На могиле Батюшкова в Прилуках

Григорий Викторович Шувалов родился в 1981 году в пос. Ладва Республики Карелии. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького, поэтический семинар Ю.П. Кузнецова.
Служил в пограничных войсках, работал на стройке и в театре.
Лауреат Московского международного поэтического конкурса «Золотое перо-2008». Председатель Клуба поэтов Литературного института.
Живет в Москве.

На могиле Батюшкова в Прилуках

Неудачный любовник,
Городской соловей,
Папоротник и шиповник
На могиле твоей.

Твой талант — дивный корень
На глухом пустыре,
Ты не зря похоронен
В дальнем монастыре.

Так писал ты туманно,
Что не каждый поймет.
Стих твой — рваная рана,
Перевязка и йод.

У ворот монастырских
Инвалиды стоят,
Просят деньги настырно
На закуску и яд.

Лишь случайный прохожий
Да заезжий поэт
Твой покой потревожат:
«О, коллега, привет!»

Так судьба повелела,
Отпусти и прости.
В землю спрятано тело,
Чтоб стихами цвести.

И, совсем неподвластны
Пересудам толпы,
Выпирают бесстрастно
Ягоды и шипы.


* * *
Взирая на трубы завода
и церкви разбитый хребет,
выходит поэт из народа,
как тени выходят на свет.

Течет, утекает водица,
как этот денек голубой.
Хотел бы я снова родиться
и встретиться снова с тобой.

Хотел бы я жить и работать,
любить и стихи сочинять,
по фене поганой не ботать,
измен и предательств не знать,

забыть эти дрязги и кипеж,
спокойно дожить до седин,
увидеть, как сказочный Китеж
всплывает из темных глубин.

Смотри, словно белые птицы,
уходят на юг облака.
Хотел бы я снова родиться,
хотел бы, да жизнь коротка.


Поэт и море

1. Мертвое волнение

Кто на море не бывал,
досыта Богу не молился.
          Русская пословица

С друзьями об истине споря,
я выпил воды и огня
и плюхнулся в Черное море,
и море схватило меня.

От берега я удалялся,
волнением мертвым влеком.
Боялся?.. Наверно, боялся.
Но я говорю о другом.

В обители хищной природы
я трепетным сердцем постиг
величие древней свободы,
которой не знает язык.

Я стал бы, наверное, морем,
в воде растворился, как соль,
легендой, нелепостью, горем,
но я не сыграл эту роль.

Я даже не вспомнил о Боге
и был опрокинут волной,
но чудом почуяли ноги
не бездну, а твердь подо мной.

И понял я, праздный мечтатель,
что жизнь свою прожил шутя.
Потом появился спасатель
и вывел меня, как дитя.

Слетелись, как гарпии, люди:
поэты, зеваки, врачи.
Я даже не думал о чуде,
поэтому здесь помолчи

о смерти, которая схватит
и станет пределом всего,
иначе таланта не хватит,
чтоб выразить волю Его.


2. Пазл

Вечером тоскливо. я чаю вмазал
И проверку чувств произвел на лживость.
Помнишь, мы с тобой собирали пазл,
А любовь у нас так и не сложилась?

Там была картинка, на ней — осада,
Корабли стреляли в мятежный город.
Раз любовь прошла — значит, так и надо,
Но меня терзает любовный голод.

Флаги ты собрала почти мгновенно,
Паруса возникли и мачт верхушки.
Я же возводил городские стены,
Ну а ты на них направляла пушки.

Но сложней всего собиралось небо —
Голубое, белое, в клочьях дыма.
Жаль, в шестое чувство я верил слепо
И оно, как поезд, промчалось мимо.

Интерес утратила ты внезапно,
Небо я один собирал в концовке.
Чтоб убить любовь корабельным залпом,
Нужен трезвый ум и чуть-чуть сноровки.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0