«Подрыв биологической силы русского народа»

Константин Александрович Залесский — российский историк, журналист — родился в 1965 году в Москве. Окончил факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова. С 2013 года — научный сотрудник РИСИ.
Автор серии статей в «Губернских ведомостях» и «Парламентской газете» по вопросам государственного устройства, самоуправления и истории государственных учреждений Российской империи, а также биографических справочников.

Введение

Генеральный план «Ост» вошел в историю как план послевоенного переустройства Европы, разработанный в годы Второй мировой войны одним из ведомств СС (в данном случае Штабным управлением Имперского комиссара по консолидации германского народа — StHA/RKF). Сам текст генерального плана до нас не дошел; мы судим о нем прежде всего на основании «сопровождающих» документов: отзывов, переписки и т.д. Кроме того, генеральный план «Ост» никогда не был утвержден и, таким образом, остался исключительно на стадии проекта. Тем не менее значение плана «Ост» — и не только в историческом аспекте — заключается в следующем: в нацистской Германии на достаточно высоком уровне, при участии серьезных и влиятельных организаций, руководящих сотрудников, а также ученых — профессоров и ведущих специалистов своей области — шло серьезное обсуждение принципиальных основ массовых депортаций, а также физического уничтожения русского народа. Это обсуждение имело программный, мировоззренческий, а не сиюминутный характер, и цель его была декларирована достаточно четко: «Важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе»[1].

Свое видение переустройства Европы имперский комиссар по вопросам консолидации германского народа Генрих Гиммлер четко сформулировал в выступлении перед курсантами (прежде всего не перед немцами, а перед выходцами из «стран германской крови») и преподавательским составом юнкерского училища в Бад-Тёльце 23 ноября 1942 года: «Тем не менее главная колония нашего рейха — Восток: сегодня — колония, завт­ра — район заселения, послезавтра — имперские земли! <...> Мы видим, как волна за волной накатываются на Европу: гунны, турки и татары. За эти несколько столетий однажды натиск со стороны Азии даже докатился до Вены <...> Нам предстоит нелегкая борьба <...> Человеческие жизни не играют никакой роли <...> Не имеет значения, умрут ли сотни и тысячи от голода, так как там, где умирает 100 человек, появляются новые 200».

После окончания войны и до наших дней формально все лидеры Запада безоговорочно осуждают политику нацистов, озвученную в плане «Ост». В то же время надо иметь в виду, что его главный автор — Курт Мейер-Хетлинг — после войны за свою «научную деятельность» осужден не был. На процессе Американского военного трибунала в Нюрнберге по делу расовых учреждений СС бывшему оберфюреру СС и его защитникам удалось убедить американских судей в том, что это не более чем план послевоенного восстановления разоренных войной территорий. Судьи фактически оправдали Мейера (он получил лишь срок за членство в преступной организации — то есть СС).

Сегодня, в начале XXI века, складывается ситуация, что в реальности выдвинутая нацистским государством цель уничтожения русского народа любыми средствами, не останавливаясь перед открытым геноцидом, фактически вновь берется на вооружение и становится одной из важных составляющих общей антирусской политики. И если подобные цели и средства никогда официально не декларировались в странах Запада, то с эскалацией ситуации на Украине многие положения генерального плана «Ост» вновь встают на повестку дня.

1. Генеральный план «Ост»

1.1. Основные положения

Важнейшими документами, касающимися генерального плана «Ост», являются следующие пять (не считая различных писем).

— Записка «Основы планирования» (Planungs grundlagen), составленная в феврале 1940 года Плановой службой StHA/RKF. Она касалась исключительно вопросов будущей колонизации Западной Пруссии и Вартеланда (то есть областей, включенных непосредственно в состав германского рейха), куда планировалось переселить 4,4 млн немцев (в том числе 1,15 млн в города) при выселении 100% евреев (560 000 человек) и 44% поляков (3,4 млн человек).

— Материалы к докладу «Поселения» (Materialien zum Vortrag Siedlung) — небольшое приложение к докладу, подготовленное в декабре 1940 года Плановой службой StHA/RKF. Основную часть занимал раздел «Потребность в землях для неизбежного переселения из Германии в границах 1937 года».

— Собственно Генеральный план «Ост» (Generalplan Ost) — о том, что он вообще существовал, сделан вывод на основе сопроводительного письма Мейера-Хетлинга от 28 мая 1942 года, где указано, что в приложении находится этот план, датированный 15 июля 1941 года, с приложениями от 27 января 1942 года.

— Общий план «Ост» (Gesamtplan Ost), разработанный в декабре 1941 го­да специалистами управленческой группы «Б», которая входила в состав 3-го управления (СД/Внутренние области) Главного управления имперской безопасности. О его содержании составляется представление путем анализа «Замечаний и предложений Восточного министерства по генеральному плану “Ост”», написанных 27 апреля 1942 года сотрудником этого министерства Э.Вецелем и содержащих достаточно резкую критику (здесь явно силен ведомственный подход к конкуренту). Этот наиболее масштабный из всех планов предусматривал колонизацию 700 тыс. км2 на Востоке. Предлагалось переселение 1–2 млн немцев и 10 млн лиц германской крови при выселении 31 млн славян (в том числе подлежало переселению 80–85% поляков, 75% белорусов, 65% украинцев, 50% чехов). «В настоящее время уже можно более или менее определенно установить в качестве восточной границы колонизации (в ее северной и средней частях) линию, проходящую от Ладожского озера к Валдайской возвышенности и далее до Брянска...»* — писал Вецель.

