Злые духи и как они влияют на людей

Наверное, все мы часто сталкиваемся с мнением, что темные силы действуют на человека в связи с порчей или колдовством. При этом мало кто обращает внимание на то реальное их воздействие, коему человек подвергается вне всякой связи с магией. Значит, важно иметь правильное представление о самих темных силах и способах их влияния на людей.

Кто же такие демоны?

Это личностные, наделенные разумом, бесплотные существа, отпавшие от Бога, образовавшие особый, враждебный всему доброму мир. Лишившись духовного Неба, они находятся в сфере поднебесной или воздушной (см.: Еф. 2, 2) и обращают свое злобное внимание на мир людей.

Им принадлежит определенная власть в этом мире, поскольку венец творения — человек в грехопадении уступил свое место царя мира лукавому обольстителю. В этой связи понятно, что темные силы способны причинять определенный вред. Так, в Священном Писании, в Книге Товита, говорится о демоне Асмодее, убившем поочередно семерых мужей, за которых была выдаваема Сарра, дочь Рагуила (см.: Тов. 3, 8). В Книге Иова повествуется, как под действием диавола огонь, представлявшийся сошедшим с неба, пожег принадлежавшие Иову стада овец вместе с пастухами (см.: Иов. 1, 16). По наваждению темных сил начался также ураган, разрушивший дом, где собрались дети Иова, так что они все погибли (см.: Иов. 1, 18–19). Правда, есть в этом повествовании одна особенность. Все случившиеся с Иовом и его семьей бедствия были попущены Богом, Который согласился для испытания праведника допустить подобное демоническое вредительство (см.: Иов. 1, 6–12).

Вот на этом важно заострить внимание. Хотя влияние демонов на мир по силе своего разрушения может быть невероятно мощным, сами они зависимы от Бога и действовать могут только тогда, когда попускает Бог. Из Евангелия мы знаем, что даже чтобы войти в свиней, бесы вынуждены были рабски просить позволения у Спасителя (см.: Мф. 8, 31). Святитель Иоанн Златоуст по этому поводу изъяснял: «Бесы без Его позволения не смеют даже прикасаться и к свиньям... Что бесы ненавидят нас более, нежели бессловесных животных, это всякому известно. Следовательно, если они не пощадили свиней, но в одно мгновение всех их низвергли в бездну, то тем более сделали бы это с одержимыми ими людьми, которых они таскали и влачили по пустыням, если бы провидение Божие, и при самом жестоком мучении, не обуздывало и не удерживало дальнейшего их стремления». Это значит, что подлинной основой для нашей духовной жизни должен быть не страх перед падшими силами, а страх перед Богом, страх отпасть от Него посредством своих грехов, через что стать более доступными непосредственному воздействию падших ангелов.

Мир падших духов невидим для нас, однако способен проявлять свое существование. Более того, проявление это часто бывает именно там, где человек его вовсе не ожидает, — например, в возникающих мыслях, внутренних движениях души, желаниях. В житии святой мученицы Иулиании повествуется, как однажды во время молитвы ей явился диавол в виде светлого ангела и убеждал принести жертву бесам. Господь укрепил святую Иулианию, так что она осталась выше его искушений. Демон признался святой угоднице: «Я — тот, который некогда посоветовал в раю Еве преступить на погибель заповедь Божию. Я внушил Каину убить брата своего Авеля. Я научил Навуходоносора поставить на поле Деире золотого истукана. Я прельстил иудеев поклоняться идолам. Я премудрого Соломона сделал безумным, возбудив в нем страсть к женам. Я Ироду внушил избиение младенцев, а Иуде — предать Учителя и самому удавиться. Я подвиг евреев побить камнями Стефана, подвигнул Нерона — распять вниз головою Петра и усечь мечом Павла. Многих прельстил я и подвергнул бедствиям». Злобные духи способны вкладывать в нас помыслы, которые мы воспринимаем как свои собственные. Это все те мысли, которые ведут ко греху и не дают обратиться к Богу. Мрачные демоны пытаются воздействовать на волю, возбуждая в нас порочные желания, приглушают в нас голос совести, призывая наслаждаться всецело земными благами, а после безрассудного вкушения, когда вскрывается вся пустота безбожной жизни, они же наводят на душу отчаяние.

