О вреде современного миссионерства

Миссионерский экспорт Православия — церковный троцкизм

Для многих уже становится совершенно очевидным, что практикуемые в последнее время способы массовой миссии, когда некоторые представители Церкви настырно лезут во все сферы светской жизни и тем самым сама Церковь все более сливается с миром, в результате чего размываются традиционные формы православной духовности, абсолютно не оправдали себя и вызывают лишь отторжение наших сограждан от Церкви, раздражение на всех священнослужителей без разбора, а нередко даже и агрессию. В результате такой концепции миссии, когда сакральное в угоду мира сего и ради призрачных «миссионерских целей» смешивается со светским, мы получаем совершенно антимиссионерский результат: от Церкви сегодня отворачиваются многие верующие, идет отток когда-то симпатизировавших ей наших сограждан, которые обманулись в своих ожиданиях.

Не исключено, что такая разрушительная «миссионерская идеология» последних лет была сознательно заточена на разрушение Русской Православной Церкви.

«Миссионеры» сейчас очень уж печалятся, что в наших храмах мало молодежи. Однако печаль эта напрасна: теперешние молодые люди рано или поздно все равно окажутся в церкви, но только не посредством сомнительных «миссионерских» приспособленчеств в богослужении и послаблений в традиционной церковной аскетике, не посредством «миссионерских литургий» и «миссионерских листовок», раздаваемых в храмах верующим и прохожим на улице, а окажутся в церкви, когда Сам Господь посетит их скорбями, болезнями, невзгодами, смертью близких... Только при таких обстоятельствах и рождается нерасторжимая молитвенная связь человека с Богом: «Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя...» — и только при таких обстоятельствах человек понимает на собственном опыте, что без Бога в жизни сей пути ему нет.

Господь Иисус Христос не сказал: придите ко Мне все добры молодцы и красны девицы, гламурные телезвезды, рокеры и байкеры, либеральные креак­лы и хипстеры... но «приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11, 28). А просто завлечь («влюбить», по выражению протодиакона Кураева или иеромонаха Димитрия Першина) молодого человека в храм очень легко, но так же легко этот человек через некоторое время уйдет из церкви навсегда (см.: Мк. 4, 16–17), ибо ему там просто станет скучно: молодой (и не только молодой), успешный человек с большей охотой вместо церкви пойдет в свою субкультурную тусовку попить пива и вкусить прочих «молодежных» развлечений: «Все тип-топ! Этот день наш!» Зачем мне церковь? Да еще и эти «глупые» и непонятные церковные запреты на добрачную любовь! А «жить»-то как?

Беда всех наших постмиссионеров кураевского розлива именно в том, что они, наивно полагая, что обращают массы наших неверующих сограждан к Богу, пребывают в иллюзорной прелести и в своих миссионерских проектах борются с давно вымершими фантомами. И главное — они в своей миссионерской гордыне забывают или же не хотят понять, что если и возможно что-то сделать по привлечению людей к Церкви, то только своим примером христианской жизни, а не «миссионерскими» листовками или слащавой «влюб­ленностью», исчезающей, яко дым от лица огня, при реальной встрече со скорбями, жизненными трудностями, болезнями, смертью ближних... И главное, что в конечном счете обращает людей к Истине только Сам Бог и любые усилия человеческие чаще всегда остаются втуне: «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии» (Пс. 126, 1).

Если подлинная миссия в традиционном церковном понимании очень высоко поднимала перед миссионерами духовную планку — самим быть носителями благодати и святости, — то для достижения целей массового миссионерского охвата от миссионеров нынче требуется совсем иное: проповедь предельно облегченного варианта православной веры, того, что сегодня получило наименование гламурного православия. Мол, только такое православие-light не будет препятствием на пути привлечения новых людей в церковную ограду. А это есть проповедь комфортной жизни в Церкви — без самоограничений, без борьбы с грехом, без молитвенного подвига и в конце концов без Креста и крестораспятия человеческих страстей, к которому всегда вела людей подлинно апостольская проповедь спасения. Поэтому было бы правильно то явление, о котором мы говорим, именовать не миссионерством, а постмиссионерством, поскольку оно имеет совершенно иную природу, нежели подлинное православное миссионерство, каким оно было в Церкви на протяжении двух тысяч лет.