— Вариант Генерального плана «Ост» (Generalplan Ost), составленный также в мае 1942 года Институтом сельского хозяйства и политики Берлинского университета Фридриха Вильгельма, который возглавлял все тот же Мейер-Хетлинг. В соответствии с этим документом предполагалось колонизовать территорию площадью 364 231 км2, где создавались маркграфства Ингерманландия (Ленинградская область), Готенгау (Крым, Херсон) и Мемель-Нарев (Литва, Белосток), кроме того, на территории Польши, Белоруссии, Прибалтики и Украины создавались 36 опорных пунктов. Сюда предполагалось переселить 5,65 млн человек, для чего выселить предполагалось около 25 млн человек (90% поляков, 50% эстонцев, более 50% латышей, 85% литовцев).

— Генеральный план колонизации (Generalsiedlungsplan) был разработан в сентябре 1942 года Плановой службой StHA/RKF. В этом проекте планировалась колонизация территории в 330 000 км2, где предполагалось создание 360 100 сельских хозяйств, куда предстояло переселить 12,21 млн человек.

Разгоревшееся в Германии обсуждение будущей колонизации восточных земель, как указано в датированных 27 апреля 1942 года «Замечаниях и предложениях», было посвящено «не программе, подлежащей немедленному выполнению, а тому, что, напротив, заселение этого пространства немцами должно проходить в течение примерно 30 лет после окончания войны. Согласно плану, на данной территории должны остаться 14 млн местных жителей»**. Можно в данном случае не останавливаться на обсуждении числа людей, подлежащих насильственному выселению (например, того, что «на 8 млн немцев приходится по плану 45 млн местных жителей не немецкого происхождения, из которых 31 млн должен быть выселен с этих территорий») или выселение 65% украинцев и 75% белорусов. Важно то, что, как следует из документов, приводимые здесь данные основаны на проведенных серьезных исследованиях, сделанных по заказу высших органов власти и армии. Другими словами, в руководстве Третьего рейха эта тема была востребована и к решению проблемы «будущего обращения с русским населением» относились серьезно.

1.2. «Разгромить русский народ»: прошлое и настоящее

Постепенно на первый план был выдвинут сделанный — в частности, профессором Абелем — вывод, который практически полностью совпадал со словами Гитлера. В «Замечаниях» зна­чится буквально следующее: «Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве. Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается, скорее всего, в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их. Только если эта проб­лема будет рассматриваться с биологической, в особенности с расово-биологической, точки зрения и если в соответствии с этим будет проводиться немецкая политика в восточных районах, появится возможность устранить опасность, которую представляет для нас русский народ»[2].

Для этого, к примеру, предлагалось после войны раздробить все территории, населенные русскими, на мелкие полуавтономные образования и при этом «обеспечить в каждом из них обособленное национальное  разви-тие»[3]. Если в национальных районах априори вбивался клин между местным и русским населением, причем с упором на обособление как можно более мелких нацгрупп, то в центральных областях России «политика отдельных генеральных комиссариатов должна быть направлена по возможности на разъединение и обособленное развитие этих областей». Цель такой политики заключалась в том, что «русскому из Горьковского генерального комиссариата должно быть привито чувство, что он чем-то отличается от русского из Тульского генерального комиссариата»*.

В связи с этим надо упомянуть, что после приветствовавшегося «западными демократиями» распада СССР широкое распространение получила идея о необходимости дальнейшей «фрагментации» теперь уже Российской Федерации. Выражая именно эту активно обсуждаемую за рубежом точку зрения в блоге радио «Эхо Москвы» 19 января 2011 года, профессор Университета им. Сунь Ятсена (Тайвань) О.Городецкая написала, что распад России «в настоящее время, к сожалению, невозможен. Именно к сожалению, потому что затягивание этого неизбежного процесса означает катаклизмы, разрастающиеся с каждым днем... Российская империя нежизнеспособна, и она умрет неизбежно. Единственно, что ее может спасти, — это размежевание... И классический вопрос: что делать молодому человеку в России? На мой взгляд, перестать думать о фантоме России, а думать о своей области (если лежит к ней душа), а если не лежит, то о своей семье, своей профессии. Если хочется жить там, где живется, то жить жизнью своего региона — это и будет потом основой возрождающейся жизни после катаклизмов и позора, к которым народ России ведет себя с завидным упорством, не стараясь свернуть»**.

Это, естественно, перекликается и с мнением самого Гитлера, который 11 апреля 1942 года за столом в «Вольф­шанце» сказал своему окружению: «Сообщества деревень нужно организовать так, чтобы между соседними сообществами не образовалось нечто вроде союза. В любом случае следует избегать создания единых церквей на более или менее обширных русских землях. В наших же интересах, чтобы в каждой деревне была своя собственная секта со своими представлениями о боге. Даже если таким образом жители отдельных деревень станут, подобно неграм или индейцам, приверженцами магических культов, мы это можем только приветствовать, поскольку тем самым разъединяющие тенденции в русском пространстве еще более усилятся»[4].

Подобные заявления фюрера перекликаются и с современной политикой Запада в отношении проникновения и усиления влияния различных сект в России. Например, глава Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Александр Дворкин, комментируя 28 апреля 2015 года внесение в Государственную думу законопроекта о финансировании религиозных организаций из-за рубежа, сказал, что эта «инициатива направлена против различных сектантских организаций, дочерние структуры которых часто используются как агенты влияния в России. “Религия давно стала фактором международной политики”, — утверждает Дворкин. В качестве примера он назвал “псевдоиндуистские”, пятидесятнические организации, мормонов, сайентологов, а также другие организации, которые могут попасть под действие закона»[5].

