Футбольный фанатизм

История зарождения фанатизма

Движение футбольных фанатов берет свое начало в Англии. Насилие на футбольных стадионах появилось с самого начала футбола. В 1365 году Эдуард III, король Англии, запретил игру под названием «футбол», которая влекла за собой все новые и новые вспышки насилия. Стоит отметить, что под словом «футбол» то понятие, что мы вкладываем сейчас, появилось где-то в середине XIX века, а тот спорт, что запрещали король Эдуард III и Оливер Кромвель, был ближе все-таки к современному регби. Однако можно говорить о том, что именно современный футбол стал преемником того, средневекового английского футбола по части футбольного фанатизма. Именно на футболе в современном понимании этого слова зародилось то, что называется сейчас футбольным фанатизмом. Ни регби, ни крикет, ни любой другой традиционный английский вид спорта этим «похвастаться» не может.

Поначалу в драках принимали участие и футболисты. тогда еще не было никакой организации порядка на стадионах. беспорядки начинались с того, что болельщики проигрывающей команды начинали закидывать команду соперника овощами. Перед Первой мировой войной насилие на футбольных матчах не было чем-то необычным. Большинство игр, в которых хозяева терпели поражения, не были доиграны до конца. Болельщики просто выходили на поле и отказывались покидать его. В перерыве между двумя мировыми войнами ситуация изменилась, военная обстановка внесла свои коррективы, и драки на футболе практически сошли на нет.

После войны начала складываться обстановка, которая привела к возникновению современного футбольного фанатизма. В 1956 году Англия была вовлечена в конфликт из-за Суэцкого канала. Экономическая обстановка была крайне неблагоприятной, и к концу 1957 года в газетах стали появляться статьи о выступлениях недовольной молодежи, которые иногда случались на футболе. Отчеты о матчах в спортивных газетах все чаще включали в себя сообщения о беспорядках на трибунах. Известный термин, которым пользуются во всем мире применительно к фанатам, породила фамилия одной ирландской семьи, которая в XIX веке не давала спокойно жить населению западного Лондона. Так слово «Hooligan» (Houlihan) вошло в историю.

С появлением рок-н-ролла появилось новое явление в молодежной культуре — движение тэдди-боев[1]. Впервые у молодежи появилась своя культура, а ее отличительной особенностью, наряду с прическами, одеждой и музыкой, стало насилие. Тэдди-бои оказали на околофутбольную культуру огромное влияние. Их большие группы ходили на матчи в поисках приключений, и большинство беспорядков в те годы произошли именно из-за тэдди-боев. Следовательно, требовалось все больше полиции на стадионах для обеспечения порядка.

На смену имеющим политическую идеологию тэдди-боям (в основном они придерживались анархических взглядов) пришли аполитичные моды и рокеры. Число футбольных инцидентов, связанных с футбольным насилием, уменьшилось. Уменьшился и интерес со стороны молодежи к футболу. Однако именно в это время и появляются первые футбольные хулиганы. Другими словами, люди, которые не просто пришли на футбол поболеть за свою команду, но и стали частью субкультуры, со своими законами. В Англии стали создавать свои группировки, которые собирались в определенных секторах стадиона (как правило, за воротами из-за дешевизны билетов). Эти группы считали тот или иной сектор своим. Эти сектора стали местом встречи определенных людей в дни матчей. С этого времени стал меняться весь процесс поддержки команды. Относительно этого времени можно говорить, что начинает складываться определенная культура футбольной поддержки. Постоянный сбор людей в определенном месте, в одно и то же время не мог не повлечь за собой возникновения «клубов по интересам». Где интерес был один — максимальная поддержка своей команды. Все больше молодых людей приобщались к культуре футбольных фанатов. Уже в то время на трибунах стали выявляться лидеры.

1963 год очень многое изменил в жизни британского общества. Была отменена обязательная служба в армии. Молодые британцы получили свободу, о которой раньше могли только мечтать. Как следствие — им становится некуда девать время, а футбол, как известно, в Англии всегда был самым любимым зрелищем. Резко увеличилось количество футбольных хулиганов. Чемпионат мира, который должен был пройти в Англии в 1966 году, оказался под угрозой срыва. Впервые пресса обратила самое пристальное внимание на околофутбольные события. Стало публиковаться множество статей и фотографий на эту тему.

На новый уровень футбольный хулиганизм поднялся в 1967 году, после массового погрома, учиненного фанатами «Манчестер Юнайтед» около стадиона клуба «Вест Хэм» после матча. Это стало первой крупной дракой между фанатами, и именно с этого события часто начинают отсчет рождения футбольного хулиганизма*.

