От Стамбула до Каппадокии

Ирина Александровна Свистунова окончила факультет международных отношений Московского государственного института международных отношений (университета) МИД России.
Кандидат исторических наук, тюрколог, старший научный сотрудник сектора Ближнего Востока Российского института стратегических исследований.
Автор публикаций по внешней политике Турецкой Республики, российско-турецким отношениям и христианскому наследию на территории Турции.

Ургюп (Прокопион). Русский святой в Каппадокии

В центральной Турции, на территории легендарной области с красивым названием Каппадокия, расположен небольшой городок, который сегодня носит название Ургюп. В этом городе проживает чуть более 20 тысяч человек, но он относится к числу важнейших населенных пунктов турецкой провинции Невшехир, включающей в себя исторический центр Каппадокии. В XVIII столетии Ургюп (местные греки называли его Прокопион) стал местом подвигов русского святого — Иоанна, который попал сюда поневоле, после Прутского похода Петра I, но добровольно прославил здесь свое Отечество среди иноземных народов.
Прутский поход оказался самым неудачным событием русско-турецкой войны 1710–1713 годов, которая стала следствием интриг разгромленного русскими под Полтавой (1709) шведского короля Карла XII и крымского хана Девлет-Гирея. В 1711 году царь Петр лично отправился вместе с армией в Молдавию, но на реке Прут попал в окружение и с трудом избежал пленения. Вынужденный пойти на переговоры, Петр уступил Турции город Азов и побережье Азовского моря, завоеванные в 1696 году после упорной борьбы.
Но не одни территориальные потери понесла Россия в результате этого печально известного похода. Вассалы и боевые союзники турок — крымские татары захватили в плен немало русских солдат, которых потом, по своему обыкновению, продали в рабство в Турцию. В то время татары были основными поставщиками «живого товара» на невольничий рынок Стамбула и даже в мирное время нередко совершали набеги на русские земли с целью захвата пленных. Особенно страдала от этих набегов граничившая с территорией Крымского ханства Малороссия.
Иоанн стал одним из многочисленных русских людей, попавших в плен во время войны. Он прожил в плену почти двадцать лет — до самой своей кончины, и больше никогда не увидел родной земли. В петровские времена России часто приходилось вести войны, и население нередко сталкивалось с суровыми жизненными испытаниями, сопровождающими любой вооруженный конфликт. Известно, что солдат армии Петра Великого Иоанн родился около 1690 года в Малороссии и ко времени Прутского похода и внезапной перемены своей судьбы был еще совсем молодым человеком. Но, несмотря на это, он оказался полностью готов к выпавшим на его долю трудностям.
На невольничьем рынке в Стамбуле Иоанна купил один турецкий военачальник, родиной которого была Каппадокия. Житие Иоанна не сохранило имени этого турка, но называет его Ага (османский титул командира кавалерии сипахи). Турок, очевидно завершивший военную службу после войны с Россией, вернулся в свое село Ургюп и привез с собой нового раба. Возможно, вместе с Иоанном Агой были куплены и другие русские рабы, но сведений об этом не сохранилось. В то время в Османской империи было распространено использование труда невольников, которые встречались везде — начиная от султанского дворца и заканчивая сельской местностью. Так Иоанн и оказался в Каппадокии.
Это была необыкновенная местность, совсем не похожая на пейзажи Малороссии. Каппадокия отличается уникальной природной особенностью — она покрыта вулканическими отложениями, которые придают ей неповторимый облик. Миллионы лет назад извержения трех вулканов (Эрджиес, Хасан и Мелендиз) оставили здесь слои лавы и пепла, из которых со временем образовался туф — мягкий камень, довольно легко поддающийся обработке. Под воздействием ветра, дождя и снега (который может выпадать в этих местах зимой) туфовые отложения приняли причудливые формы песчаных барханов, маленьких башенок и замысловатых фигур. Некоторые диковинные фигуры отчетливо напоминают грибы, верблюда или даже голову египетской царицы Нефертити. Маленькие башенки конической формы словно собраны из кусков камня одного или нескольких цветов — это разные слои вулканических отложений оставили здесь свои следы. Турки называют такие башенки «трубы феи». В Каппадокии встречаются долины, на которых эти башенки, высотой от одного до пятнадцати метров, стоят во множестве.
Географическое положение Каппадокии в центральной части Анатолии и особенности ее ландшафта (покрытые туфом долины, непригодные для передвижения крупных армий и ведения боевых действий) ограждали этот регион от многих нашествий, от которых страдали другие области Малой Азии. Это позволило ей сохранить неповрежденным свой причудливый облик вплоть до наших дней.
