Образование в России: диверсии продолжаются?

Всеволод Юрьевич Троицкий родился в 1936 году в Москве. Доктор филологических наук, профессор. Окон­чил МГПИ им. В.И. Ле­нина. Главный научный сотрудник ИМЛИ им. А.М. Горь­кого РАН, председатель комиссии по преподаванию русского языка и литературы в школе Отделения литературы и языка РАН, член Комиссии РАН по образованию.
Автор книг «Поэзия славянофилов», «Лесков-­художник», «Куликов­ская бит­ва в творчестве русских романтиков 10–30­х годов XIX ве­ка», «Словесность в школе», «Духов­ность слова» и многих других.
Заслуженный деятель науки Российской Федерации. Награжден орденом преподобного Сергия Радонежского, орденом Святого благовер­ного князя Даниила Московского и др.
Член Союза писателей России.

В уходящем году были опубликованы два документа, чреватые фундаментальным сокрушением образования и науки России и ориентирующие на перевод их из режима колониального настоящего в режим унизительного колониального будущего. Диверсия против русской культуры выходит на новый уровень...

Для осмысления вопроса вспомним прошлое.

Выдающийся представитель русского национального самосознания И.В. Киреевский писал: «Судьба России заключается в ее просвещении: оно есть условие и источник всех благ»[1].

В начале ХХ века русский гений Д.И. Менделеев, определяя насущные задачи России в области образования, указывал: «Если мы, русские, хотим развиваться самостоятельно... мы должны иметь много высших учебных заведений и много во всех них слушателей», без чего «страна не может правильно и самостоятельно двигаться вперед и готовиться к предстоящей ей будущности». «...Благо народное неразлучно связано с... широким просвещением, знакомым с достигнутым и с широким постигаемым еще дальнейшего в постижении истины»[2].

Можно было бы продолжить цитирование подобных по смыслу высказываний, но для культурного читателя достаточно приведенных. Способным думать ясна насущная необходимость и высокого, и фундаментального образования для формирования достойного школьного учителя, предводителя в мире знаний, возбуждающего стремление к истине, закладывающего основы формирования научно выверенного, благодатного мировоззрения. Банальное сравнение учителя и ученика с сообщающимися сосудами не утратило смысла. Чем больше у учителя (и преподавателя вуза) основательных научных знаний по специальности и по смежным дисциплинам, тем больше у него возможностей «поднять» ученика над обыденными задачами и возбудить творческое мышление, а значит, обеспечить достойное овладение им специальностью и профессиональный рост. Чтобы успешно трудиться в своей сфере, и учитель, и преподаватель вуза, профессор, должны быть высокообразованны, должны обладать широким объемом знаний и полетом мысли. Поэтому всякое снижение объема и уровня знаний будущих учителей неизбежно будет снижать общий уровень образованности и культуры в стране. Какой успех сулит эта идея врагам отечественной культуры, трудно даже представить!

Вывешенный в 2014 году на сайте Министерства образования проект «Концепция поддержки развития педагогического образования» по содержанию и смыслу является откровенным ориентиром запланированного снижения уровня базовой подготовки педагогов и превращения педагогических вузов в учебные заведения более низкого класса (нечто вроде техникумов). При этом предполагается сократить срок обучения до четырех лет и «ужать» теоретические (то есть базовые) курсы, увеличив время на «школьную практику». Иными словами, планируется внедрение в школу учителя, скудно образованного в своей специальности и в базовых предметах педагогических наук и «воспитываемого» изначально в среде малообразованных учащихся (все это неизбежно при ослаблении образования «предметника» по специальности и снижении познаний в теоретических педагогических дисциплинах).

Тот, кто знаком с устроением и содержанием вузовского образования в ХХ веке, знает, что учащиеся и профессора даже в те времена ощущали некоторый недостаток часов, отводимых на изучение теоретических (базовых) дисциплин. Планируемая якобы «поддержка развития педагогического образования» с предполагаемым новым сокращением «теоретических» курсов — это откровенная ориентация на снижение образовательного уровня учителя­предметника, на устроение низкого уровня образования, приспособленного к школам колониального уровня и типа.