В постмиссионерстве сочиненный образ (например, «миссионерское байк- или рок-шоу») отрывается от первообраза и его центрального смысла (миссия в традиционном ее понимании) и выдвигается вместо него нечто такое, чего на самом деле не существует: миссия ради самой миссии. Основная причина этой псевдомиссионерской химеры — полнейшее непонимание причин, по которым современный человек не желает воцерковляться: наивное убеждение, что внешняя проповедь на стадионе, подстраивание Церкви под запросы молодежных субкультур, «молодежные литургии», рок-миссия, байк-шоу с церковными хоругвями и т.п., продажа футболок «ХВ — солнце правды» и «Православие или смерть души» способны пробудить внутри человека веру в Бога и привлечь его в храм и тем более подвигнуть его на великий труд переделывания самого себя. Огромное заблуждение! Возьмем, например, участие иеромонаха Фотия в телешоу «Голос». Ну, чего мы этим добиваемся? Думаем, что народ, насмотревшись на такое «монашеское делание», повалит в храм, как на концерт, а потом втянется, воцерковится? Никогда так не бывало, а бывало ровно наоборот, пример католиков перед глазами.

Священник Алексий Мороз пишет, что благодаря таким «миссионерским» инициативам «уже идет полным ходом высмеивание Церкви в антихристианских СМИ. Происходит еще одно поругание святынь и святотатство. Это крепко нас заставит задуматься о происходящих процессах. Нужно крайне жестко выступать против секуляризации и обмирщения Церкви, выхолащивания из нее Святого Духа. Как Святой Дух войдет в сосуд, заполненный страстями и суетой житейской? Если Церковь заполнится мирской страстью и душевной суетой, то не будет в ней пребывать Дух Святой.

Необходимо священноначалию обратить строгое внимание на участие монахов в подобных шоу. Ныне существуют епархиальные футбольные команды. Например, футбольная команда Петербургской митрополии играет с протестантами, иудеями, католиками. Многие искренне радуются победам. Разве это не секуляризация? Как известно, в Москве существуют бойцовские клубы для священников, где батюшки изучают мордобои, видя в них призвание. В одной из епархий Ленинградской области были устроены гонки на машинах. Разве это не безумие, не погрязание в мире и отступление от Христа? Поэтому подобные выступления не допустимы. Эти процессы разрушают Церковь и требуют особого внимания и порицания как со стороны правящих архиереев, так и со стороны всех членов Церкви. Нужно не только не участвовать в подобных делах, но и требовать совершенно обратного».

Об этом же замечательно сказал архимандрит Рафаил (Карелин): «Если Бог не призвал, то никакие ухищрения не помогут».

Желание встроиться в мир и современность, заменить Церковь духовную, неотмирную, Божественную на земное сообщество — комьюнити, где обыкновенному плотскому мудрованию будет все понятно, все доступно и комфорт­но, а главное — все либерально и политкорректно, и даже весело и радостно (о радостях Православия и «влюбленности» в него зазывалы постмиссионерства не устают кричать на всех перекрестках, в то же время сознательно замалчивая как что-то неприличное такие неприятные и «неудобные» темы, как смерть, болезни, мытарства и проч.), где не будет ничего аскетического, сверхутомительного, даже намеков на личный подвиг, в первую очередь подвиг молитвы, вообще «напряга» (Креста), — это и есть постмиссионерство, или миссионерский декаданс.

Сейчас же неутомимые труженики миссии ради успеха своих сомнительных «миссионерских» проектов готовы приспособить себя и всю Церковь к стихиям мира сего, к любым человеческим слабостям, страстям, к слушателям «Эха Москвы» и другим порокам. Миссия для этих людей становится самоцелью, и Православие воспринимается этими «миссионерами» ровно настолько, насколько оно способно встроиться в мир и современность, в либеральную систему ценностей. Церковь, по их концепции «агрессивного миссионерства», должна агрессивно вторгаться во все сферы светского общества и субкультуры, включая даже антихристианские структуры и учреждения.

И главное, нынешние «миссионеры» абсолютно не понимают, почему люди не хотят становиться христианами. Поэтому и выдумывают абсолютно нелепые, бесперспективные «миссионерские проекты» . А отсюда и неверные их методы «миссионерства».