Другими обсуждаемыми составляющими плана действий на «восточных территориях» являлись «ослаб­ление русского народа в расовом от­ноше­нии»[6] и «подрыв биологической силы наро­да»[7]. С одной стороны, пред­лагалось поощрить «увеличение численности украинского населения, в противовес русским»[8], однако позже — после решения «русского вопроса» — ограничение рождаемости планировалось применить уже к украинскому народу. Главный же упор делался, с одной стороны, на пропаганду: ее средствами, «особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т.п., мы должны постоянно внушать населению мысль, что вредно иметь много детей»[9]. С другой стороны — на широкое распространение противозачаточных средств, притом что «аборты ни в коей мере не должны ограничиваться». При всем этом следовало «не допускать борьбы за снижение смертности младенцев, не разрешать обучение матерей уходу за грудными детьми и профилактическим мерам против детских болезней. Следует сократить до минимума подготовку русских врачей по этим специальностям, не оказывать никакой поддержки детским садам и другим подобным учреждениям. Наряду с проведением этих мероприятий в области здравоохранения не должно чиниться никаких препятствий раз­водам»[10].

И здесь опять возникают параллели с современностью. Например, вот что писал в 2006 году выходящий на русском языке журнал «Лиза. Girl», издаваемый ИД «Бурда» (то есть имеющий «немецкие корни») и позиционирующий себя как «иллюстрированный журнал для девушек, стремящихся идти в ногу со временем»: «Детство должно быть порой счастья и радости, у малыша должны быть любящие родители, которые смогут уделять ему много времени. Подумай, что было бы, если бы вы с парнем поженились не по любви, а по необходимости, только ради малыша. Как скоро вы стали бы проклинать друг друга за “загубленную” жизнь, учебу, карьеру? А ребенок с самого детства рос бы с ощущением, что приносит самым дорогим людям — родителям — одни только страдания... Как сказала одна девушка, решившаяся на аборт именно по этим причинам: “Я не смогу дать ему ничего из того, что хотелось бы... Поэтому пусть он возвращается на небо. Если он захочет, то придет позже, когда я смогу дать ему все. А если нет, он навсегда останется в моем сердце”. Если ты понимаешь, что сейчас разумнее выбрать аборт, то не становишься от этого хуже, но тебе нужно как-то избавиться от чувства вины. Поговори с ребенком мысленно, попроси у него прощения. А еще есть такой способ: в течение года после аборта ты словно показываешь ему все прекрасное, что тебя окружает».

1.3. Угроза «западной цивилизации»

Однако вопросы, обсуждаемые в генеральном плане «Ост» и в застольных беседах Гитлера, отнюдь не остались голой теорией. Они нашли широкое применение и на практике, в установлении на восточных территориях жесточайшего оккупированного режима. Уже 23 июля 1942 года начальник Партийной канцелярии Мартин Борман направил «по поручению фюрера» имперскому министру восточных оккупированных террито­рий Альфреду Розенбергу письмо, с тем чтобы он «соблюдал и проводил в жизнь в политике на оккупированных восточных территориях» целый ряд принципов, большинство которых фактически буквально повторяло приведенные выше положения*. Например, там значилось:

«1. Мы можем быть только заинтересованы в том, чтобы сокращать прирост населения оккупированных восточных областей путем абортов <...> По мнению фюрера, следует разрешить на оккупированных восточных территориях широкую торговлю предохранительными средствами <...>

2. <...> мы должны принять необходимые меры против размножения не немецкого населения.

3. <...> ни при каких условиях не должны проводиться прививки и другие оздоровительные мероприятия для не немецкого населения.

4. Ни в коем случае не следует давать местному населению более высокое образование <...> Поэтому, по мнению фюрера, вполне достаточно обучать местное население, в том числе так называемых украинцев, только чтению и письму <...>».

Реализация планов нацистов на Востоке была в значительной степени возложена на СС, возглавлявшиеся Генрихом Гиммлером. Рейхсфюрер СС в своих многочисленных выступлениях четко определил задачи своей организации[11], а также обосновал их с теоретической точки зрения. Он дейст­вовал четко в русле указаний фюрера, лишь реализуя на практике его идеи. Поэтому в речах Гиммлера постулат о необходимости борьбы именно против русского народа, а не против «большевистского режима» присутствует довольно часто. Выступая в Штеттине 13 июля 1941 года перед отправляющимися на фронт бойцами боевой группы СС «Норд», рейхсфюрер СС, в частности, говорил: «Это война идеологий и борьба рас. На одной стороне стоит нацио­нал-социализм, мировоззрение, основанное на нашей германской, нордической крови. Стоит мир, каким мы его хотим видеть: прекрасный, упорядоченный, справедливый в социальном отношении. Мир, который, может быть, еще страдает некоторыми недостатками, но в целом счастливый, прекрасный мир, наполненный культурой, каким как раз и является Германия. На другой стороне стоит 180-миллионный народ, смесь рас и народов, чьи имена непроизносимы и чья физическая сущность такова, что единственное, что с ними можно сделать, — это расстреливать без всякой жалости и милосердия <...>

Когда вы, друзья мои, сражаетесь на Востоке, вы продолжаете ту же борьбу против тех же недочеловеков, против тех же низших рас, которые когда-то выступали под именем гуннов, затем — 1000 лет назад, во времена королей Генриха и Оттона I, — под именем венгров, а впоследствии под именем татар. Затем они явились снова под именем Чингисхана и монголов. Сегодня они называются русскими...»