Как не вспомнить слова из недавно полученного мною письма сибирского коллеги, остро болеющего за свое дело: «По новой университетской программе лекционный курс русской литературы сокращен в два раза. На последнюю треть XIX века — Толстого, Достоевского, Салтыкова­Щедрина, Лескова, Успенского, Чехова, Короленко — отводится теперь лишь 30 лек­ционных часов. Это гибель университетского филологического образования. Такая беда!»

Согласен, действительно — беда! Восполнить лекционный способ освещения истории художественной литературы невозможно ничем (такова особенность этой гуманитарной дисциплины): ни «дестантным» обучением, ни компьютерными программами и прочими новациями, выдуманными чиновниками­невеждами от образования или же прямыми ее разрушителями...

Итак, документ «вывешен». И если расправились с РАН, то и с педвузами расправятся... За этим проглядывается логично и системно выстроенный этап дальнейшего «перспективного» разрушения системы образования.

В год культуры и науку не обошли вниманием. И тоже обнаружили, что стоит за так называемой реформой РАН.

Обратимся теперь к документу, незаметно, но внятно обнаруживающему действительное отношение к науке ее нынешних «опекунов». Не имея целью анализировать его в целом, обратим внимание на фразу с четко определенным содержанием и зловещим смыслом.

Во втором подпункте третьего пункта поручений, данных президентом в связи с реформой РАН, черным по белому написано: «...прекращение финансирования фундаментальных и поисковых научных исследований за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета на реализацию федеральных целевых программ (ФЦП)».

Что «фундаментальные исследования» составляют основу всякой науки — ясно каждому грамотному человеку. Фундаментальные науки, фундаментальные проекты и программы, включая поисковые, как правило, требуют огромных расходов, которые, в отличие от «прикладных» наук, непосредственно не окупаются. Но без фундаментальных наук развитие науки в целом несомненно и скоро заглохнет. Напомню замечание академика С.Л. Соболева: «Вся научная работа на 99 процентов состоит из неудач, и, может быть, только один процент составляют удачи...»*

Кроме того, основные гуманитарные науки также относятся к фундаментальным. Так все это не за счет «бюджетных ассигнований федерального бюджета». Другими словами, все это предписывается уничтожить финансовым рычагом. Конечно, может быть, что­то исправят... Но что бы ни было — написанного пером не вырубишь топором. А по содержанию приведенная фраза походит на решительно диверсионное воззвание против нашей науки. Что­то будет?.. А пока еще раз вспомним, что уже 20 лет систематически, основательно уничтожают достижения образования в России ХХ века... На очереди — наука. (А может быть, и литература? Ведь грядущий 2015­й объявлен годом литературы. — Ред.)

Встречая Год литературы, хотелось бы, чтобы в России достойно вернулись к тому, что прозвучало в самом начале нынешнего века. Тогда было предложено, чтобы литературный язык, созданный русской классикой, рассматривался юридически и на государственном уровне как памятник культуры.

И это особенно важно, ибо русский литературный язык — общее  создание и  достояние всех трех наречий: великорусского, малорусского и белорусского, фундамент их содружества, свободы и благоденствия. Этим приоткроется путь к ответственному осознанию благодатного слова как великого дара, слова, которое питает человеческую душу, воспламеняет сердце и укрепляет ум, слова созидательного и созидающего, слова, указующего и объединяющего людей светом правды­истины.

Государственной задаче поддержки культуры соответствовали бы в Год литературы решительные меры по очищению разговорной русской речи от распространенного ныне скверно­словия и блатного, уголовного жаргона в СМИ. Массовое сквернословие (здесь имеется в виду не только нецензурные выражения и запрещенный ныне мат. — Ред.) — мощная социальная сила растления культуры.

Необходим закон, обеспечивающий защиту прав русского языка, государственного языка России, от утеснения, засорения и антикультурных повреждений, предоставляющий возможность его полноценного и бесплатного изучения на всей территории страны.

В Год литературы необходимо наконец вернуть в школы России русскую литературу как феномен европейского и мирового масштаба в том объеме, что был в ХХ веке. Это было бы естественным и справедливым шагом в защиту русской культуры и образования в нашем отечестве.



[1] Киреевский И.В. Избранные статьи. М.: Современник, 1984. С. 61.

[2] Менделеев Д.И. Заветные мысли. М.: Изд­во «Мысль», 1995. С. 250, 248.

 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0