Достойно причаститься

Однажды преподобный Макарий Александрийский сподобился видения во время приобщения братии Святых Таин. Когда некоторые простирали руки для принятия Святых Даров, бесы, как бы опередив священника, клали им в руки уголья, между тем как Тело Христово возносилось обратно к алтарю. Когда же более достойные из причастников простирали руки к принятию причастия, злые духи отступали от них и далеко убегали с великим ужасом. Преподобный Макарий также увидел, что ангел Господень предстоял алтарю и вместе с рукой священника простирал свою руку и участвовал в преподании Святых Таин.

Подобные видения давались святым угодникам неоднократно. Таковым даром обладал преподобный Евфимий Великий. Он прозревал внутренние движения души другого человека — добрые и злые. Когда братия его обители причащалась Святых Таин Христовых, он видел, кто с какой душой причащается. Одних, которые приступали достойно, он видел просвещающимися, с сияющими лицами, а других — так как они дерзали приступать недостойно — помрачившимися, с лицами как бы умерших.

Конечно, кто-то, читая такие повествования, скажет, что ведь мы сами не видим ничего подобного в храме. Это так. Однако наш подлинный лик открыт перед Богом и небожителями, и потому нет нам большой пользы от того, что на земле другие люди не видят нашего безобразия.

Что же значит достойно или недостойно причаститься Святых Таин? Как вообще относиться к этому? И способны ли мы хоть что-то делать в этом отношении?

Самое первое, что нужно сказать: достоинство или недостоинство причастника определяется вовсе не мерой, так сказать, его святости, а мерой раскаяния в своих грехах и мерой видения себя как недостойного грешника. «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9, 13), — говорил Христос. Поэтому к Чаше пусть идет тот, кто сознает себя грешником. А кто считает себя праведным, тот пусть скромно постоит в стороне.

В то же время большой ошибкой будет считать: раз я грешник, то и пойду к Святой Чаше без какого-либо исправления себя. Покаяние не просто сожаление: «Зря я так поступил». Подлинное покаяние — это преображение души и, значит, исправление допущенных ошибок. Причастие Святых Таин не изменит нас само по себе, без нашего личного внутреннего труда над собой, без деятельного покаяния, которое должно предшествовать причащению. В случае нерадивого отношения к таинству, приготовления к нему как попало, участие в причащении не принесет душе просвещения, мира и радости. Напротив, в такой душе поселятся тьма и холод, и мы добавим к уже имеющимся грехам еще один тяжкий грех — неблагоговейное и дерзкое отношение к святыне.

У праведного Иоанна Кронштадтского есть такие слова: «После недостойного причащения Святых Таин, случается, входит в людей сатана». Как же это так? Человек приобщается в таинстве евхаристии Христу — и вдруг становится общником темной силы? А все дело в том, что принятие Христа в таинстве евхаристии связано с соответствующим отношением ко Христу и к Его таинству. Если в душе нет благоговения, веры и покаяния, то такое причащение будет в осуждение и погибель души, поэтому такое причащение сравнивается с предательским поцелуем Иуды.

В молитве, которую произносит священник по вынесении Чаши для причащения людей, есть такие слова: «Ни лобзания Ти дам яко Иуда». Конечно, все мы отмежевываем себя от предателя Господа. Куда приятнее сравнивать себя с благоразумным разбойником: он жил грешно, но спасся, а Иуда был учеником Господа и погиб. Но ведь всякий затаенный грех, лицемерное демонстрирование себя учеником Христовым перед другими с нераскаянной душой, с затаившимися злобой, завистью, гордым пренебрежением ближними уподобляет нас Иуде. Вот что писал преподобный Симеон Новый Богослов: «Как некогда Иуда-предатель, приняв Хлеб от Христа недостойно, съел его как часть обыкновенного хлеба и потому сатана вошел в него тотчас и бесстыдным предателем Христа Учителя (своего) сделал, воспользовавшись им как слугой и рабом и исполнителем своей воли, так случается в неведении и с теми, которые недостойно, дерзко и самонадеянно прикасаются к Божественным Таинам».

Недостойное причащение Святых Христовых Таин точно бывает в трех случаях:

— неверие в таинство, когда, например, думают, что мы причащаемся не истинным Телу и Крови Христовым, а просто освященному хлебу в воспоминание Тайной вечери;

— нераскаянность грехов, когда дерзают приступать к Чаше, не очистив душу покаянием и исповедью;

— гордыня, при которой мнят себя святыми или теряют благоговение перед Святыми Дарами.

Впрочем, преподобный Симеон Новый Богослов приводил более подробную классификацию: «Подобает нам знать, что есть пять классов людей, которым святые отцы воспрещают приступать к святому причастию.

Первый — оглашенные, как еще не крещенные.

Второй — крещеные, но возлюбившие постыдные и неправедные дела, как отступники от святой жизни, для которой крещены: блудники, убийцы, лихоимцы, хищники, обидчики, гордецы, завистники, злопамятные, которые, будучи таковыми, не чувствуют, что являются врагами Богу и находятся в бедственном положении, а потому не сокрушаются, не плачут о грехах своих и не каются.

