К пятилетию Патриаршей литературной премии

Татьяна Медведева родилась в Нижнем Новгороде. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького. Работает журналистом.
Сотрудничала с журналами и газетами «Отдохни!», «Лиза», «Вот так!», «Психология на каждый день», «Родная газета», «Экспресс-газета», «Женское здоровье», «Тверская, 13», «Аргументы недели», «Культура» и др.
В газете «Вечерняя Москва» ведет рубрики «Культура», «Литкафе», «Психология», «Семья».

О соработничестве церкви и писателей


В этом году Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия исполнилось пять лет. 28 мая в зале церковных соборов храма Христа Спасителя чествовали лауреатов этого года — писателя-фронтовика Юрия Бондарева, поэта Юрия Кублановского и прозаика Александра Сегеня. 5 лет — это первый юбилей и рубеж, когда можно подвести некоторые итоги. А также повод для размышлений — как выстраивается соработничество русской церкви и писательского сообщества.

Патриаршая литературная премия — во многом явление уникальное. Высокая награда учреждена по благословению Святейшего патриарха Кирилла. Она не имеет аналогов в практике других поместных церквей. Премия — знак того, как высоко русская церковь ценит заслуги современных писателей, обогативших родную словесность. И это понятно: христианство — религия Слова, и наша культура по своей природе логоцентрична. Писатели в России часто становились властителями умов. А самой литературе всегда были тесны рамки беллетристики. Ей свойствен и проповеднический запал, и человековедение. Недаром Гоголь говорил: «Дело мое душа». У русской литературы самая благородная родословная. Она вышла из купели православия. Об этом напомнил патриарх Кирилл в своем выступлении на церемонии награждения этого года: «Евангельским светом озарены “Слово о законе и благодати” митрополита Илариона, “Повесть временных лет” Нестора Летописца, жития Епифания Премудрого, произведения Иосифа Волоцкого. Ключевое влияние Православия на русскую словесность не ослабевало на протяжении столетий. Христианская система координат определяла духовные и художественные искания, в том числе и классиков XIX века. Только через призму Евангелия можно по-настоящему понять нравственные ориентиры в творчестве Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Достоевского и многих других наших писателей».

Патриаршая премия отмечает не только прозаиков и поэтов, но также критиков, историков и литературоведов. За прошедшие годы ее лауреатами стали Владимир Крупин, Олеся Николаева, Алексей Варламов, Валентин Курбатов, Станислав Куняев и другие достойные авторы. Премия высветила такое интересное явление, как пишущее духовенство. Оказалось, что наша церковь богата литературными талантами. Среди номинантов разных лет были о. Артемий Владимиров, о. Андрей Ткачев, о. Александр Торик. Они не только яркие проповедники, но и авторы интересных художественных произведений. А в 2014  году Патриаршей литературной премии удостоился батюшка из Саратова — о. Николай Агафонов, чьи книги — «Иоанн Дамаскин», «Жены-мироносицы», «Ратные подвиги православного духовенства» — можно найти во многих церковных лавках. Он удивительный и многогранный писатель. Из-под его пера вышли исторические романы, сказки для детей, повести и рассказы о современной жизни. Снимаем шляпу и признаем — наше духовенство пишет ярче и талантливее, чем многие светские писатели.

Сегодня социологи бьют тревогу: почти треть россиян легко обходится без книги, предпочитая иные формы досуга. А те, кто читает, выбирают Донцову и Маринину, которые год от года остаются «лидерами продаж». К счастью, эта печальная деградация не распространяется на православных людей. Они остаются думающим и читающим «сословием», жаждут духовной пищи и с интересом следят за «литпроцессом». На этот запрос и отвечает Патриаршая премия, которая играет роль своеобразного маяка или «сигнального огня», привлекающего внимание к достойным авторам, которые не имеют возможности заниматься шумной саморекламой, но являются настоящими подвижниками художественного слова и просвещения.

У Патриаршей премии есть еще одно важное значение — консолидирующее. Не секрет, что литературное сообщество расколото на два «лагеря» — «либералов» и «патриотов». У каждого — свои писательские союзы, свои журналы, премии или, как говорят, — «междусобойчики». А в попечительском совете Патриаршей премии вместе заседают главные редакторы ведущих «толстяков» от «Знамени» до «Нашего современника», такие полярные личности, как критик Александр Архангельский и писатель Валерий Ганичев, Юрий Вяземский и Станислав Куняев, а также о. Всеволод Чаплин и другие церковные иерархи. Именно этот «коллективный разум» и утверждает из всех претендентов, подающих заявки, короткий список номинантов, а потом через процедуру тайного голосования в храме Христа Спасителя — лауреатов премии.