Наивно думать, что демоны воздействуют на людей непременно в образе жутких призраков или в страшных формах одержимости. Влияние их на людей бывает самым разнообразным и не всегда внешне устрашающим. Например, подлинно страшное, что они делают, это то, что демоны препятствуют обращению человека к Богу, к жизни по заповедям Евангелия. «Ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его» (Мф. 13, 19), — изображал Господь в притче состояние тех людей, которые услышали благовестие, но не явили вовремя к нему усердия. Человек даже не подозревает, что некогда услышанное слово Истины, легшее ему на сердце, но не реализованное в жизни, было похищено лукавым. У неверующих, по слову апостола Павла, «бог века сего (то есть диавол. — иер. В.Д.) ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования» (2 Кор. 4, 4). Это выражается в неспособности видеть и воспринимать Истину духовной жизни, а предпочитать ей мертвые сокровища мира земного.

Бесы, словно грамотные психологи, исследуют нас, на что мы более падки, и этим более всего искушают нас. Господь говорит: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26, 41). Без внутренней бдительности и постоянного обращения к Богу невозможно распознать козни лукавого.

Бесы, выразимся помирски, работают индивидуально с каждым человеком, сообразно его слабостям и пристрастиям. Кого они соблазняют плотским наслаждением, кого жаждой чести и славы, а кого мнением о себе как о весьма добродетельном человеке. По мысли аввы Евагрия, «из нечистых демонов одни искушают человека, как человека, а другие встревоживают человека, как бессловесное животное. Первые, пришедши, влагают в нас помыслы тщеславия, или гордости, или зависти, или осуждения, которые не касаются ни одного из бессловесных; а вторые, приближаясь, возбуждают гнев или похоть не по естеству их, ибо эти страсти общи нам и бессловесным и сокрыты в нас под природою разумною (то есть стоят ниже ее или под нею)».

Преподобный Антоний Великий учил, что всякого христианина, преуспевающего в духовной жизни, демоны вначале искушают через лукавые помыслы. Если подвижник окажется тверд, тогда нападают на него посредством мечтательных привидений. Затем принимают на себя вид прорицателей, дабы подвижник поверил им, как будто предсказывающим правду. «Посему, когда демоны приходят к вам ночью, хотят возвестить будущее или говорят: “Мы — ангелы”, — не внимайте им, потому что лгут. Если будут они хвалить ваше подвижничество и ублажать вас, не слушайте их и нимало не сближайтесь с ними, лучше же себя и дом свой запечатлейте крестом и помолитесь».

Если падшие ангелы видят, что человек хочет достичь невероятного саморазвития и совершенства, то они с удовольствием помогают ему вскрыть в себе все «потаенные возможности», дабы величием новоявленного экстрасенса удивлять и пленять сердца многих других. А если человек ради снятия порчи обращается к оккультисту, они учтиво снимают с него свои же собственные наветы, как бы показывая, что магия и экстрасенсорика есть действительное добро для людей.

Ярким примером подобного обольщения является знаменитая болгарская предсказательница Ванга (1911–1996). Как и у многих других подобных людей, появлению особых способностей Ванги предшествовала травма: когда двенадцатилетняя Ванга возвращалась с двоюродными сестрами в деревню, страшный ураган поднял ее в воздух и отнес далеко в поле. Там ее завалило ветками и песком, глаза у Ванги болели, и вскоре она ослепла. Через некоторое время у нее обнаружились «необычайные» способности. Она могла рассказать человеку его прошлое, открыть подробности, которые не знали даже близкие, определяла заболевания людей, часто предсказывала будущее. Свои способности она сама считала Божьим даром.

Кто же именно открывал ей сокрытые от простых смертных тайны?

Своей племяннице Красимире Стояновой Ванга объясняла, что видит высшие силы как прозрачные фигуры, подобно человеческим отражениям в воде, но чаще слышит их голос. Красимира Стоянова написала о своей тетушке несколько книг и в одной из них сообщает следующее: «Мне было 16 лет, когда однажды в нашем доме в Петриче Ванга заговорила со мной... только это был не ее голос. Было впечатление, что не она, а какой­то другой человек говорит ее устами. Слова, которые я услышала, не имели ничего общего с тем, о чем мы говорили до этого. Словно какое­то неизвестное лицо вмешалось в нашу беседу. Я услышала: “Вот мы тебя видим...” — и потом последовал полный отчет о том, что я делала в этот день до этого момента. После небольшой паузы Ванга вздохнула и сказала: “Ох, оставили меня силы...” — и снова вернулась к нашему прежнему разговору. Я спросила ее, почему она вдруг стала описывать мой день, но она ответила, что ничего не описывала, а повторяла, что слышала. Потом вздохнула: “О, это силы, маленькие силы, которые всегда рядом. Но есть и большие, которые ими командуют. Когда они решаются заговорить моими устами, мне становится худо, и после этого целый день я не могу прийти в себя”».