Каппадокия известна не только своими пейзажами, но и древней историей. Считается, что первые поселения здесь были созданы хеттами (и их предшественниками хаттами) в 3-м тысячелетии до н.э. Известно, что в Каппадокии существовали торговые колонии Ассирийской державы. После падения хеттского царства, в 1200 году до н.э., регион находился под контролем различных государств: Лидии, Фригии, Урарту, персидской державы Ахеменидов. После того как в IV веке до н.э. Александр Македонский разбил персов, Каппадокия получила независимость, которую сохраняла до начала I века, когда стала римской провинцией со столицей в Кесарии (современное название Кайсери).
После разделения Римской империи на Восточную и Западную, в 395 году, Каппадокия стала частью Византийского государства. В этот период здесь появилось немало святых, самыми известными из которых стали каппадокийские святители Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский.
В XI веке регион оказался во власти пришедших сюда тюркских народов, которые сменяли друг друга до тех пор, пока в XIV веке Каппадокия не вошла в состав Османской империи.
Название Каппадокия персидско­го происхождения и переводится как «страна прекрасных лошадей». В сельской местности здесь до сих пор активно используют лошадей и занимаются виноделием, как и в древние времена. Вот и русскому пленнику Иоанну пришлось провести большую часть своей жизни в Каппадокии на конюшне своего хозяина, ухаживая за его лошадьми.
Изначально Иоанна использовали на самых тяжелых и грязных работах и обращались с ним очень плохо и даже жестоко. Причиной этого был отказ молодого русского пленника отречься от христианства и принять ислам, как поступали многие другие рабы, стремясь облегчить свою долю. Но Иоанн, отличавшийся трудолюбием и кротостью, проявил удивительное мужество и стойкость в вопросах веры. Житие передает, что Иоанна подвергали мучениям, издевательствам, побоям, закапывали его в навоз и даже сожгли ему волосы и кожу на голове, однако молодой человек оставался непреклонен.
Постепенно Ага переменил свое отношение к русскому рабу, почувствовав уважение к человеку, который сохраняет верность вере своих отцов. Он перестал мучить Иоанна и перевел его на более ответственную работу, поручив ему свою конюшню. Иоанн ухаживал за лошадьми, здесь же, на конюшне, он и спал в небольшом закутке.
Конюшня была устроена в нижнем (подвальном) этаже дома Аги и представляла собой типичное хозяйственное помещение каппадокийского региона. Дом Аги стоял на одной из многочисленных каппадокийских скал из вулканического туфа. Помещения его нижнего этажа, которые использовались в качестве конюшни, были высечены прямо в скале. Это была обычная практика здешних мест — вырубать хозяйственные помещения в мягкой известковой породе прямо под домом. Иногда для хозяйственных нужд использовались созданные ранее пещеры, над которыми и возводился жилой дом.
Жители Каппадокии открыли эту особенность местных скал еще в давние времена и начали создавать в них рукотворные пещеры, которые получали различное назначение. В некоторых из них даже возникали жилые дома, и в Турции еще до недавнего времени можно было найти людей, обитающих в таких жилищах. Население современной Каппадокии до сих пор широко использует пещеры в качестве подвалов или складов.
В христианскую эпоху в Каппадокии было создано огромное количество небольших скальных церквей с высеченными из туфа алтарями и алтарными преградами. Их стены покрывали росписями — сначала совсем простыми, а позднее — настоящими византийскими фресками, которые до сих пор сохранились в некоторых местах. В то время Каппадокия стала местом подвигов многих христианских подвижников, искавших отшельнической жизни и находивших себе какую-нибудь пещеру в уединенном уголке этого региона. Но в Каппадокии жили не только отшельники. Здесь возникали целые пещерные монастыри, созданные в особенно больших скалах, которые были буквально изрыты вереницами различных помещений и соединяющих их проходов.
Отдельную страницу в истории Каппадокии представляют собой подземные города. Вулканические породы покрывают регион не только в виде скал. Земная поверхность во многих местах здесь также состоит из слоев туфа огромной толщины. Когда-то давно жители этих мест начали «уходить под землю» в периоды вражеских нашествий. Со временем глубина и площадь укрытий расширялись, образовав настоящие «многоэтажные дома», местами уходящие под землю на 85 метров.
Последними, кто скрывался здесь во время нашествий и внес большой вклад в развитие системы подземных городов, стали каппадокийские христиане. Христианские общины в Каппадокии появились еще в I веке, когда этот регион посетил апостол Павел в ходе своих миссионерских путешествий по Малой Азии. В первые века христианства верующие могли укрываться здесь от гонений, затем наступил спокойный византийский период, когда необходимость в этом отпала. Но начиная с VII века сюда стали доходить волны арабских набегов, и местным христианам потребовались убежища, способные вместить в себя всех жителей деревни. Они скрывались здесь вместе со своим домашним скотом, для которого были устроены специальные помещения на верхних этажах подземных городов. После завоевания арабами Палестины, Сирии и Египта в Каппадокию переселились многие христиане из этих стран.