К своему пятилетию Патриаршая литературная премия окрепла и стала заметным событием русской культурной жизни. Шорт-лист этого года получился по-настоящему звездным и интригующим. Одним из явных фаворитов изначально был Юрий Бондарев — писатель-фронтовик, чьи книги — «Батальоны просят огня», «Горячий снег», «Берег» — породили целое направление в нашей литературе — «лейтенантскую прозу». В этих романах есть бесценное, живое свидетельство о войне. Еще один яркий «кандидат» этого года — Николай Бурляев — знаменитый актер, режиссер, отец-основатель «Золотого витязя», а также автор киноповестей и прозы.

Особенность этого года в том, что в шорт-листе оказалось целых три стихотворца: прославленный бард-шес­тидесят­ница Новелла Матвеева, столичный поэт Юрий Кублановский и поэт из вятской глубинки протоиерей Леонид Сафронов. Новелла Матвеева последние годы почти не появлялась на публике, и выдвижение этой «отшельницы» на Патриаршую премию — знак уважения к ее таланту, подарившему нам многие замечательные стихи и песни. Кто не помнит строки: «Я леплю из пластилина», «Развеселые цыгане по Молдавии гуляли», «А где-то есть земля Дельфиния и город Кенгуру...», «Я мечтала о морях и кораллах...». Юрий Кублановский в отличие от Новеллы Матвеевой не затворничает, а активно участвует в общественной жизни. За последние годы он раскрылся как талантливый публицист, боец политических ток-шоу. Он эмигрировал из страны и возвращался, проделал духовную эволюцию от западничества к почвенничеству. Этот путь знаком и понятен многим русским людям. Но все же главное призвание Юрия Кублановского — быть поэтом или, как он сам сказал: «Мы остаемся ополченцами не всеми преданного Слова». Еще один поэт-номинант — священник Леонид Сафронов из вятской глубинки. Этот самоотверженный батюшка у себя на родине в поселке Рудничный окормляет несколько тюремных храмов, служит Богу, а оставшееся свободное время посвящает стихосложению. Из-под его пера вышли книги «Затаилась Русь Святая», «Ходит белый жеребенок» и другие. Религиозная тема — ключевая для его поэзии.

В шорт-лист Патриаршей премии этого года также вошел историк Дмитрий Володихин — автор замечательных книг о митрополите Филиппе и патриархе Гермогене, изданных в серии «Жизнь замечательных людей», сборника статей «Великие люди Русской церкви». Еще одно достойное имя — Владимир Воропаев, исследователь творчества Николая Гоголя. По мнению этого очень авторитетного литературоведа, создатель «Мертвых душ» — самый непонятый наш классик — во всем, что касается религиозности Гоголя, его размышлений о Церкви и Божественной литургии. Увы, многие со школьной скамьи видят в Гоголе только гениального художника и сатирика. И сегодня он должен быть наконец прочитан как христианский мыслитель, автор книги «Выбранные места из переписки с друзьями».

И завершал звездный шорт-лист этого года — Александр Сегень, замечательный современный прозаик, автор книг, посвященных Александру Невскому, Филарету Московскому и патриарху Алексию II. Ну а его «визитная карточка» — роман «Поп», который стал хорошо известен после экранизации, где главную роль сыграл актер Сергей Маковецкий.

Выбрать самых достойных из короткого списка было непросто. В результате процедуры голосования члены Палаты попечителей назвали лауреатов этого года — Юрия Бондарева, Юрия Кублановского и Александра Сегеня. Принимая награду из рук патриарха, Юрий Бондарев напомнил, что без искусства и литературы в мире было бы меньше добра и справедливости. Зал приветствовал писателя-фронтовика стоя. Юрий Кублановский, выйдя на сцену, поблагодарил предстоятеля русской церкви за оказанную честь и сказал: «Я всегда надеялся, что моя поэзия развивается в русле отечественной христианской культуры, и для меня эта награда очень много значит». Александр Сегень также выразил признательность за высокую оценку его трудов и подарил патриарху Кириллу свою книгу о его предшественнике — патриархе Алексии II, недавно вышедшую в серии «ЖЗЛ». Стоит отметить, что у Патриаршей литературной премии есть две особенности. Она вручается не за какое-то конкретное произведение, а за вклад в русскую литературу, за творческую репутацию. На эту высокую награду соискатели могут выдвигаться несколько раз.

