От Стамбула до Каппадокии

Ирина Александровна Свистунова окончила факультет международных отношений Московского государственного института международных отношений (университета) МИД России.
Кандидат исторических наук, тюрколог, старший научный сотрудник сектора Ближнего Востока Российского института стратегических исследований.
Автор публикаций по внешней политике Турецкой Республики, российско-турецким отношениям и христианскому наследию на территории Турции.

Демре (Миры). Город святителя Николая

Небольшой турецкий город Демре, расположенный на побережье Средиземного моря, в турецкой провинции Анталья, по своему внешнему облику немногим отличается от множества других приморских городов Турции. Но этот скромный город хранит в себе великую тайну, которая делает его центром притяжения для потоков людей, приезжающих сюда целыми автобусами. Вот уже более полутора тысяч лет в нем таинственным образом незримо присутствует один из величайших в христианском мире и самый почитаемый в России святой — Николай Чудотворец, архиепископ ликийского города Миры — именно так называлось когда-то место, где стоит сегодня город Демре.

Святитель Николай родился во второй половине III века в римской провинции Ликия. Это была очень древняя земля, населявшие ее ликийцы упоминались уже в хеттских текстах второго тысячелетия до н.э. Древнегреческий поэт Гомер называет ликийцев в числе союзников Трои. Вплоть до IV века до н.э. ликийский язык использовался здесь наравне с греческим, и все надписи делались на двух языках. В Ликии было принято хоронить умерших не только в саркофагах, но и в особых гробницах, высеченных в окрестных скалах. Изнутри они были ярко раскрашены в красные, желтые и синие цвета, на стенах некоторых из них изображались сцены из жизни усопших. Снаружи ликийские гробницы напоминали своей формой небольшие дома. Эти скальные могильники — посмертные обиталища жителей Ликии можно увидеть рядом с Демре и в наши дни. Нередко они представляют собой наиболее хорошо сохранившуюся часть античных поселений. Значительная часть территории Ликии покрыта горами, и только вдоль морского побережья ландшафт ее местности пологий. Здесь и находились крупнейшие города этой области.

Местом рождения будущего святителя стал ликийский город Патара, стоявший на берегу Средиземного моря, возле впадавшей в него реки Ксанф. В период античности Патара служила одним из важнейших портов региона и языческим религиозным центром. Полководцы Александра Македонского использовали этот порт в качестве военно-морской базы, когда после его смерти между ними начались войны за раздел империи. Остатки античной Патары сохранились в Турции до наших дней, они находятся в двух километрах от турецкой деревни Гелемиш и еще недостаточно изучены археологами и историками. Сегодня Патара известна в основном тем, что расположенный неподалеку от нее пляж с белым песком считается одним из самых длинных на средиземноморском побережье Турции. Но для христиан этот город прежде всего связан с памятью о великом чудотворце, которого вырастила эта земля.

О детстве и юности святителя Николая сохранилось мало сведений, но можно представить себе облик античного портового города, в котором он жил. Как и в других значимых городах той эпохи, в Патаре было множество внушительных построек общественного значения: театр, гимназия, бани, водохранилища, языческие храмы и знаменитое святилище оракула Аполлона, которое по своему значению в античном мире уступало только Дельфийскому оракулу. Святитель Николай рос в языческом городе, атмосфера которого была далека от христианских идеалов.

Во многом похожим на Патару был и другой портовый город — Миры, расположенный в той же области Ликия, что и родина святого. Миры Ликийские стали местом служения и погребения святителя Николая и благодаря ему прославились на весь христианский мир.

Город Миры был основан не позднее V века до н.э., а самые ранние монеты с названием этого города датируются III веком до н.э. Рядом с городом, неподалеку от горы Масикитос (современное название Аладжадаг), протекала река Мирос (современное название Демре). Полагают, что название города Миры происходит от ароматической смолы, которую используют для изготовления ладана — одного из древнейших благовоний на Востоке. Ладан воскуряют при богослужении.

Миры разделяли участь прочих ликийских городов, на протяжении истории входивших в состав различных государств. Стоит отметить, что приморские города свободолюбивых ликийцев редко сдавались захватчикам без боя. Жители этих мест, нередко подвергавшихся нападениям морских пиратов, были привычны к тому, чтобы давать отпор противнику.

