Заметки на полях доклада «Американская идеология и претензии США на глобальное доминирование»

Михаил Борисович Смолин родился в 1971 году в Ленинграде. Окончил исторический факультет Санкт-Петербургского университета.
Историк и публицист, кандидат исторических наук. Заместитель директора РИСИ.
Автор книг «Очерки имперского пути. Неизвестные русские консерваторы второй половины XIX — первой половины XX века», «Тайна Русской Империи», «Энциклопедия Имперской традиции Русской мысли», «Русский путь в будущее», «Церковь, государство и революция».
Печатается в журнале «Москва» с 1997 года.
Член Союза писателей России.

1. Идеологическая война против России уже идет, и ее ведет та же идеология, которая победила Советский Союз

В начале своего выступления хочу сделать две констатации.

Во-первых, сегодня с Россией ведется пока холодная, но оттого не менее жесткая идеологическая война. И в этой войне американская идеология очень сильное оружие. По своей эффективности и применимости в разрушении бастионов национальной России, а главное, результативности и безответности для США оно сильнее американского ядерного и другого военного вооружения.

Во-вторых, лучшим доказательством для первой констатации, прямо лежащим перед нашими глазами, является падение Советского Союза в 1991 году. Оно произошло не в результате горячей (с обычными или атомными вооружениями) войны между США и СССР, а в результате идеологической победы.

СССР, пробежав свою «короткую дорожку» (в семьдесят лет), доказал, что социалистический эксперимент приводит человеческое общество к «концу истории» за одну-две человеческие жизни. Коммунистический режим безумно растратил народные силы и не смог выйти из глубоких противоречий своей идеологии. Коммунистическая система СССР была принципиально не реформируема без подрыва своих основ. Догматизм конструкции ставил узкие пределы для своего улучшения. Советская власть, отказавшись от мировой революции и от беспощадной кровавой классовой борьбы внутри СССР, подорвала диктатуру партии и вскоре разрушила саму коммунистическую государственность введением демократических свобод. Коммунистическая партия Ленина и СССР могли жить только при жесткой сталинской классовой диктатуре и при стремлении к троцкистской мировой революции.

Как только настоящий революционный дух окончательно попал под сомнение на XX съезде, так коммунистический проект быстро пошел к концу своей истории в отдельно взятой стране. И американская идеология либерализма за короткий период перестройки с легкостью добила советскую коммунистическую идеологию, уже непосредственно в головах самих же советских граждан и советских руководителей.

Большинство исследователей либеральной и социальной демократии, да и сами либералы и социалисты считают себя противоположными друг другу. И действительно, лягушка сильно отличается от головастика, но тем не менее они дети одной матери. А либералы и социалисты лишь различные фазы одной и той же идеологической эволюции идей атеистического гуманизма.

А потому ни в настоящем, ни в будущем коммунистическая идеология, уже проигравшая американцам свою битву за умы и сердца наших соотечественников, не может быть взята на вооружение как настоящая, действенная альтернатива американской идеологии. 

2. Государственная идеология русского мира как политическое изложение православного национального мировоззрения

Государственная идеология — это описание национального мировоззрения политическим языком, это перевод глубокого и более широкого тысячелетнего спектра убеждений и традиций (религиозных, государственных, семейных, поведенческих и т.д.) на язык практического политического действия.

Государственная идеология более формализованное переложение политическим языком менее формализованного и более широкого понятия «национальное мировоззрение».

В докладе одним из ключевых утверждений появляется сформулированный «американский догмат», состоящий в том, что аксиома американской идеологии состоит в стремлении США к «мировой американской революции». Это уже не коммунистическая «мировая революция», стремившаяся объединить мир под главенством СССР, а тот же объединительный процесс для мира, но теперь на основе идеологии США. Движущей же силой американской революции являются «свободные люди», освободившиеся от веры и национальности, а в перспективе и от половой принадлежности.

Эта другая, американская «мировая революция», так же как и коммунистическая, бросает вызов всем национальным государствам и традиционным вероисповеданиям, поскольку в своей идеологии делегитимизирует одновременно все другие государства и все другие миссии, кроме миссии государства США.

С идеологией как определенной силой можно бороться только с помощью альтернативной идейной сис­темы, а поскольку американская идеология говорит о своей универсальности (всеобщности), то понятно, что альтернативой может быть идея, которая столь же претендует на универсальность.

Из опробованных на нашей почве коммунистическая идеология не способна к возрождению в нашей стране, конечно в том ее изначальном революционном духе, с ленинской гвардией, с Троцким и Сталиным во главе. Кратковременно, гипотетически возможные у нас левые возрождения могут быть только копиями брежневских застоев, да и то, с очередным каким-нибудь горбачевским «человеческим лицом».

И потому единственной альтернативой американской идеологии может стать только православное мировоззрение, переведенное на язык политической идеологии русского (срединного) мира, не принадлежащей ни Западу, ни Востоку. 

3. Американская идеология и возможное ей противостояние

Конфликт США с современной Россией идеологически более глубок, нежели это было между США и СССР. Идеологическая разница между либеральными США и коммунистическим СССР была сродни двум фракциям одного гуманистического проекта, по-раз­ному видевшим объединение мира на мировоззренчески параллельных планах рационального устройства человеческого общежития в земных условиях.

США все более становятся похожи на СССР по своей идеологии с той лишь разницей, какая существует между спринтером и миттельштрекером*. Коммунизм пробежал до краха быстрее, потому что был идеологически более последовательным в отрицании за человеком божественной природы.

Либерализм в своем забеге к тому же результату долгое время цеплялся за свои демократические ценности, часть из которых им наследована из христианского арсенала. Сегодня в американской идеологии уже нет практически никаких остатков христианских ценностей. После падения СССР маятник идейных предпочтений в США, на фоне тяжелейших нравственных последствий культурной революции, явно сдвинулся в сторону левых идей.

США со своей либеральной демократией, все более напоминающей социалистические варианты марксизма (особенно в конструкциях неоконсерваторов и при правлении представителей демократической партии), движется все быстрее в сциентическом* забеге от Бога к полному краху человеческого общества.

Для современного консерватора и традиционалиста появляется надежда. В последнее время Америка все более сворачивает на «короткую дорожку» СССР. И если в свое время пал «фригийский колпак» французской революции, ушли в небытие «комиссары в пыльных шлемах», то кто сказал, что «дядя Сэм» сможет быть вечным жандармом в нашем мире?







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0