Сим победиши!

Совершенно очевидно для верующего человека, что все происходящее сегодня на Украине относится к области действия инфернальных, бесовских сил. То есть человеческим мудрованием невозможно не то что усмирить эти силы, вырвавшиеся из бездны, но и объяснить толком, что происходит. Мы все говорим о причинах, обстоятельствах, второстепенных и третьестепенных даже, — их тьма, но главная причина именно эта — вырвались из преисподней бесы войны, вражды междоусобной и разгулялись на Русской земле. Но такие события не происходят без попущения Божьего, а попущение это по единодушному наблюдению святых отцов случается, как правило, из­за отступления людей от христианской жизни, за охлаждение в вере.

Наверное, это не совсем этично — сейчас говорить об этом, но я все же скажу… Когда усилился поток беженцев с юго­востока Украины, в новостях стали показывать растерянных, напуганных женщин с детьми, много­много женщин, разных: совсем юных, зрелых и пожилых — и знаете, на что я даже не то чтобы обратил внимание, а что просто бросилось в глаза? Может быть, потому, что я священник и невольно обращаю на это внимание в первую очередь. Так вот, практически все эти несчастные беженки, за редким, увы, исключением, не носят нательных крестов. Кто­то, может, всплеснет руками и скажет: ну надо же, нашел еще на что сетовать… в такое­то время! Но я не могу не обращать на это внимание именно потому, что понимаю отчетливо: это, вот именно это как раз совсем не мелочь, а свидетельство повального пренебрежения простыми, но основополагающими правилами православ­ной жизни.

И речь ведь идет не о Донбассе только, а о нас всех. Памятуя слова Господа, можно сказать с уверенностью, что жители Новороссии ничуть не грешнее всех нас, но если мы будем пребывать в беспечности, то и нас, несомненно, ждут многие беды и скорби. Потому что без Божьей помощи невозможно преодолевать зло в этом мире и беспечная расслабленность раньше или позже — всегда бывает жестоко наказана.

И не мелочь, понимаете, и не дань традиции только ношение нательного креста, а знак исповедания нашей веры. Кстати, когда у нецерковных, но крещеных людей спрашиваешь, что такое Символ веры, они зачастую интуитивно отвечают именно так: «крест». Ношение нательного креста, по крайней мере, означает, что Христос, распятый на кресте, для тебя имеет значение. Глубина осознания этого значения может быть самой разной, но если я вижу нательный крестик на человеке — я понимаю, что этого человека Господь не оставит, даже если ему предстоит пройти через многие скорби и испытания. Не оставит, потому что одним этим «малым» своим исповеданием человек пусть в скромной мере, но приобщается к жизни Самого Христа…

Тут же вспоминается страшная картина: возле развороченного взрывами и расстрелянного КамАЗа, перевозившего раненых, на окровавленном асфальте лежит образ Спасителя. Очевидно, люди его везли с собой, держа в руках, в надежде, в уповании на Божий покров и защиту. И что же? И таких примеров много. Разве не гибнут от пуль и мин люди, носящие нательные крестики, и разве не обходит беда, даже чудеснейшим образом, тех, на ком креста нет? Конечно, бывает и то и другое. Но… Вот как бы это донести… потому что мысль эту очень трудно принять нашему обывательскому сознанию…

В слово «обыватель» я, кстати, не хочу вложить какой­то уничижающий смысл. Просто речь идет о распространенном повсеместно понятии, что крест Христов, образ Божий, Сам Господь должен нас хранить именно от житейских неурядиц и бед. И да, конечно, многие из тех, кто носит нательный крест, руководствуются именно этим прагматическим, если можно так сказать, мотивом. Но на самом деле смысл ношения крестика и той надписи, которую мы читаем на его обороте: «Спаси и сохрани», — совершенно иной. Не только и даже не столько утилитарный (хотя и от многих бытовых несчастий и бед, несомненно, хранит Господь верующего в него). То есть я хочу сказать одну важную вещь: с тем человеком, который носит нательный крест, храня хоть крупицу веры и упования на Бога, никогда не случится ничего фатально­непоправимого в вечности. То есть если человек носит крестик с верой и упованием на милость Божию, он, условно говоря, «включен» в тот особенный «план Божий», из которого человек «исключает» себя только совершенным равнодушием к вере и к ее исповеданию. Понятие «план Божий» тут означает именно план нашего спасения, а не управление миром в широком, вселенском масштабе, потому что весь мир, конечно, содержится десницей Божией и управляется Его Божественным промыслом. Но, как это ни страшно звучит, именно «нуждная», а иногда и мучительная смерть становится для человека дверью в Царствие Божие. Это не значит, что Бог хочет для нас такого конца, но значит, что, претерпевший несправедливую муку, обязательно обретет и великое утешение. Если угодно — это закон Божий.

Однажды известному духовнику старцу Паисию Святогорцу явилась мученица Евфимия. Это, конечно, событие совершенно необыкновенное и чудесное, и старец поспешил задать святой самые важные для него вопросы. Среди них был и такой: как она перенесла такие ужасные мучения? На это святая ответила старцу, что если бы она знала, что ожидает ее в вечности и какое это блаженство — пребывание с Богом, то она была бы готова терпеть мучения всю земную жизнь. Ибо по сравнению с тем, что даровал ей Бог, эти мучения — ничто.