Языческим божеством — покровителем города считалась Артемида. В честь нее здесь был воздвигнут богато украшенный храм. Сохранилось предание о том, что святитель Николай боролся с культом Артемиды в Мирах, в том числе лично принимал участие в разрушении храма после утверждения в империи христианства. В одной из версий жития святителя рассказывается о том, что Артемида (а точнее, демон, живший в ее статуе) разгневалась на святителя Николая за разрушение ее храма и решила в отместку разрушить церковь, в которой он служил. Под видом пожилой женщины она обратилась к паломникам, отплывавшим в Миры на корабле, и попросила их отвезти в дар святителю сосуд с маслом для лампад в храме. Но во время плавания на корабле появился сам святитель Николай и велел паломникам выбросить сосуд в море. Как только это было исполнено, на море поднялась страшная буря с огненными молниями, быстро усмиренная молитвами святителя, который издавна считался покровителем мореплавателей и мог управлять стихиями. Коварный замысел демона был разрушен, и храм святителя в Мирах не пострадал.

Город Миры, так же как Патара, упоминается в Библии в связи с повествованием о жизни апостолов. Патарскую гавань посещал апостол Павел, возвращаясь в Иерусалим из своего третьего миссионерского путешествия по Малой Азии. Здесь он пересел на корабль, идущий в Палестину. В Мирах апостол останавливался в ходе своего последнего путешествия в Рим, куда он был вызван на казнь (Деян. 21, 1–4; 27, 5).

Точных сведений о том, когда святитель Николай переехал в Миры Ликийские, не существует. Достоверно известно лишь то, что он был избран архиепископом этого города, причем произошло это чудесным образом. После кончины прежнего архиепископа Мир подчинявшиеся ему епископы соседних областей собрались здесь, чтобы выбрать нового владыку. Один из них увидел необычный сон, указывавший на то, что епископом должен стать человек по имени Николай, который первым войдет утром в церковь. Этим человеком и стал святитель Николай. Существует предание о том, что он был избран архиепископом из мирян. В первые века христианства существовала такая практика, когда уважаемого христианской общиной человека избирали на высокую церковную должность вне зависимости от того, имел ли он ранее священнический сан.

В то время христианство еще не было признано Римским государством и нередко подвергалось гонениям. Святитель Николай жил в эпоху тесного соседства христианства с язычеством и встретился с суровыми испытаниями, когда был брошен в темницу во время гонений на христиан, начавшихся при императоре Диоклетиане (284–305). По другим сведениям, это произошло при императоре Лицинии (308–324). Диоклетиан правил империей более двадцати лет и прославился как реформатор, укрепивший могущество огромной страны. На протяжении первых девятнадцати лет своего правления Диоклетиан был занят реформами и не обращал особого внимания на религиозную сферу. Однако в самом конце своего правления он подверг христиан жесточайшему преследованию, которое продолжалось два года (303–304) и породило наибольшее количество христианских мучеников, чем какой-либо другой период гонений.

К третьему веку христианство уже широко распространилось по всей империи, создало четкую систему вероучения и церковную структуру. Диоклетиан увидел в не почитающих языческих богов христианах угрозу идеологии римского государства и решил уничтожить христианство. Он издал несколько эдиктов, предписывающих христианам отречься от своей веры и принести жертвы в честь императора. В случае неповиновения им грозили тюремное заключение, пытки и даже смертная казнь. Преемники Диоклетиана периодически возобновляли его политику вплоть до Миланского эдикта 313 года.

По преданию, святитель Николай был брошен в темницу в числе многих других христиан и находился там некоторое время. Не решившись казнить популярного в народе святителя, римские власти отправили его в ссылку. Византийский историк Никифор Каллист сообщает о том, что в темнице святителя подвергали пыткам, вынуждая отречься от Христа.

После окончания гонений святитель Николай вернулся в Миры, где нес служение архиепископа еще много лет. Известно, что он был участником Первого Вселенского собора, созванного императором Константином Великим в 325 году в Никее. Святитель активно выступал против ереси арианства, осужденной собором.