Таким образом, геноцид, проводимый нацистскими властями и войсками на территории СССР, оправдывался вековыми традициями противостояния Востока и Запада, защитой «западной цивилизации» от восточных варваров. Последняя оценка, пусть и не в столь категоричной форме, присуща и современным западным политикам. Так, например, канцлер ФРГ Ангела Меркель, комментируя отказ от приглашения России на саммит G-7, указала, что Россия существенным образом нарушила то, что я называю европейским миропорядком. Примерно о том же говорил и президент США Б.Обама в своем знаменитом выступлении в ноябре 2014 года на саммите G-20 в Австралии: «Мы возглавляем усилия мирового сообщества в борьбе с болезнью, вызванной вирусом Эбола, и в противостоянии российской агрессии на Украине, которая угрожает миру»*.

1 апреля 2015 года сайт visegrad/insight.eu поместил обширную статью М.Варвоуниса «Понимание исторического развития российского государства», в которой прослеживалось многовековое противостояние России и Запада. Статью завершает обширный «вывод», который, в частности, гласит:

«К сожалению, для свободного мира Россия вновь становится опасным крупным игроком... вновь ставя под угрозу мир и стабильность в Европе. Независимо от того, чем европейские апологеты Кремля пытаются оправдать империалистическую внешнюю политику России, история находится не на их стороне. История говорит нам, что начиная с XVI века царская Россия, СССР и постсоветская Россия являются традиционными врагами ценностей демократии и свободы и несут ответственность за почти шестьдесят агрессивных войн против своих соседей.

По своей природе русская цивилизация носит антизападный характер, она основана на антагонизме по отношению к иностранным цивилизациям, и особенно к таким ценностям, как демократия, гражданские свободы, индивидуализм и гуманизм. Несомненно, русская самоидентичность относится к незападной цивилизации, являясь преемником Византийской империи. Россия будет в состоянии двигаться вперед и стать успешным членом нового мира XXI века, лишь полностью восприняв западные ценности и тем самым отказавшись от византийско-азиатского тоталитаризма и экспансионистской идеологии “Третьего Рима”».

2. Государственная политика геноцида

Особое значение приобретает ге­неральный план «Ост» в связи с первоначально внутригражданским конфликтом на Украине, который уже давно приобрел элементы межнационального. На юго-востоке Украины фактически находят свое воплощение в жизнь отдельные положения генерального плана «Ост»: не буквально, но по духу. И данная практика лишь показывает, что в случае успеха данной миссии она будет распространена на весь русский мир, что приобретает свою актуальность особенно сейчас, когда создается вероятность эскалации ситуации и в отношении При­днест­ровья.

2.1. Отношение к населению юго-востока Украины

При определении отношения украинской власти к населению ДНР и ЛНР обязательно следует учитывать, что, даже по некорректным данным переписи населения 2001 года, в этом регионе страны значительную долю составляют русские. Даже в условиях активно проводимой с 90-х годов политики украинизации в Донецкой области назвали себя русскими 38,2% (украинцами 56,9%), притом что родным русский язык считает 74,9% населения (последняя цифра ближе к реальному показателю количества русского населения в области). В Луганской области в том же, 2001 году назвали себя русскими 39%, а русский язык родным — 68,8%. (притом что, например, в Киевской области отнесли себя к украинцам 92,5%, а в Житомирской — 90,3 %).

Несмотря на все свои заявления, что руководство Украины рассматривает «граждан Украины, которые находятся на временно оккупированных территориях... как украинских пленных, захваченных захватчи­ком»[12], реальность совершенно другая. Значительно чаще упоминаний о жителях Донецка и Луганска звучат заклинания о том, что «Донбасс — неотъ­емлемая часть Украины и никакого особого, отличного от всей остальной страны статуса [у него нет]»[13]. Именно территориальные вопросы, а не положение и тем более волеизъявление проживающего там населения интересует киевское правительство. Именно сохранением «территориальной целостности» бы­ло оправдано и начало «антитеррористической операции» (АТО): 7 апреля 2014 года и.о. президента Украины А.Турчинов в связи с провозглашением Харьковской и Донецкой народных республик объявил о создании антикризисного штаба и о том, что «против тех, кто взял в руки оружие, будут проводиться антитеррористические мероприятия», а 14 апреля президент Украины ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины от 13 апреля 2014 года «О неотложных мерах по преодолению террористической угрозы и сохранению территориальной целостности Украины“», начав тем самым военные действия на юго-востоке Украины.