К пятилетию Патриаршей премии издана книга «Дорога к Небу», в которую вошли произведения лауреатов и номинантов разных лет — Владимира Крупина, Олеси Николаевой, Юлии Вознесенской, Алексея Варламова, о. Николая Агафонова и Александра Сегеня. Сборник дает представление о творчестве этих писателей. Рассказы и повести объединяет тема духовных исканий человека и его сокровенного чувства веры. Среди героев — священники и миряне, набожные старушки и советские атеисты, богемные художники и ученые-агностики, крестьяне и простые работяги — словом, целая галерея образов. Заглядываешь к этим персонажам в душу — и узнаешь себя. И по-пушкински обливаешься слезами над вымыслом. Впрочем, многие рассказы имеют автобиографические черты, истории не придуманы, а взяты из жизни. Этим и подкупают.

Одно из пронзительных произведений книги — рассказ Александра Сегеня «Дедов крест». Он повествует о судьбе деда автора, которого звали Тимофей Кондрашов. Этот простой русский человек воевал в годы Первой мировой войны на германском фронте. За храбрость получил Георгиевский крест. А когда победили большевики и грянула коллективизация, закопал свой крест на огороде. Прожил этот человек свою взрослую жизнь атеистом, много трудился, дружил с бутылочкой, любил погулять... А когда умер, его жена заказала ему отпевание. И вот как описывает Александр Сегень то, что происходило в храме: «Чем дольше шло отпевание, казавшееся мне и без того нескончаемым, тем больше просветлялось лицо моего деда... Обиженные складки под уголками губ сгладились и исчезли, лицо из серого стало белым и даже как будто слегка порозовело. А главное, что на этом еще недавно огорченном лице появилось некое чувство удовлетворения и даже благодати. И это притом, что ушел он из жизни убежденным атеистом, не причастившись и не исповедавшись...» Прошло время, и герой рассказа купил на Измайловском вернисаже настоящего солдатского «Георгия». Приехал с бабушкой на могилу к деду, выкопал там ямку и положил в нее Георгиевский крест. Так закольцовывается эта семейная история. В судьбе Тимофея Кондрашова отразился весь трагический ХХ век: с его богоборчеством, войнами, революциями и неистовой социалистической утопией — мечтой о земном рае. А между тем лучшее место на земле — это Церковь, наш последний приют и ковчег спасения. И как трагично, что, когда люди, проживая целую жизнь, — проходят мимо этого, не встречаются с Христом в своей душе...

Один из ключевых критериев, за который присуждается Патриаршая литературная премия, — писательский вклад за утверждение духовных и нравственных ценностей в жизни человека. Это очень важный момент. К сожалению, русская литература с момента перестройки и в «лихие 90-е» совершила грехопадение: поклонилась золотому тельцу и мамоне, вошла в рынок. Писатели стали своего рода бизнесменами, книги — товаром, популярные авторы — «брендами». Мерой признания — коммерческий успех. А литература превратилась в сферу «интертеймента» — досуга. У современного человека размыты представления о добре и зле. Его сознание формируют телевидение, реклама, глянцевые журналы с их культом потребления и гедонизма. Книжные магазины забиты коммерческим чтивом.

Патриаршая литературная премия противостоит массовой культуре и показывает другой пласт нашей словесности, которая следует пушкинскому завету: «чувства добрые я лирой пробуждал». В книгах номинантов и лауреатов разных лет есть два очень важных измерения: «правды и блаженства». Их герои несут свой житейский крест, грешат и каются, лелеют в своем сердце любовь к ближнему, этим и счастливы. А еще восхищаются красотой Божьего мира, как маленький мальчик из рассказа Владимира Крупина «Босиком по голубому небу», который видит, как цветет в поле лен, и радуется этому чуду, и бегает и прыгает по полю рядом с мамой. В рассказе удивительно передана атмосфера деревенского, босоногого детства. Ведь ребенок живет с чувством, что он родился навсегда. Этим и счастлив. И таковых есть Царствие Небесное.