В Мирах святитель жил в находившемся рядом с городом монастыре (по некоторым сведениям, родной дядя святителя ранее был игуменом этого монастыря). Слава о его духовных дарованиях, скромности, доброте, отзывчивости широко распространилась еще при жизни святителя. Жители Мир и окрестных мест часто обращались со своими бедами к святителю Николаю, зная, что он является скорым помощником, молитвенником и чудотворцем. Потоки людей еще при его жизни тянулись к святому, который всегда считался образцом правды и справедливости.

Вскоре после кончины святителя Николая, которая произошла 19 декабря 330 (или 335) года, его гробница стала местом паломничества. Благодаря находившейся здесь гробнице святителя Николая в византийские времена Миры пользовались особым вниманием императоров, в V веке сделавших их столицей Ликии. Чудеса, совершавшиеся по молитвам мирликийского архиепископа, привлекали сюда богомольцев со всей империи. И даже после перенесения мироточивых мощей святителя Николая в итальянский город Бари, в 1087 году, его могила в Мирах оставалась местом поклонения.

История перенесения мощей хорошо известна всем почитателям святого. В условиях ослабления Византийской империи и натиска на Малую Азию турок-сельджуков жители итальянского портового города Бари, отличавшиеся особой любовью к святителю Николаю, решились на смелое и даже дерзкое предприятие — похищение мощей святого. Полагают, что барийцы были движимы не только опасением за судьбу мощей святителя Николая, но и стремлением поднять престиж своего города: присутствие в городе мощей любого святого вызывало приток паломников и помогало экономическому развитию региона.

Они снарядили торговый корабль в сирийскую Антиохию, путь в которую лежал вдоль побережья Малой Азии. Возвращаясь из Антиохии, барийские моряки и купцы, которых было не менее 62 человек, остановились в Мирах. Вооруженные барийцы сумели обманом проникнуть в храм, где находилась гробница святого, взломали ее крышку и похитили мощи святителя Николая. История даже сохранила имена похитителей, которые разбили мраморную гробницу святителя, — бариец Матфей и француз Александр.

С 1089 года мироточивые мощи святителя покоятся в крипте огромного собора итальянского города Бари, под престолом в алтаре. Собор, посвященный святителю, был построен специально для хранения его мощей и считается одним из лучших образцов романской архитектуры.

Можно по-разному относиться к похищению мощей святителя, но важно то, что драгоценная для христиан реликвия сохранилась. Русская Церковь начиная с конца XI века ежегодно 22 мая отмечает день перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в Бари как весенний праздник в честь святителя. Греки, скорбящие о том, что мощи святителя оказались у итальянцев, не признают праздника в честь перенесения мощей. Однако у греков принято 11 августа отмечать другой праздник в честь святителя, о котором мало кто знает в России, — день рождения святителя Николая.

Согласно исследованию мощей святителя Николая, проведенному на Западе в 50-х годах ХХ столетия, на момент его кончины святому было около 60 лет, его рост составлял 166–168 см, у него были высокий лоб и большие глаза. Внешний облик святителя был близок к традиционному русскому иконописному образу святителя Николая.

Стоит отметить, что особое почитание на Руси святителя Николая нашло свое отражение в древнерусском искусстве. Сложилась традиция изображать перенесение мощей святителя Николая на отдельных иконах или вместе с другими сценами из его жития. Точное время зарождения этой иконописной традиции неизвестно, самые ранние из дошедших до нас изображений относятся к XIV веку, но очевидно, что она носила абсолютно самостоятельный характер. По понятным причинам в Византии не существовало подобных икон святителя. Но их не было и на Западе. Даже на каменных рельефах с изображением жития святителя Николая, созданных в барийской базилике в XIV веке, нет ни одной сцены перенесения мощей. Примечательно, что в древнерусской иконографии полностью отсутствовали какие-либо указания на размещение раки с мощами в латинской базилике. Для русского сознания рака чудотворца оставалась почитаемой святыней вне зависимости от места ее нахождения. Изображения усыпальницы святителя Николая напоминали иконографию Гроба Господня или Гроба Богоматери.

В период с VIII по XI век Миры неоднократно подвергались нашествиям арабов, опустошавших город, в результате чего его жители даже переселились подальше от берега, на соседний холм. К XII веку Миры уже представляли собой не город, а деревню. Храм святителя неоднократно страдал от нашествий, но византийские правители всякий раз отстраивали его заново. После падения Византии и появления на ее месте Османской империи храм святителя Николая в Мирах Ликийских пришел в запустение. Православные греки продолжали совершать богослужение только в маленькой церкви над гробницей святителя.