Чувство угнетенности, в котором признается сама Ванга, безошибочно указывает на то, что ей являлись темные духи, которые способны сообщать людям недоступное обычному познанию. Красимира Стоянова приводит различные подробности о том, как Ванга общалась с потусторонним миром. В целом это типичные медиумические опыты, известные уже много веков: «Лишь иногда мы не могли понять, почему наша тетя бледнеет, почему ей внезапно становится плохо и из уст ее неожиданно раздается голос, поражающий нас своей силой, непривычным тембром, словами и выражениями, которых нет в обычном словаре Ванги». «И вдруг заговорила со мной незнакомым голосом, от которого у меня мурашки по спине побежали».

Конечно, подобный вид обольщения — исключительный. Обыкновенно же люди претыкаются на самых мелких вещах — получше обустроить земную жизнь, забывая о собственной бессмертной душе, возводить на первое место себя и свои успехи, полностью игнорируя скорби и страдания ближних. Цель диавола — посеять в людях злобу, самооправдание и недоверие Богу. Одним из излюбленных вражьих внушений является мнительность: человек надумывает себе целые истории в связи с отдельными обстоятельствами собственной жизни, а в болезнях и неудачах видит не проявление Промысла Божия, а магическое наваждение недоброжелателя.

Но вот есть одна такая истина, которую стоило бы знать. Душе больше всего вредит непримиримая вражда к другим людям, и именно она чаще всего заставляет думать о колдовстве со стороны своего врага. Обычно в порче или колдовстве подозревают дальнего родственника, соседа, сотрудника по работе. Таким образом создается пугливо­оккультное мировоззрение, в котором личные беды соединяются с обидой на предполагаемого зложелателя, в итоге христианство вытесняется из нашей бытовой, повседневной жизни мыслями о заговорах и поиском магической же защиты от них.

У старца Паисия Святогорца есть весьма полезные в связи с этим рассуждения: «А какое зло делают людям медиумы, экстрасенсы, “ясновидящие” и подобные им! Мало того, что они выкачивают из людей деньги, они еще и разрушают семьи. К примеру, человек идет к “ясновидящему” и говорит ему о своих проблемах. “Гляди, — отвечает ему “ясновидящий”, — одна твоя родственница, немного смугловатая, роста чуть выше среднего, навела на тебя порчу”. Человек начинает искать, кто из его родни имеет такие характерные признаки. Не может быть, чтобы никто из его родни хоть немножко не был похож на ту, которую описал ему колдун. “Аа, — говорит человек, найдя “виновницу” своих страданий. — Так это, значит, она навела на меня порчу!” И им овладевает ненависть к этой женщине. А сама эта бедняжка совсем не знает причины его ненависти. Бывает, что она оказала ему какое­нибудь благодеяние, но он кипит по отношению к ней ненавистью и не хочет даже видеть ее! Потом он снова идет к колдуну, и тот говорит: “Ну что ж, теперь надо с тебя эту порчу снять. Для этого тебе придется заплатить мне кое­какие деньги”. “Ну что же, — говорит запутавшийся человек, — раз он нашел, кто навел на меня порчу, я должен его вознаградить!” — и раскошеливается. Видишь, что творит диавол? Он создает соблазны. Тогда как человек добрый — даже если он в действительности точно знает, что кто­то сделал комуто что­то плохое, — никогда не скажет этого пострадавшему: “Такойто сделал тебе зло”. Нет, он постарается помочь несчастному. “Послушай­ка, — скажет он ему, — не принимай ты разные помыслы. Пойди поисповедуйся и ничего не бойся”. Таким образом он помогает и одному, и другому. Ведь тот, кто нанес своему ближнему вред, видя, как тот ведет себя по отношению к нему с добротой, задумывается — в хорошем смысле этого слова — и кается».

Получается удивительная вещь — подлинным нападением врага является не чье­то колдовство или порча, а мнение о том, что приключившаяся беда наведена на тебя колдовством. В отношении же всех вообще искушений падших ангелов хочется напомнить слова Священного Писания: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою, зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире. Бог же всякой благодати, призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми. Ему слава и держава во веки веков. Аминь» (1 Пет. 5, 8–11).







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0