Как ни трудно это принять нашему обыденному сознанию — но ни одна слезинка человека, а тем паче человека, верующего в Бога и надеющегося на Него, не останется без утешения. И та неизреченная радость, которой сподобляются все потерпевшие несправедливые гонения и саму смерть христиане, бесконечно превосходит все, что мы можем об этом говорить и думать. Так что даже величайшие по нашим меркам страдания меркнут по сравнению с той славой, которая открывается после. Просто мы мало верим в это, потому и скорбим сверх меры, и омрачаемся, и ропщем, и отчаиваемся. Жалко, конечно, невинных людей, гибнущих от безумства войны. Но мы верим, что эта жертва не случайна, что как для самих погибших «за други своя» открылась неизреченная радость, так и для тех, за кого они молятся, кого любят, — и на них тоже прольется исцеляющая и утешающая благодать Божия.

Но вернемся к надписи на обороте нательного крестика: «Спаси и сохрани». Об этом, конечно, тома уже книг написаны и, наверное, на столетия непрерывного звучания проповедей сказано, но все же… Какой бы ни была долгой земная жизнь, она безумно коротка, и ценность ее именно в том состоит, что мы можем за это краткое время сознательно приобщиться к жизни самого Бога, в той мере, конечно, насколько это вообще возможно для нас. Но цель эта — «войти в радость Господа своего» — и есть та главная цель, ради которой мы оказались в этом мире. И когда мы говорим о том, что Господь пришел в мир, чтобы нас спасти, — мы подразумеваем, что Господь пришел нас спасти от ужасной участи вечного безысходного мрака, который ожидает всякого неверующего в Господа и не приобретшего здесь, на земле, опыта общения с Ним в любви.

Что же мог совершить Господь для нашего с вами спасения? Он во всем стал подобен нам, кроме греха, и воспринял на Себя последствия грехов всего мира. Его страдания на кресте были теми страданиями, которые по справедливости должно было понести человечество во всей своей совокупности за зло, содеянное за всю историю. Никто из нас даже вообразить себе не может, что пережил Иисус Христос на кресте! Кроме личных страданий казнимого человека, он пережил страдания каждого из нас, последствующие по справедливости за всякое содеянное нами зло. Но этой жертвой своей, жертвой любви, принесенной добровольно, он даровал нам возможность освободиться от того ужаса и мрака в вечности, которых мы, безусловно, заслуживаем.

Но эта возможность предполагает и наше участие, веру, наше стремление уподобиться Христу и следовать за ним спасительным путем Его заповедей. А главное и в первую очередь — возможность спасения открывается для нас в таинстве покаяния, когда человек, оплакивая свои грехи перед Богом, примиряется с Ним и полагает начало исправлению жизни. Тогда, и только тогда в соработничестве с Богом совершается величайшее и радостнейшее таинство нашего преображения и спасения. Тогда совершается трудное, но и неизреченно радостное восхождение наше в небесное Отечество!

А от чего сохранить обещает нас Господь? Не от житейских бед, напастей и трудностей в первую очередь, потому что все это бывает даже необходимо душе, увы, склонной к расслабленности и забвению цели своего бытия. Но сохранить нас обещает Господь прежде всего от страшной власти греха, посредством которой враг рода человеческого губит наши души. И власть эта поистине велика настолько, что ни один человек не может освободиться от нее одними своими силами. Но с помощью Божией это возможно. Возможно!

Святые отцы говорят: «Враг силен, но Господь всесилен!» И если бы мы только понимали, какая это радость, какой неизреченный дар божественной любви — наше спасение и покров Божий, защита нас от власти греха, — мы не только немедленно надели бы нательный крестик, но и лобызали бы его непрестанно со слезами благодарности, как великий и неизреченный дар, как величайшее сокровище! Но чтобы стать причастниками этой радости, от нас требуются внимание, трезвение и сознательная борьба со своими греховными желаниями, привычками и страстями. И этот труд, повседневный и напряженный, совершенно необходим христианину. Простые слова «Спаси и сохрани» означают неустанное, от всего сердца обращение наше к Богу с просьбой о том, чтобы Он помог нам приобщиться к благодатной вечности.

И вот когда человек об этом думает, об этом имеет главное свое попечение — непостижимым и таинственным образом устраивается по­доброму и его бытовая, повседневная жизнь, даже со всеми ее мельчайшими подробностями. Ведь Сам Господь говорит о том, что нам прежде всего надлежит искать Царство Божие и правду его, а что есть, что пить, во что одеваться — это все приложится. Приложится в том случае, если мы будем в меру сил трудиться, исполняя с верой и постоянством все заповеданное Богом, все, что требует от нас звание христианина. Вот тогда строительство жизни, совместное с Богом, будет и добрым, и мирным, и прочным, и радостным, несмотря на трудности, которые, как мы уже сказали, совершенно необходимы.

Ношение же нательного креста — это признак начатка христианской жизни, того необходимого минимума, через который перешагнуть попросту невозможно, потому что это «перешагивание», за редким исключением, означает пренебрежение Церковью. Увы, но об этом всегда, во все времена говорили святые отцы — что великие несчастья, постигающие народ, всегда бывают следствием отступления от веры и средством вразумления. Они, эти несчастья, подают действенный повод задуматься о своей жизни в перспективе вечного общения с Богом в любви. Потому что выше и важнее этого нет ничего на свете.

Мы можем с Божьей помощью победить весь этот бред, который творится сейчас на Украине, но только если усилим молитву, если строже и честнее станем смотреть на себя в свете нашего христианского призвания, если осознаем значение для каждого из нас крестной жертвы Спасителя. И это не слова, не пожелания только. Уже сейчас молитва в общем охвате Отечества усилилась, уже сейчас горькие и тягостные обстоятельства заставляют многих трезвенно и строго задуматься о собственной вере, о смысле жизни. И это все обязательно принесет свои благие плоды. Обязательно принесет, потому что Господь наказывает только тех, кого любит, ожидая от них покаяния! И именно для того умер Господь на кресте, чтобы покаяние это стало для нас возможно, чтобы, неся свой крест, мы приближались к заповеданной Им святости.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0