Интересно, что вера в заступничество святителя была присуща не только грекам, но и проживавшим в Мирах туркам. По свидетельству посетившего Миры в 1708 году черниговского иеромонаха Ипполита Вишенского, «есть и до днесь чуда от святого гроба, не только нашим христианам исцеление есть, но и туркам неверным бывает помощь. Если кто потеряет верблюда, или осла, или коня, если принесет до гроба свечку и кланяется, тотчас найдет».

Своим возрождением храмовый комплекс в Мирах Ликийских обязан удивительному русскому человеку — Андрею Николаевичу Муравьеву (1806–1874), младшему брату прославленного генерала Николая Николаевича Муравьева-Карского, дважды бравшего неприступную турецкую крепость Карс. Сам А.Н. Муравьев находился на государственной службе различного рода: был военным, выполнял обязанности секретаря Св. Синода, но самым продолжительным местом его службы стало Министерство иностранных дел России.

Наделенный литературными способностями, представитель дворянского сословия А.Н. Муравьев использовал свое дарование необычным образом: он написал понятным для его современников языком жития русских святых, до этого существовавшие в сложном для восприятия старославянском изложении. Ему удалось сделать это настолько талантливо, что он пробудил широкий интерес высшего общества России к духовным сюжетам, которые прежде были популярны преимущественно в народной среде.

Вслед за этим Муравьев совершил несколько поездок по восточным странам и опубликовал свои путевые заметки с описанием увиденных святых мест. Книга Муравьева, которую читал даже сам император Николай I, вызвала в светских кругах стремление к путешествиям по христианскому Востоку.

Но на этом история Муравьева-первооткрывателя не закончилась. На его долю выпала уникальная миссия — найти в Турции заброшенный, полуразрушенный и всеми забытый храм святителя Николая Чудотворца и инициировать его восстановление. В 1850 году, возвращаясь из поездки по святым местам Востока, А.Н. Муравьев сумел осуществить свое давнее желание — посетить Миры Ликийские и гробницу святителя Николая. В то время основной путь из России в Палестину пролегал по морю, занимал немало времени и требовал значительных усилий. Прямого маршрута не существовало, требовалось пересаживаться с одного парохода на другой, нередко дожидаясь их прихода по несколько дней, выдерживать карантин перед высадкой на берег и сталкиваться с прочими сложностями.

Миры лежали в стороне от обычного пути движения пароходов, и даже такому опытному путешественнику, как Муравьев, непросто было до них добраться. Имея желание послужить восстановлению храма святителя Николая, А.Н. Муравьев ранее уже безуспешно пытался попасть в Миры. Однако на этот раз все благополучно устроилось самым неожиданным образом и, как считал сам путешественник, при помощи святителя Николая. По пути от Кипра до Родоса пароход был застигнут внезапно начавшейся бурей, которая вынудила его изменить курс и пристать к берегу неподалеку от Мир Ликийских, которые так стремился посетить Муравьев.

В Мирах путешественник обнаружил величественные развалины монастыря, в котором служил святитель Николай, и маленькую церковь над его гробницей, низкую и тесную, сложенную из тесаных камней. На протяжении многих столетий местные греки сохраняли гробницу святителя, несмотря на то что она была пуста. Муравьев нашел эту мраморную гробницу целой. Только верхняя плита ее была повреждена. Посередине зияло обширное отверстие, которое в XI веке проделали похитители мощей святого, чтобы достать их. Сама плита была расколота турками во время греческого восстания в первой половине XIX века. При церкви постоянно жили один греческий игумен с послушником, которые смотрели за храмом и проводили еженедельную службу.

Крайняя бедность надгробной церкви и ее алтаря, кое-как сложенный из досок иконостас, недостаток икон и богослужебной утвари произвели удручающее впечатление на русского путешественника. Он исполнился решимости организовать отправку из России в Миры всего необходимого.

Но этим благочестивые устремления Андрея Николаевича не ограничивались. Исследуя находившиеся севернее надгробной церкви полуразрушенные остатки большого монастырского собора, Муравьев задумался о возможности его восстановления. Собор, в котором служил святитель Николай, несколько раз подвергался разрушению в результате землетрясений и вражеских набегов и был значительно перестроен в VIII–XI веках. Изначально возведенный в III–IV веках, храм представлял собой прямоугольную базилику, при последующих переделках его размеры были увеличены, а форма стала более сложной. Собор был украшен многочисленными нишами, покрытыми фресками.