В реальности отношение к жителям ДНР и ЛНР принципиально другое. Оно озвучивается достаточно редко, поскольку полностью противоречит декларируемым «общечеловеческим ценностям» и само по себе является военным преступлением. Так, довольно большой резонанс имели слова, сказанные 29 апреля 2014 года в интервью на телеканале hromadske.tv журналистом издания «Український Тиждень» Богданом Буткевичем (поскольку позже была сделана попытка дезавуировать его слова и объявить их фейком, они цитируются по украинскому сайту stopfake.org): «Донбасс — это не просто депрессивный регион, там много проблем. Проблема в том, что там дикое количество ненужных людей, в первую очередь в экономике <...> если брать только Донецкую область, там 4 млн населения. Как минимум 1,5 млн — это лишние люди, им не будет там работы никогда <...> Донбасс — это наш ресурс. И наша проблема в том, что мы не можем им пользоваться <...> Есть категория людей, которых нужно просто убить». Устроенная по этому поводу истерика о якобы фальсификации высказываний Б.Буткевича в принципе не важна, поскольку его фраза вызвала активное обсуждение на украинских сайтах. Например, на comments.ua среди прочих были и следующие: «Michel: Убивать не надо, надо отправить потомков болотных племен на историческую родину, а тех, что останутся, разделить на две части: часть оставить такими, какие они есть, а способных переквалифицировать на производителей высокотехнологической, конкурентоспособной продукции, такой, на которую есть спрос на мировых рынках». Позже и сам Буткевич высказался по этому поводу: «Я абсолютно не сожалею о том, что сказал то, что сказал. Да, очень резко, неполиткорректно, даже грубо. Но уже тогда я понимал, что мы на пороге полномасштабной войны <...> Привык называть вещи своими именами, даже когда это кому-то не нравится и звучит ужасно. Профессия такова, понимаете? И не надо мне говорить, что я, мол, нарушаю единство страны <...> Я же в реальном интервью всего лишь сказал то, о чем думает достаточное большинство адекватных людей в этой стране. Мне пишет куча людей, и с востока в том числе, которые благодарят за горькую правду».

Если в печатных СМИ украинским властям удается сохранять видимость политкорректности, то в Сети их позиция отражена более честно. Так, на сайте Цензор.net в своем довольно обширном материале Виталий Дейнега, выступающий как «известный волонтер», среди прочего писал: «Если конфликт заморозят — Лугандония будет сосать деньги из нашего бюджета похлеще коррупции <...> Даже если мы победим и вернем себе раздолбанный “градами” Донбасс — лучше не станет. Разбитый в хлам регион, требующий миллиардов на восстановление. И эти миллиарды будем платить мы с вами. А отвоеванная у попочленцев “вата” будет кричать, что мы ей по гроб должны за разрушенные ихними же “собратьями” города. Донбасс будет по-прежнему кричать, что он кормит Украину, и тянуть бюджетные деньги в прорву...»

Еще более четко выразил позицию премьер-министр Украины Арсений Яценюк, то есть человек, занимающий высокий официальный пост. На сайте посольства Украины в США от 15 июня 2014 года указывалось, что в своем выступлении, выражая соболезнование семьям и друзьям военнослужащих, погибших под Луганском, он, в частности, сказал: «Они потеряли свои жизни, потому что защищали мужчин и женщин, детей и стариков, которые оказались под угрозой убийства со стороны захватчиков и спонсируемых ими нелюдей. Сначала мы будем мстить за героев, уничтожая тех, кто их убил, а затем очистим нашу землю от зла». При этом в данном случае мы имеем дело уже с правленым вариантом, поскольку первоначально Яценюк вместо «нелюдей» (inhumans) употребил термин «недочеловеки» (subhumans), что видно из скриншота[14]. Этот термин использовался нацистской пропагандой для обозначения «низших людей» — евреев, цыган и славян. Лишь подобным отношением к населению ДНР и ЛНР можно объяснить действия киевского правительства, а также подразделений ВСУ и добровольческих батальонов.

2.2. Проблема беженцев

Отношение украинских властей к беженцам также не соотносится с тем, какое должны были бы проявлять официальные власти к гражданам своей страны. 26 мая 2015 года «КП в Украине» сообщала: «В ООН жестко раскритиковали украинское правительство, которое не соблюдает права переселенцев <...>

— 1,2 млн человек вынуждены стать переселенцами в самой Украине. Еще 1 миллион покинули страну. Ничего не делается для того, чтобы облегчить передвижение этих людей. Такое впечатление, что их заставляют принять решение, с кем они, — заявил [директор Европейского бюро агентства ООН по делам беженцев В.] Кошетель»[15]. Данные цифры выше: по данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев на 16 апреля 2015 года, число превысило 2 млн человек, в том числе 1 млн 228 тыс. жителей Донбасса выехали в другие регионы Украины, а 800 961 человек — за пределы страны, из них около 660 тыс. — в Россию и 81 тыс. — в Белоруссию. По данным ФМС РФ на апрель 2015 года, только в России находятся более 2,5 млн украинских граждан, в том числе около 954 тыс. с востока страны.

Отношение к беженцам с юго-востока в центральных районах негативное, хотя, казалось бы, сюда едут те, кто поддерживает Киев. Как сообщает украинский сайт Сегодня.ua 10 сентября 2014 года, «переселенцы с востока, которые ищут жилье на безопасных территориях, не могут заселиться даже за деньги. “Я начала обзванивать риелторов, и, когда говоришь, что с востока, тебе аккуратно отказывают. За двое суток 90% риелторов мне отказали”, — говорит переселенка из Донецка Юлия Волкова».

2.3. Сознательное разрушение инфраструктуры

Одной из целей военных действий ВСУ и добровольческих батальонов является последовательное и постоянное разрушение инфраструктуры. С одной стороны, это приводит к еще большему ухудшению положения проживающего здесь населения, с другой — сокращает ресурсы ополченцев, поскольку именно властям ДНР и ЛНР приходится осуществлять ремонт разрушенных артиллерией ВСУ объектов. Ущерб инфраструктуре наносится сознательно, поскольку в результате подобные объекты (газопроводы, водопроводы, подстанции и т.д.), естественно, не могут использоваться ополченцами для своих позиций, что делает их не более защищенными, а, наоборот, более уязвимыми.