Третий — бесноватые, если они хулят и поносят это божественное таинство.

Четвертый — те, которые пришли в чувство и раскаялись, прекратили греховные дела свои и исповедались, но несут наложенную на них епитимью, стоят вне Церкви определенное время.

И пятый — те, у которых не созрел еще плод покаяния, то есть которые не дошли еще до решимости посвятить Богу всю свою жизнь и жить в дальнейшем во Христе, жизнью чистой и безукоризненной. Эти пять классов, очевидно, недостойны святого причастия.

Достоин же причастия Святых Таин кто чист и не причастен грехам, о которых мы сказали. Но когда кто-либо из таковых достойных осквернится каким-либо осквернением, как это может случиться с человеком, тогда, конечно, и он недостойно причастится, если не отмоет покаянием того, чем осквернился».

Достойное приготовление к таинству евхаристии настолько важно, что святой апостол Павел уделил этому особое наставление: «...кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор. 11, 27–30).

Итак, святое причащение может быть не только во здравие и спасение, но и в осуждение и даже может привести к болезни и смерти — о чем говорит апостол Павел, — если человек принимает Святые Дары с нечистой душой, без должной веры и благоговения. Поэтому так важно хранить свое сердце от осквернения грехом и стараться как можно более тщательно, внимательно готовиться к святому причащению. А для этого важно иметь страх Божий, то есть ощущать величие святыни, по сравнению с которой мы все крайне ничтожны и нечисты, бояться хотя бы в мыслях погрешить пред пребывающим в Святых Дарах Господом.

О достойном и недостойном причащении прекрасно рассуждал святитель Иннокентий Иркутский: «Кто достойно причащается Святых Таин, тот таинственно соединяется с Иисусом Христом — то есть кто с истинным покаянием, с чистой душой и со страхом Божиим и верою принимает Тело и Кровь Христову, тот в то же время принимает Святого Духа, Который, войдя в человека, приготовляет в нем место для принятия Самого Иисуса Христа и Бога Отца, и, следовательно, он становится храмом и обиталищем живого Бога. Но кто причащается Тела и Крови Христовой недостойно, то есть нечистой душой, с сердцем, исполненным злобы, мщения и ненависти, тот не только не получит Святого Духа, но становится подобным Иуде-предателю и как бы вторично распинает Иисуса Христа».

Потому-то ко причащению нельзя готовиться наспех, кое-как, будто бы мы приступаем к какому-то обыкновенному делу. Задумаемся: причащение Святых Таин воскрешает душу, доставляя ей небесные блага, а с этим сокровищем не сравнится ничто из благ мира земного, поэтому важно как внутреннее бодрствование, охранение себя от небрежения, неблагоговения, так и внешнее приготовление себя посредством поста и исполнения положенного молитвенного правила к достойной встрече Небесного Гостя.

Вместе с тем важно помнить, что мы никогда не станем полностью достойны Святых Таин, поскольку никогда не обретем совершенной перед Богом чистоты. «Что такое человек, чтоб быть ему чистым и чтобы рожденному женщиною быть праведным? Вот... и небеса нечисты в очах Его» (Иов. 15, 14–15), — сказано в Священном Писании. Однако это не значит, что ввиду нашего недостоинства нужно надолго откладывать участие в святом причащении. Вспомним, что Спаситель не отвергал даже самых тяжких грешников, но, правда, при одном незаменимом условии: у всех них были искреннее покаяние, глубокое смирение и горячая вера в Него. И если мы, зная свою греховность и духовную слабость, после исповедания своих грехов на таинстве покаяния со смирением приступим к Чаше, Господь примет нас, не отвергнет и преподаст Свои Небесные Дары.

Как наставлял преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, «мы не должны устраняться от причащения Господня из-за того, что сознаем себя грешниками; но еще более и более с жаждой надобно поспешать к нему для уврачевания души и очищения духа, однако же с таким смирением духа и верой, чтобы, считая себя недостойными принятия такой благодати, мы желали больше врачевства для наших ран». Напротив, воспоминание собственных добрых дел (как это известно из притчи о мытаре и фарисее) выражает собой самую страшную греховную страсть — гордыню, которая совершенно не допускает воссиять в душе благодати Божией.

Тот же святой Иоанн Кассиан наставлял: «Гораздо правильнее было бы принимать их (Святые Таины) с тем смирением сердца, по которому веруем и исповедуем, что мы никогда не можем достойно прикасаться Святых Таин».

Можно сказать совершенно точно, в каком случае принятие Святых Таин будет действительно достойным. У каждого из нас есть свои грехи, страсти, свои духовные немощи. Среди них, если постараться, можно выделить те главные, которые особенно препятствуют нашему духовному созиданию. Для их распознания нужно всматриваться внутрь себя, честно признаваясь, что изъедает нас изнутри. То могут быть как душевные слабости, так и плотские пороки. Так вот, в случае их реального преодоления посредством покаяния и духовного подвига, то есть в случае нашего глубокого, сердечного изменения, причащение действительно станет достойным. А кто и после принятия Святых Таин остался таким же порочным, злым, мстительным и гордым, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем (1 Кор. 11, 29).

 

Комментарии







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0