Храм был посвящен празднику Успения Пресвятой Богородицы, но его принято было называть Святым Сионом, как и весь монастырь, так как в тот день, когда произошло Успение, апостолы собрались на иерусалимской горе Сион. В соборе также были устроены приделы в честь св. апостолов и в честь св. Георгия Победоносца. Однако после того как здесь был погребен великий чудотворец, церковь стали называть храмом Святителя Николая. К XIX веку сохранилась только нижняя часть величественного когда-то храма. Середина его была засыпана землей, из-под которой выходили до половины белые мраморные колонны. На бывшем монастырском дворе жили турки-кочевники, спускавшиеся сюда на зиму с окрестных гор.

Деятельный Муравьев сразу предположил, что стены собора можно будет сохранить при реставрации, но потребуется заново выложить купол, с чем могли бы справиться греческие мастера при наличии финансовой помощи из России. Он покинул Миры, решив направить сюда архитектора, для того чтобы снять план собора и составить смету расходов, необходимых для его восстановления.

Несмотря на печальное состояние увиденных храмов, Муравьев был вдохновлен посещением святого места и написал: «Сюда, сюда, в пустынные Миры Ликийские, а не в калабрийский, чуждый нам город Бари должны стремиться благочестивые православные поклонники, чтобы достойно почтить память великого чудотворца Николая над его гробом».

В последующие годы А.Н. Муравьев приложил немало усилий для того, чтобы это стало возможным и почитатели святителя Николая могли приезжать в Миры, освященные его долголетними молитвами.

Опираясь на поддержку московского митрополита Филарета (Дроздова), Муравьев задумал не просто восстановить собор в Мирах Ликийских, но и приобрести его в собственность России, чтобы русские паломники имели возможность беспрепятственно посещать его. На пожертвования, собранные в России, развалины храма святителя Николая в Демре и прилегающая к нему территория были куплены у их владельцев. Турецкие законы не разрешали иностранцам приобретать землю в Османской империи, поэтому покупка была оформлена на одного из местных греков по согласованию с греческим митрополитом Мелетием, под управлением которого находились Миры Ликийские.

В 1852 году Муравьеву удалось получить фирман (указ) турецкого султана, разрешающий восстановление храма, и в том же году начались первые работы. Памятником о том времени служит мраморная плита, которая находится сейчас в храме святителя Николая в Демре. На ней высечен тропарь святителю на церковно-славянском языке.

Когда А.Н. Муравьев посетил Миры, в 1850 году, и загорелся намерением возродить храм святителя Николая, он выражал надежду, что не пройдет и двух лет, как Россия восстановит древнюю обитель. Однако возникло непредвиденное и непреодолимое обстоятельство. В 1853 году между Россией и Турцией началась Крымская война, которая продолжалась три года.

Реставрационные работы возобновились только в 1858 году. Значительных усилий потребовала расчист­ка собора от заполнявшей его земли. Когда-то храм был затоплен разливом реки Мирос, оставившей в нем залежи ила и грязи. Столетия запустения довершили начатое природным катаклизмом. Мусора было настолько много, что для его вывоза из храма пришлось купить отдельный участок земли неподалеку. О масштабах запустения свидетельствует тот факт, что к маю 1859 года из храма было вывезено 6500 кубометров земли.

В результате проведенных работ к 1863 году были расчищены главный и два боковых нефа собора, их стены восстановлены и покрыты сводами. По просьбам местного населения, желавшего скорее начать богослужения в древнем храме, он был освящен в таком виде. Дальнейшие работы были временно приостановлены из-за недостатка денежных средств. В 1876 году при храме была возведена колокольня.

В этот же период наметился определенный прогресс в вопросе о собственности на храм и прилегающую к нему территорию. По просьбе А.Н. Муравьева к делу подключился российский посол в Турции граф Н.П. Игнатьев. К этому времени произошли изменения в турецком законодательстве, ранее не позволявшем иностранцам приобретать землю, и в 1875 году Игнатьеву удалось оформить собственность на землю храма на имя своей тещи — княгини А.М. Голициной (на себя по политическим соображениям он ее оформлять не стал).