Каждый писатель ставит перед собой разные задачи. Протоиерей Николай Агафонов говорит, что через свои книги он пытается помочь читателю поверить в Промысел Божий. И это очень важно. У современного человека в голове винегрет из суеверий, оккультизма и язычества. А религиозное чувство, связь с Небом ослаблены. Многие светские люди в лучшем случае живут как деисты: признавая Бога Творца, создателя Вселенной, не чувствуют его присутствия в истории и в своей личной судьбе. Даже у верующих людей существует раздвоение: христианами они бывают в храме на литургии, но, покидая церковную ограду, начинают жить по законам светского мира, где царит культ наживы, сребролюбия, борьбы за место под солнцем. Кто-то совершает еще более страшную подмену — в своей вере ищет прежде всего духовного комфорта и успокоенности: «Я в церкви. У меня все нормально». И здесь для православных писателей — множество тем, чтобы «глаголом жечь сердца людей», пробуждать их от духовной спячки.

Наверное, не все так благостно в православной словесности. Об этом говорит писатель Дмитрий Володихин: «В современной христианской литературе очень остро стоит вопрос самоцензуры: что допустимо писать, а о чем писать не следует. Сколько можно показать из того, что относится, скажем, к взаимоотношениям мужчины и женщины? Сколько можно показать плотского, сколько связанного с насилием или с грехами и пороками? Где та грань, переходя которую писатель разжигает дурные страсти в людях? И вместе с тем где та грань, где литература из христианской становится скопческой?..» Дмитрий Володихин говорит о том, что православный писатель не должен, с одной стороны, «производить книги для евнухов», с другой — «разжигать дурные страсти». Что ж, это верно — гений идет царским путем. Талантливый писатель умеет отразить дух времени и вечное, создать свой самобытный художественный мир, освежить язык, придумать архетипичных героев. И все это помножить на свою неповторимую личность.

Как всякая высокая награда, Патриаршая премия вызывает не только благожелательные отзывы, но и критику. Это дело привычное. Вопль «Не тех назначили лауреатами» сопровождает все наши громкие литературные награды: «Большую книгу», «Букеровку», «Нацбест», «Национальный поэт» и другие. Также шлейфом тянутся сетования критиков на то, что нынешняя литература измельчала, что нет шедевров и «раньше было лучше». Патриаршую литературную премию критикуют за то, что она чествует только маститых писателей. А еще за то, что церковь «вмешивается в дела литературы», диктует писателям — что им писать, формирует социальный заказ. Последний выпад — это отклик на прозвучавший из уст патриарха призыв — чаще обращаться к теме святости, создавать образы праведников. И тут же в «Независимой газете» опубликовали, что Людмила Улицкая против такой инициативы: «С христианскими ценностями у меня нет никаких разногласий, — сказала Улицкая «НГ». — Более того, у меня даже есть среди близких людей несколько православных священников, которые своей жизнью демонстрируют, что и для них христианские ценности дороги. А вот что касается чиновно-начальственного руководства РПЦ и его сервильного отношения к государству — это вызывает сомнения. Именно по этой причине я бы предпочла, чтобы литература оставалась в светской и независимой зоне». Что ж, пусть цветут все цветы. А либералов мы любим за то, что, слушая их советы, знаем, что поступать надо наоборот. Раз они что-то отчаянно ругают, значит — «верной дорогой идете, товарищи».

Русская Православная Церковь не ущемляет ничью творческую свободу. Она просто ищет писателей-едино­мыш­ленников. Об этом сказал председатель издательского совета РПЦ митрополит Калужский и Боровский Климент. Особенность этой награды в том, что она не является «разовой акцией» по принципу: наградили и забыли, пошли дальше. Патриаршая премия стала площадкой для диалога духовенства и писателей, а также формой их соработничества. Многие номинанты и лауреаты премии активно участвуют в просветительских акциях церкви, например, выступают на выставке «Радость Слова», которая проводится в разных регионах России, в том числе и в глубинке. Если столица избалована творческими вечерами и фестивалями, то для провинции встреча с писателями — настоящее событие. Прозаик Алексей Варламов как-то заметил, что русская литература в долгу перед церковью. Если мы возьмем золотой XIX век, то не так много увидим на страницах хрестоматийной классики образов духовенства. Лучший из них старец Зосима из «Братьев Карамазовых». А больше никого и не припомнишь на фоне лишних людей, нигилистов, мертвых душ, разночинцев и бесов. Говорят, что мы живем в эпоху «второго крещения Руси». Именно поэтому нужны писатели, которые умеют талантливо рассказывать о жизни церкви. Ведь для многих русских людей она до сих пор остается непонятным «этнографическим гетто».







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0