Уникальными памятниками христианского прошлого подземных городов Каппадокии являются подземные церкви крестообразной формы с высеченными из камня алтарями и изображениями крестов на стенах. Церкви были расположены на самых безопасных нижних этажах. Количество этажей в разных городах отличалось: где-то их было шесть, где-то восемь. Все города были устроены так, что проходы в них могли герметично запираться изнутри, полностью лишая неприятеля возможности проникнуть внутрь. Города были оборудованы вентиляционными шахтами и снабжены запасами воды и продовольствия, позволявшими большому числу людей скрываться здесь некоторое время. Предполагают, что подземные города Каппадокии были связаны между собой системой подземных проходов и их общая площадь может достигать нескольких квадратных километров.
Неизвестно, была ли конюшня, в которой жил русский пленник Иоанн, специально вырублена в скале его хозяином или она представляла собой помещение, ранее относившееся к системе подземных городов. Случалось, что подвалы жилых домов Каппадокии оказывались входом в заброшенный подземный город, который давно был засыпан. (Именно так они и были обнаружены в XX веке.) В любом случае не вызывает сомнения, что местность, в которой совершал свои по­двиги Иоанн, несла в себе особый дух необычной жизни каппадокийских христиан.
Иоанн вел подвижническую жизнь в своей конюшне, напоминавшей пещеру. Днем работал, по ночам молился, отдавал еду бедным, спал на соломе, а когда полюбивший его с годами Ага стал предлагать ему переселиться в дом и заняться более легкой работой или же вовсе жить на покое, Иоанн отказался и до конца своих дней продолжал вести аскетический образ жизни. Расположению Аги способствовал не только добрый нрав Иоанна, но и то, что во всех делах турка воцарилось благополучие, которое он связывал с пребыванием в его доме необычного человека.
Постепенно слухи об Иоанне и его жизни распространились по деревне и в окрестностях. К нему начали приходить люди, прося совета и молитв, и получали от него помощь, почитая его за праведника. В то время в Каппадокии еще жило много православных греков и были действующие храмы. Известно, что Иоанн любил посещать вырубленную в конусообразной каппадокийской скале церковь Святого Георгия. Он часто молился на ее паперти по ночам, а приходя на службу, причащался там Христовых Таин. Впоследствии именно эта церковь стала местом упокоения Иоанна.
Житие повествует об одном из совершенных Иоанном чудес, участниками которого стали турки-мусуль­мане — Ага и его жена. С годами Ага разбогател и отправился на хадж в Мекку. В его отсутствие в доме собрались гости, которых хозяйка угощала пловом. Скорбя об отсутствии мужа, она выразила вслух желание накормить его вкусным пловом. Услышавший это Иоанн вызвался отправить плов хозяину. Решив, что это шутка, хозяйка все же дала ему блюдо с горячим пловом. Однако вернувшийся из Мекки Ага привез с собой это медное блюдо, на котором было выгравировано его имя, и с удивлением рассказал о том, как, вернувшись после молитвы в гостиницу для паломников, обнаружил в своей запертой комнате домашнее блюдо с дымящимся пловом*.
Иоанн прожил не очень долгую жизнь. Он скончался 27 мая (9 июня по новому стилю) 1730 года, когда ему было около сорока лет. Его похоронили возле скальной церкви Святого Георгия, которую он посещал. Жители Ургюпа почитали Иоанна уже при жизни, а после его смерти почитание только усилилось. Этому способствовали исцеления от различных болезней, совершавшиеся на его могиле.
Три с половиной года спустя Иоанн явился во сне одному священнику и сказал, что его тело остается полностью нетленным. Христиане Ургюпа решились открыть его могилу и действительно обрели его тело совершенно целым, как будто святой просто уснул. Святые мощи Иоанна перенесли в церковь Святого Георгия.
В 1832 году в ходе восстания египетского наместника Мухаммеда Али, который стремился сделать Египет независимым от Османской империи,  через Ургюп проходили турецкие войска. Солдаты, разграбившие поселок, попытались сжечь святые мощи Иоанна и бросили их в костер, но они остались целыми, только почернели от дыма и копоти. Такими они и сохранились до наших дней — совершенно целыми и нетленными, только почерневшими.
Каппадокийские греки очень почитали святого, которого они стали называть Иоанн Русский. Под этим именем он стал известен и туркам. В 1923 году Турция и Греция договорились об обмене населением, в результате которого каппадокийские греки были переселены в Грецию. Покидая Каппадокию, они забрали с собой мощи св. Иоанна, которые теперь покоятся в городе Новый Прокопион на острове Эвбея. Многочисленные чудеса, происходящие от нетленных мощей св. Иоанна Русского, сделали его одним из самых известных и любимых в Греции святых.
Но и в Ургюпе память об Иоанне не исчезла. Дом Аги, в подвале которого провел свою жизнь русский пленник, и скальная церковь святого Георгия, где он был погребен, сохранились до наших дней. История святого Иоанна Русского стала частью многовековой истории полной загадок Каппадокии.

Продолжение следует.

 

Комментарии







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0