26 мая 2015 года сайт КорреспонденТ.net сообщил о «разрушении магистрального водопровода, обеспечивающего водой часть Луганска. Половина города осталась без воды». (Поскольку это украинский сайт, была сделана неуклюжая попытка свалить обстрел Луганска на «террористов»: «Одна из мин, не перелетев через Северский Донец, взорвалась в с. Раёвка».) Отмечается, что «за последнюю неделю это уже третий случай повреждения террористами водопровода, который обеспечивает во­дой оккупированные ими же территории».

Далее следует сообщение, что в результате «массированного артиллерийского обстрела... девять сел остались без газо­снабжения» (3600 дворохозяйств). Таким образом, происходит сознательное и последовательное разрушение хозяйственных объектов, следствием чего может быть лишь гуманитарная катастрофа и ухудшение положения мирного населения.

2.4. Блокада

Наиболее последовательными являются действия украинских властей по постоянному усилению блокады ДНР и ЛНР. При этом неоднократно указывалось, что подобные меры бьют прежде всего по мирному населению, что, однако, нисколько украинские власти не волнует. Последнее время стали появляться постоянные требования полной блокады Донбасса, в том числе и от имени президента Украины. Руководитель фракции «Блок Петра Порошенко» Юрий Луценко, как сообщает украинский сайт КорреспонденТ.net 2 июня 2015 года, заявил с трибуны парламента: «Президент Украины считает, что раковая опухоль подлежит блокаде. Практика главы Луганской военно-граждан­ской администрации господина Мос­каля, который запретил какое-либо передвижение транспорта с оккупированной территории, признана правильной, она должна быть распространена и на территорию Донецкой области».

Уже прошло достаточно времени после прекращения деятельности на территории ДНР и ЛНР банков и их отделений, после чего была практически полностью прекращена выплата зарплат, пенсий и пособий и было объявлено, что за ними жителям этих территорий следует приходить на территории, контролируемые ВСУ. Вскоре была установлена фактически транспортная блокада Новороссии. Сначала глава Луганской ОГА Геннадий Москаль своим распоряжением закрыл транспортное сообщение грузовых автомобилей с Луганской областью, а также железнодорожное сообщение. Попасть на контролируемые ополченцами территории стало возможно только пешком или на легковом автомобиле. Затем 26 мая 2015 года Москаль «поручил военным и правоохранителям принять меры для прекращения несанкционированного пропуска пешеходов через линию соприкосновения... кроме того, до четверга, 28 мая, полуразрушенная паромная переправа через Северский Донец между Лобачево и Желтым, по которой периодически пытаются переходить пешеходы и переправлять товар, должна быть демонтирована».

О самом факте приостановки выплат достаточно точно было сказано журналистом М.Шевченко в эфире радио «Эхо Москвы» 20 ноября 2014 года: «Я считаю, что акт лишения Донбасса и Луганска, ДНР и ЛНР, социальных выплат, социального обеспечения — это попытка умертвить огромное количество людей зимой, попытка лишить их возможности покупать продукты, получать зарплаты, платить за тепло. Если бы не помощь России, то эти люди на самом деле могли бы умереть <...> Я обвиняю Петра Порошенко в преступлениях против граждан Украины, часть из которых после этого, конечно, уже себя гражданами перестанет считать. Безусловно, президент, который объявляет часть людей, которые хотя бы формально принадлежат к гражданам страны, которой он является президентом, лишенными социального обеспечения, то есть женщин, детей, младенцев...».

Еще более важным представляется установление блокады, когда запрещается провоз на территорию ДНР и ЛНР товаров народного потребления и продовольствия. Подобная мера направлена исключительно против мирного населения. Это признают и украинские власти, поскольку постоянно утверждают, что ополченцев «всем необходимым снабжает Россия». На границе идут постоянные конфискации (хотя при этом все отмечают высокий уровень коррупции у пограничников, что несколько снижает действенность блокады). 26 мая 2015 года сообщалось, что «с начала года на линии разграничения пограничники в 834 случаях прекратили незаконное перемещение почти 200 000 тонн товаров, которые нарушители пытались переправить по поддельным документам на подконтрольную боевиками территорию».

Накануне выступления президента Украины, 4 июня 2015 года, Юрий Луценко заявил, что тот «принял решение о продовольственной блокаде оккупированных территорий. Грузы с продовольствием, товарами народного потребления на оккупированные территории Донецкой и Луганской областей не должны идти. Это твердое решение президента», — сказал Луценко.

Примерно в том же ключе, но более эмоционально по вопросу продовольственной блокады выступил и министр внутренних дел Украины, то есть человек, ответственный за обеспечение безопасности ее граждан, Арсен Аваков: «Хотите независимой жизни? Хотите дружбы с Россией? У вас Российская Федерация под боком — дружите. Хотите жить по законам Украины, вы — украинцы?»*

8 июня 2015 года «КП в Украине» в статье «Жители Донбасса: блокада поставит нас на грань вымирания» писала: «По ту сторону “фронта” народ будет исключительно выживать, — думает политолог Евгений Золотарев...» Газета приводит мнение жителя зоны АТО: «И сейчас несладко живем, с полной блокадой, того и гляди, вообще не выживем. Люди не смогут выехать даже, чтобы снять свои деньги из банка, чтобы купить лекарств — да элементарно убежать от войны. Не будет продуктов, необходимых товаров. Большой вопрос — доедет ли гуманитарка? Мы окажемся на грани вымирания». При этом крайне интересно приводимое здесь же мнение доктора исторических наук Андрея Портникова: «Уверен, что возможная блокада останется практически не замеченной миром. Конечно, ООН и ОБСЕ обнародуют отчеты об ухудшении гуманитарной ситуации. Но на этом все закончится»[16]. Другими словами, «западные демократии» дают Киеву карт-бланш на геноцид на юго-востоке Украины.

