Новый круг

Кира Тихонова (Данилянц) окончила РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина. В настоящее время учится в Институте международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, на факультете лингвистики.
Стихи начала писать с шести лет. Неоднократно участвовала в Пушкинском молодежном фестивале «С веком наравне», проводимом РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина. Стихи печатались в сборниках «Современники» и во внутренних сборниках РГУ разных лет, в газпромовском журнале «Литературный факел» (2011), в литературном альманахе «Золотая строфа» (2009), литературном журнале «Кольцо А» Союза писателей Москвы (2014). В 2011 и 2014 годах вышли в свет небольшие собрания стихов и малой прозы «Луч» и «Ветер».
В 2010 году была удостоена звания лауреата Пушкинского молодежного фестиваля «С веком наравне».
Живет в Москве.

Радуга
 
Хочется красную-красную-красную «хонду».
Предельно красную, каким только может быть красный.
Длинных ног, ясных глаз и улыбки Джоконды,
Одновременно грустной и радостной.
 
Хочется оранжевых-оранжевых-оранжевых апельсинов,
Чтобы немного желтым даже казалось солнце.
И пусть остается. Пусть не уходит «красиво».
Пусть остается. Пусть остается. Пусть остается.
 
Хочется желтых, желтых-прежелтых тюльпанов,
А предрассудки оставьте, пожалуйста, мнительным тетенькам.
Я буду резкой, смешной, грациозной и слишком пьяной,
Чтоб не сказать: «Остаетесь или со мной идете вы?»
 
Хочется зелени, очень-очень зеленых листьев,
Какие бывают в одном только раннем мае.
Я буду когда-то старше, мудрее и чище,
Он будет падать, я по привычке поймаю.
 
Хочется мечтать голубыми-голубыми мечтами,
Такими мечтами, какие не сбудутся в принципе.
Звони иногда, может, встретимся и поболтаем,
Как станем принцессами и, как они, принцами.
 
Хочется к синему-синему-синему Черному морю.
Какая разница: Сочи, Анапа ли, Ялта ли.
Кто-то напишет о нас веселенькую историю,
Как он падал, как остальные падали.
 
И в красной машине на побережье туманном
(Не так уж важно, весна ли, осень ли, лето ли)
Остановиться, купить себе желтых тюльпанов,
Чтоб все не казалось таким глубоко фиолетовым.
 
 
Адела
 
Это Москва, и тут никому совершенно нет дела,
Куда утром идет сеньорита Адела.
Подобрав подол, перешагивает через лужи.
У нее дома строгий отец и пока нет мужа.
Оправляет передник, проходит сквозь турникеты,
У нее в душе шелестит прибой и вечное лето.
Над ее головой ангелы играют на флейтах.
Толпа заносит ее в вагон где-то в середине куплета.
У нее в руках распускаются желтые лилии.
Она кротко опускает глаза, улыбаясь чему-то внутри ее.
Проезжает три станции, выходит, растворяется в атмосфере.
Солнце выглядывает, и начинается потепление.
 
 
Аэропорт
 
«Не пропадай и приезжай почаще».
Обнялись на прощанье, и девочку в пестрой футболке
Сглотнул поток торопящихся проходящих.
 
Она оглянулась на миг и рукою тонкой
Махнула мне, мол, извини, до встречи,
Такая жизнь — ничего уже не попишешь.
 
Почти ничего не успев рассказать за вечер,
Осталось только писать тебе четверостишья.
Про кризис возраста, кризис системы типа:
 
«Личность и город. Трагедия несоответствий»,
Про то, что вся изначальная необратимость
Есть первопричина необратимых последствий.
 
Про то, что мысль, что один в поле воин — норма,
Вызывает сбой моей системы дыханья.
Про то, как я, ошалев ото всех, упорно,
 
Как арестант, выбивала с тобой свиданья.
Обнялись на прощанье. Столкнулись сумки и судьбы.
Обменялись взглядами. «Ты отпишись... из дома...»
 
И я стою, онемев, перед новым кругом,
В котором мне все уже хорошо знакомо.
 
 
Зима сдается
Симферопольский пейзаж
 
Зима сдается. В стеклянном воздухе отчетливо слышен
Радостный гомон по-весеннему бодрых птичек.
Узловатые лапы корявых садовых вишен
Оделись розовым, нарядным до неприличия.
Наконец оттаявшая речка бурлит не на шутку,
Словно опаздывая в пункт назначения речек.
Деловито ныряет парочка краснолапых уток
В поисках пищи и какого укромного местечка.
Зима сдается. Ей уже не хватило мощности
Заморозить корочкой оттаивающие ступеньки.
Спустилась по ним, от стеклянного воздуха морщась,
И тут услышала бодрое птичье пение.
И шла осторожно, чтобы случайно не трогать
Стремительно рвущуюся в весну природу:
Не наступить на букашку, ползущую через дорогу,
Не столкнуть камушек в куда-то спешащую воду,
Не вспугнуть птиц, захлебнувшихся своим счастьем,
Что пришло спасение в виде первых лучей апреля,
И крутилась мысль, что лучше для них — неучастье
Наше
В их весне,
Которую они так хотели.






Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0