве площадки для общения со студентами. Посол США Майкл Макфол также выбирает РЭШ для своих выступлений — в частности, 7 июня 2012 года, в период острых атак российских СМИ на деятельность посольства США в Москве.

Ректором РЭШ является Симеон Дянков (родился в 1970 году) — болгарский экономист, вице­премьер и министр финансов при правительстве Бойко Борисова, известен своими антироссийскими взглядами. В частности, на посту министра финансов Болгарии в сентябре 2012 года угрожал прервать переговоры с Россией по поводу строительства АЭС «Белене» и «надавать России пощечин».

Влияние на российскую политику. В рамках исследований в политически и социально значимых областях — влияние Интернета и ИКТ на общество и политику, демография, социальное многообразие российского общества, гражданское общество — ведется сбор и анализ актуальной информации, далее передаваемой заказчикам (фонд Макартуров, фонд Форда и др.), тесно связанным с аппаратом национальной безопасности США.

Вывод. Существенную (возможно, основную) часть бюджета РЭШ составляет западное финансирование; РЭШ оказывает значительное влияние на политические процессы в стране. Таким образом, РЭШ отвечает обоим условиям, по которым устанавливается статус иностранного агента. Однако формально РЭШ, будучи учебным заведением, не является НКО. В связи с этим целесооб­разно проведение углубленной и всесторонней проверки структур при РЭШ государственными ведомствами на соответствие наименованию «иностранный агент» согласно ФЗ № 121­ФЗ от 20.07.2012.

 

Институт социологии РАН

Институт социологии РАН образован в 1968 году. В настоящее время это федеральное государственное бюджетное учреждение науки, ведущее академическое социологическое учреждение страны, где разрабатываются фундаментальные проблемы социологической теории, проводятся масштабные эмпирические исследования, предоставляющие возможности для дальнейшего развития социологических теорий и для разработки практических рекомендаций, касающихся современных социальных и политических практик, принятия эффективных управленческих решений.

Институт ежегодно производит колоссальное количество информационных материалов (в том числе по заказу и на деньги зарубежных фондов), которые транслируются на российское общество и на экспертную среду. Учитывая зарубежное финансирование, существует опасность трансляции выгодных иностранным заказчикам идей и позиции.

В общественном сознании и в массмедиа Институт социологии обладает репутацией серьезного научного учреждения, вследствие этого его информация воспринимается как объективная данность и исключает критическое отношение к ее содержанию («феномен научного авторитета»).

Финансирование. Согласно информации на сайте фонда Макартуров, в период с 2003 по 2013 год фонд выделил Институту социологии грантов на сумму 1 млн 200 тыс. долларов. В частности, в 2007 и 2010 годах Институт социологии получил два гранта по 600 тыс. долларов каждый по программе «Развитие образовательной программы в области социальных наук для молодых преподавателей и исследователей из российских региональных вузов» (более ранние гранты не указываются).

Некоторые руководители института, а также подведомственных ему цент­ров при проведении исследований финансируются INTAS, IREX/USAID, фондом Макартуров и др.

В институте налажено получение грантов зарубежных организаций по индивидуальным проектам, в том числе, к примеру, связанным с исследованием ядерных городов России (зачем подобная информация нужна частному, «семейному» фонду Макартуров?).

Зарубежные контакты. Налажено тесное сотрудничество по некоторым вопросам с зарубежными организациями: прежде всего с германским фондом имени Фридриха Эберта.

Влияние на российскую политику. Институт социологии РАН — это сетевая организация, действующая как на федеральном, так и на региональном уровнях, обладающая серьезным ресурсом и компетенциями для сбора и анализа социологической и другой информации как на федеральном уровне, так и на уровне регион/муниципальное образование. Деятельность каждого сегмента этой организации может в любой момент стать «непрозрачной» и выпасть из­под государственного контроля, полностью перейдя на обслуживание иностранных заказов.

Работы института являются основополагающими для составления учебных программ гуманитарных циклов в учреждениях высшего образования РФ. Отсутствие контроля и критической оценки результатов исследований института может привести к тому, что гуманитарные кафедры российских вузов будут тиражировать идеологию института, которая будет вступать в противоречие с государственными интересами РФ.

Вывод. Будучи федеральным государственным бюджетным учреждением науки (ФБГУ науки), Институт социологии РАН не попадает под действие закона «О некоммерческих организациях». В этих условиях целесообразно: рассмотреть возможность расширения закона об НКО — иностранных агентах на исследовательскую деятельность; запретить финансирование государственными ведомствами и частными фондами других государств исследование внутренних российских вопросов. Подобная информация может собираться только в интересах национальной безопасности государств, выступающих грантодателями.



[1] Политической деятельностью согласно российскому законодательству признаются действия, направленные на влияние на процесс принятия решений органами государственной власти либо формирование общественного мнения по тем или иным проблемам.

[2] Очередной тренинговый курс по вопросам глобального управления Интернетом и международной информационной безопасности «для молодых сотрудников министерств иностранных дел и обороны, экспертов частного сектора, научно­академического и университетского сообществ России и стран СНГ» ПИР­Центр проводил 17–19 марта 2014 года.

[3] Первый президент Национального фонда развития демократии Аллен Вайнштейн: «Многое из того, что мы делаем сегодня, 25 лет назад подпольно делало ЦРУ».

[4] Налоговые декларации фонда «Евразия»: 2002 год — 90%, 2007 год — 87%.

[5] Так, 14–20 июня 2009 года в Австрии (города Вена и Штадтшлайнинг) состоялась международная стажировка участников проекта из Республики Дагестан, Кабардино­Балкарской республики, Карачаево­Черкесской республики, Краснодарского и Ставропольского краев.

[6] Взявшей на себя явочным порядком роль международной зонтичной организации для аналогичных национальных ассоциаций в целом ряде стран.

 

Комментарии 1 - 0 из 0