В последние дни предпринята очередная попытка устроить в ДНР и ЛНР гуманитарную катастрофу. Перебои с газо- и водоснабжением были и раньше, как уже упоминалось выше, в результате постоянных артобстрелов. Однако на последнем этапе АТО украинские власти перешли к целенаправленной политике удушения местного населения с помощью лишения его необходимых ресурсов. При этом в ноябре 2014 года А.Яценюк заявил, что прекращения газоснабжения и электроснабжения территорий на востоке страны не будет, поскольку «там наши граждане, и правительство не даст этим людям замерзнуть, потому что это приведет к гуманитарной катастрофе». Это говорит о том, что правительство Украины полностью отдавало себе отчет о ситуации и о последствиях подобного шага. Тем не менее в феврале 2015 года Нафтагаз Украины официально сообщил, что «с 18 февраля прекратились поставки природного газа в зону проведения АТО»[17].

Поскольку отключением газоснабжения киевскому правительству не удалось добиться поставленных целей, оно перешло к следующему этапу. 8 июня 2015 года «КП в Украине» сообщила, что «подача воды в Луганск урезана практически вдвое. За сутки город получил порядка 95 тыс. кубометров воды. Хотя до начала боевых действий подавалось до 140 тыс. кубометров в сутки <...> На сегодняшний день работают только собственные скважины <...> Напомним, проблемы с водоснабжением в Луганске начались 5 июня, когда руководитель Луганской областной военно-гражданской администрации Геннадий Москаль распорядился перекрыть воду на территории “ЛНР” <...> По информации [Донецкого] облсовета, в целом ситуация с подачей воды в регионе остается крайне сложной. Из-за дефицита хлорки сейчас наряду с хлорированием воду обеззараживают и марганцовкой. Коммунальщики не устают напоминать, что питьевую воду из крана обязательно нужно кипятить, и не как-нибудь, а не меньше пяти–семи минут»[18].

Практически все вышеперечисленные меры ряд украинских политиков требует применить и в отношении Крыма, причем киевское правительство не высказывается отрицательно в отношении этих заявлений. Так, 31 мая 2015 года сообщалось, что врио главы администрации президента Украины Андрей Сенченко публично высказался за необходимость «произвести полную блокаду Крыма». «В свое время я злоупотребил своим служебным положением и не дал включить воду в Крым — и считаю, что правильно сделал, — заявил Андрей Сенченко и добавил: — Я додавлю вопрос, чтобы прекратился абсурд с товарными поставками в Крым»[19].

2.5. Военные преступления и нарушение прав человека

Последнее время в западной прессе начали появляться публикации, связанные с признанием фактов совершения военных преступлений в зоне АТО со стороны военнослужащих ВСУ и членов добровольческих батальонов. При этом о соблюдении каких-либо международных норм, по которым привыкла работать, например, «Международная амнистия» (AI), речь даже не идет. Как сообщили 22 мая 2015 года ее представители в связи со встречей с захваченными якобы российскими военными, они «смогли посетить задержанных только два раза и только в присутствии офицеров украинских спецслужб. Обычно правозащитники из AI так не работают. Согласно международным стандартам, применяемым в правозащитной деятельности, любые дейст­вия не в интересах задержанных недопустимы. Но до сих пор не совсем ясно, не противоречат ли интересам задержанных видеосъемка и публикация видеоролика в интернете. Татьяна Мазур из киевского офиса AI подчеркивает, что “они не должны были снимать эти кадры” <...> В ОБСЕ также сомневаются в этичности проведения подобных съемок военнопленных».

Однако если в Киеве центральные власти хотя бы на публику соблюдают права пленных, то в зоне АТО они не хотят замечать откровенных военных преступлений. 24 мая 2015 года на сайте германской «Дойче Велле» был помещен материал, посвященный пыткам пленных на востоке Украины. В нем говорится о полученных AI данных о пытках в тюрьме «Правого сектора» в Днепропетровске. При этом особо подчеркивается, что украинская «судебная система до сих пор не ведет расследование случаев применения пыток даже на подконтрольных украинским военным областях Восточной Украины — и это несмотря на то, что пленные, захваченные нелегальными образованиями, спустя какое-то время переводятся под ответственность СБУ и Национальной гвардии Украины <...> Доклад правозащитников содержит обвинения, которых в любой другой стране было бы вполне достаточно для того, чтобы начать полноценное расследование. Однако не на Украине».

Наконец, 21 мая 2015 года была поставлена точка в вопросе соблюдения Конвенции о правах человека на юго-востоке Украины. В этот день Верховная рада большинством (249) голосов приняла заявление «Об отступлении от отдельных обязательств, определенных Международным пактом о гражданских и политических правах и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод» с целью «обеспечения жизненно важных интересов общества и государства». Как указывает «Украинская правда» (осно­ванная Георгием Гонгадзе), эта мера относится и к «территориям, которые не являются оккупированными, но на которых осуществляется антитеррористическая операция... В частности, речь идет о нормах в превентивном задержании причастных к террористической деятельности лиц более 72 часов, об особом режиме досудебного следствия в условиях военного, чрезвычайного положений или в районе АТО, о смене территориальной подсудности судебных дел и уголовных правонарушений в зоне АТО, о создании военно-гражданских администраций».