Для современного мирского человека понятие рая без блуда невозможно, ибо блуд является для него квинтэссенцией земного рая. Блуд является смыслом его жизни, а деньги — лишь средством для построения этого «рая». Ему постоянно врезается в сознание, что любовь и блуд — это синонимы и чем больше такой любви, тем больше счастья. Плюс еще деньги. «Sex & Money» — это формула, цель и смысл современного человека (отметим, что эти «ценности» очень кратковременны). И когда такому человеку неопытные миссионеры пытаются проповедовать христианские ценности, у него они, не являясь реальностью, вызовут только чувство протеста и раздражения. Недаром Господь предупреждает: «Не мечите бисер ваш перед свиньями».

Миссионерам необходимо обязательно понять: современному обывателю жить без Христа и без Церкви проще: можно не замечать свою совесть, свободно блудить, не накладывая на себя какие-то моральные обязательства. К тому же еще и другие церковные ограничения: заповеди, посты, молитвы и т.п. О загробной жизни он обычно не задумывается, тем более в моде сейчас всевозможные оккультные эрзац-теории «бессмертия» (например, о бесконечном перевоплощении). Для него это «альтернатива» церковному учению о загробной жизни, ибо в церковь он идти не хочет по причине того, что она запрещает ему вышеупомянутый «рай»: «Sex & Money». Как сказал один политический деятель либеральной ориентации, «чтобы народ стал посещать ваши храмы — упраздните седьмую заповедь и непонятный церковнославянский язык».

Господь предупреждает нас от неуместной миссионерской ретивости и желания насаждать свою веру тем, кто этого совершенно не желает: «Ты имеешь веру? имей ее сам в себе, пред Богом» (Рим. 14, 22). Подобная миссионерская настырность сродни насаждению либеральной демократии по лекалам США — с помощью цветных революций и военно-политической интервенции — тем странам и регионам, где еще не ступала нога американского либерализатора и где народы не желают жить в условиях не свойственной им демократии. «Миссионерский» экспорт Православия — это самый настоящий церковный троцкизм, ибо по своей сути и методике ничем не отличается от экспорта всему человечеству как всемирной революции и коммунистического учения, так и новой глобальной религии — евро-атлантического Всемирного Либерального Проекта демократии и прав человека. А устроение всевозможных «миссионерских перформансов» на территории обитания светского общества (миссионерские телешоу, рок-концерты, листовки и т.п.) с целью завлечь население в церковь аналогично политическому «миссионерству от демократии» — расширению НАТО на восток и насаждению либеральных европейских ценностей другим народам. Печальные плоды такого насаждения силовым путем чуждых ценностей мы видим на примере разбомбленной силами НАТО Югославии, разоренных американскими «цивилизаторами» Ливии, Афганистана, Ирака, а теперь и Сирии.

Архимандрит Рафаил (Карелин) замечательно говорит о нынешних миссионерах: «К сожалению, миссионеры в наше время больше ориентируются на внешние знания, сообразуются со вкусами аудитории, стараются не упасть в грязь лицом в разговоре с учеными и показать свою всестороннюю эрудицию в общении с интеллигенцией. Но ведь люди, в том числе ученые, ищут у миссионеров то, что они не получают в миру и науке, — ищут других, духовных знаний, которые выше слова, хотя и передаются через слово, ищут удовлетворения своих мистических чувств. Вместо того, чтобы поднять душу человека к Богу, эти миссионеры идут за миром и в конце концов становятся ненужными для него... Мое мнение такое: чтобы дать людям, нужно иметь самому; нельзя приглашать гостей на трапезу, поставив перед ними пустые тарелки, хотя бы красиво раскрашенные; нельзя дать милостыню нищему, не имея в кармане ничего, кроме дыр. Так же нельзя быть миссионером, не очищая своего сердца, не борясь со своими страстями, не исполняя то, чему учишь других».

Напомним слова духоносного подвижника и миссионера ХХ века о. Серафима (Роуза): «Православие именно поэтому-то и живо, что светит другим и не имеет нужды в учреждении “миссионерского отдела”».

 

Комментарии







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0