Игнатьев поддерживал идею Муравьева о создании в Мирах русского монастыря и паломнического центра, который позволил бы путешественникам из России посещать Миры Ликийские на пути в Палестину. Он полагал, что русский Пантелеимонов монастырь на Афоне сможет взять мирликийский храм под свое покровительство и прислать сюда монахов для создания монастыря. С 1876 года по всей России был организован сбор пожертвований на восстановление храма святителя Николая в Мирах Ликийских.

Однако новая русско-турецкая вой­на (1877–1878 годов) помешала осуществлению этих планов. После нее между Россией и Турцией усилилось взаимное недоверие, негативно отразившееся на вопросе о храме святителя Николая. В то же время Константинопольский патриархат был озабочен перспективой появления русского монастыря на своей канонической территории и представлял османскому правительству этот вопрос в негативном свете.

В 1886 году граф Игнатьев передал право собственности на храм в Мирах младшему брату императора Александра III — великому князю Сергею Александровичу, рассчитывая, что высокое положение владельца облегчит решение вопроса. Но это не помогло спасти ситуацию, и в 1891 году турецкое правительство приняло решение конфисковать землю храма в пользу казны под предлогом того, что с момента приобретения она не обрабатывалась.

Россия безуспешно пыталась найти решение этой проблемы на протяжении еще почти двадцати лет. Все это время в стране продолжался сбор средств на восстановление храма святителя Николая, и накопилась немалая сумма (246 тысяч рублей). В 1910 году ввиду невозможности решить вопрос с турецким правительством «мирликийский капитал» был направлен на строительство русского подворья в городе Бари, где почивают мощи святителя Николая. Собранная для Мир Ликийских сумма составила более половины общих расходов на возведение подворья в Бари (414 тысяч рублей).

Казалось бы, идея Андрея Николаевича зашла в тупик и храм святителя Николая в Мирах Ликийских остался недоступным для русских путешественников. Но благодаря стараниям Муравьева на русские деньги храм был расчищен от многовекового мусора, начались реставрационные работы, и на месте служения святителя возобновилось богослужение.

В 1962 году в храме в Демре снова началась реставрация, которой занялось турецкое государство. В настоящее время храм превращен в музей, который является самым посещаемым местом в туристической провинции Анталья. В 2014 году количество его посетителей составило 530 тысяч человек.

Раз в год, на день памяти святителя Николая, который Греческая Православная Церковь отмечает 6 декабря, здесь совершается богослужение. 22 мая 2011 года Божественную литургию в храме святителя Николая отслужил патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

В храме сохранилось довольно много фресок, в том числе повествующих о жизни святителя Николая. К сожалению, большинство из них нуждается в тщательной реставрации. Возле южной стены храма находится несколько римских саркофагов, но сведений о том, в каком из них был погребен святитель, не сохранилось. В процессе восстановительных работ гробницу святителя передвигали, и сейчас остается только догадываться, где хранились мощи чудотворца. Муравьев, видевший гробницу святителя до начала реставрации храма, свидетельствует о том, что ее крышка была разбита. Можно предполагать, что гробницей святителя является саркофаг с разбитой крышкой, но так ли это в действительности, остается загадкой.

Возможно, и не в той форме, о которой мечтал А.Н. Муравьев в середине XIX века, но сегодня храм святителя Николая в Мирах Ликийских доступен для посещения любому, кто потрудится приехать в городок Демре, расположенный на территории провинции Анталья. В конце XX — начале XXI века русские путешественники начали ездить на турецкое побережье Средиземного моря миллионами. Многие из них стремятся попасть в храм святителя Николая, который обязан своим возрождением личным усилиям А.Н. Муравьева. Здесь нет мощей святого, а богослужение в храме проводится крайне редко. Но, без сомнения, святитель незримо присутствует на месте своих земных подвигов и не оставляет без внимания никого, кто посещает Миры Ликийские. Мощи святителя Николая находятся в Италии, но это только мироточивые кости святителя. Прах святителя Николая навсегда остался почивать в Мирах Ликийских, и нельзя не согласиться с А.Н. Муравьевым, что это место должно быть близко сердцу великого святителя ничуть не меньше итальянской земли.

Продолжение следует.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0