В частности, Украина отступает от обязательств, предусмотренных:

— ст. 2 (обеспечение прав и их эффективной защиты), 9 (незаконный арест), 12 (свобода передвижения и выбора места проживания), 14 (правила судебного рассмотрения) и 17 (защита от произвольного или незаконного вмешательства в личную и семейную жизнь) Международного пакта о гражданских и политических правах;

— ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 6 (право на справедливый суд), 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Итогом может служить позиция премьер-министра Украины А.Яценюка. Когда во время пресс-конфе­ренции ему был задан французским журналистом вопрос: «Г-н Яценюк, когда вы остановите геноцид в Донбассе?» — он не выразил ни возмущения, ни удивления по поводу формулировки. Он ответил: «Когда Путин отступит, реализует Минские соглашения и остановит нарушения международного права. И когда Россия будет привлечена к ответственности». Сам термин «геноцид» его не смутил, а увязывание вопроса с Минскими соглашениями, которые Украина, судя по ее действиям, не собирается соблюдать, говорит о том, что желаемой целью нынешнего украинского руководства является полная «зачистка» ДНР и ЛНР.

Заключение

Цели украинского руководства (и его западных покровителей) на юго-востоке Украины просматриваются достаточно четко, а действия ВСУ направлены не только против ополченцев, но и против всего русского мира, и, таким образом, против России. В связи с этим невозможно оставить без внимания происходящие там преступления. Необходимо о них постоянно говорить и привлекать к ним внимание, показывая в том числе и преемственность политики киевской хунты и поддерживающих ее сил на Западе от нацистской политики геноцида «восточных народов».

Хотя в этом направлении и предпринимается ряд шагов, их явно не достаточно. 4 июня 2014 года была представлена книга «Массовые нарушения прав человека в ходе гражданского противостояния на Украине. 22 февраля — 22 мая 2014 года», подготовленная Группой информации по преступлениям против личности. Как сообщил один из авторов и координатор группы историк А.Р. Дюков: «Эта книга — первая попытка систематизации преступлений против человека, нарушений его прав и свобод, совершаемых всеми сторонами гражданского конфликта на Украине». Группа продолжила свою работу. 22 мая 2015 года было сообщено, что она готовится представить прессе и широкой публике новую книгу «Массовые нарушения прав человека в ходе конфликта на Украине 2013–2014 годов». Однако данная группа действует в формате международной гражданской инициативы, и, хотя ей удалось привлечь к сотрудничеству большое количество волонтеров, информация о ее деятельности и ее результатах не получила широкого распространения.

Примерно на том же уровне находится информационное обеспечение проекта «Не забудем, не простим!» общественного движения «Мир Луганщине», начавшего работу в конце апреля 2015 года. Проект призван заниматься «сбором фактов о военных преступлениях Вооруженных сил Украины на территории Луганской народной республики, а также увековечиванием памяти погибших».

Как указала руководитель проекта Анна Сорока, «настало время рассказать без эмоций, основываясь на фактах, собранных на основании международного гуманитарного права, о деяниях украинской власти на нашей земле. Повлиять на восприятие мировым сообществом Украины и ее соответствия демократическому правовому и социально ориентированному государству, каковым она провозгласила себя в Конституции... Беспрецедентная экономическая блокада восточных регионов прямо подпадает под действие ст. 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года».

Однако достижение подобных масштабных целей общественные инициативы и проекты обеспечить не в состоянии. Для этого необходима продуманная государственная политика, тем более что фактологическая база час­тично уже существует.

 

[1] Цит. по: Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. М.: Наука, 1973. Т. 2. С. 38.

[2] Дашичев В.И. Указ. соч. С. 36–37.

[3] Там же. С. 37.

[4] Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск: Русич, 1993. С. 198.

[5] Винокуров А., Дергачев В. Иностранные агенты от Бога. doi: http://www.gazeta.ru/politics/2015/04/28_a_6660105.shtml

[6] Дашичев В.И. Указ. соч. С. 37.

[7] Там же. С. 38.

[8] Дашичев В.И. Указ. соч.  С. 38.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] На Нюрнбергском международном военном трибунале над главными военными преступниками СС были признаны преступной организацией.

[12] Из выступления П.Порошенко с ежегодным посланием к Верховной раде 4 июня 2015 года.

[13] Из выступления в прямом эфире передачи «Свобода слова» 12 мая 2015 года главы фракции «Блок Петра Порошенко» в раде Юрия Луценко.

[14] Скриншот с указанием даты приведен в том числе и на сайте LifeNews: http://lifenews.ru/news/135062

[15] Коник А. Спросят всех! doi: http://kp.ua/politics/501367-sprosiat-vsekh-chto-dast-strane-novyi-referendum

[16] Там же.

[17] http://vz.ru/news/2015/2/19/730572.html

[18] http://kp.ua/incidents/502575-vodnyi- kryzys-v-donbasse-luhansk-pet-yz-skvazhyn-a-v-donetske-vodu-chystiat-marhantsovkoi

[19] http://www.kp.ru/daily/26388.7/ 3265594/







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0