Новому взрыву насилия на футболе способствовало появление скинхедов на трибунах. Произошло это в 1969 году. Изначально не являясь праворадикальным движением, оно с самого начала отличалось склонностью к насилию, что зачастую приводило к беспорядкам. Их колоритные личности привлекали внимание фоторепортеров, что, стоит учитывать, привлекало внимание к фанатизму все новых и новых людей из-за частых статей в прессе.

К началу 70-х годов вырабатывается своеобразный кодекс чести, которого должен был придерживаться каждый относящий себя к футбольным хулиганам. Одним из его особенностей было то, что драки должны были происходить только на футболе. Никаких контактов на концертах и городских праздниках. В начале 70-х годов появляется первая фанатская мода, перенятая от скинхедов: одежда от «Ben Sherman», джинсы «Levis» и ботинки «Dr Martens». Однако атрибутика еще оставалась в моде. С 1979 года начинается новый этап в жизни английского фанатизма, который продолжается до сих пор и принят за основу во многих европейских странах.

С 1979 года футбольное насилие — это «casuals». У футбольных фанатов появилась своя культура, которая прежде всего связана с модой и футболом. С конца 80-х годов фанаты старались одеваться в стильную, дорогую одежду. Среди разных клубов была популярна одежда разных фирм, и по одежде можно было различить, какой клуб поддерживает тот или иной человек. Лондонцев, например, отличали по белым кроссовкам. Для полиции же это изменение стало лишней головной болью: стало чрезвычайно трудно выяснить, кто за какой клуб болеет. Органы правопорядка уже не могли отследить группы хулиганов, проникающих в город, что создавало лишние проблемы. С этого времени хулиганы приобретают небывалую организованность. Драки становятся все масштабнее, все чаще в них используется холодное оружие.

История фанатизма в СССР

Фанатское движение в Советском Союзе зародилось в далеком 1972 году. как принято считать, первыми были болельщики «Спартака», соорудившие нечто наподобие вязаных шарфов. Через пять лет, когда «Спартак» находился еще в первой лиге чемпионата СССР, у клуба появилась своя первая организованная группа. Члены этой бригады уже тогда могли похвастаться наличием фанатских атрибутов — шарфами и шапочками, связанными родственниками, а также изготовленными своими руками знаменами. Тогда же у них появились и первые песни, кричалки. Отношение милиции к фанатам поначалу было достаточно лояльным[2].

В 1976 году к ним подтягиваются болельщики ЦСКА. И фактически сразу начинается противостояние между поклонниками этих двух команд, которое в наше время станет определяющим для российского фанатизма. Чаще приводят версию, что первые драки начались на хоккее 1976–1977 годов, когда эти команды сражались за золото. Бум на футбольный фанатизм произошел в 1977 году, когда «Спартак», вылетевший в Первую лигу, обрел огромное количество болельщиков. 1977 год стал также годом основания первых фанатских бригад. К началу 80-х годов намечается и создание фанатских групп у других московских команд.

Весной 1981 года был организован первый Клуб болельщиков «Спартака» под эгидой ЦК ВЛКСМ. Но он оказался кратковременным предприятием, действовал только несколько недель, в течение которых «Спартак» сыграл пять своих матчей. Однако вскоре последовали санкции, в прессе появились разгромные статьи, посвященные фанатизму, интересная идея была отменена. Второй Клуб болельщиков «Спартака» появился 12 декабря 1987 года. Это начинание было более продуманным, его члены занимались организацией выездов болельщиков, приобретением для них билетов, составлением программок; клуб даже стал собирать деньги на строительство стадиона. Сменилось руководство клуба, и прекратились встречи фанатов с футболистами и руководством. К тому же сама жизнь стала меняться, наступило время рыночных отношений, больно ударивших по финансовому положению клуба. Все это сказалось на том, что Клуб болельщиков просуществовал до 1990 года, и последним его мероприятием был выезд красно-белой «торсиды» в Неаполь. Интересный факт получился в начале перестройки, когда в отношениях между фанатами ЦСКА и «Спартака» снизился градус агрессии. Лидер фанатов «Спартака» по имени и прозвищу Рифат предложил создать общий клуб болельщиков всех команд, причем подразумевалось, что в этот клуб смогут войти и представители других молодежных течений (металлисты, рокеры и т.д.). Клуб так и не возник, но на протяжении ряда лет, пока продолжался нейтралитет, за пределами стадионов не происходило массовых потасовок с участием поклонников ЦСКА, «Спартака» и «Динамо». Если мелкие драки и возникали, то только на трибунах, когда по ходу матча чисто футбольные страсти били через край. Некоторые говорят, что именно перемирие середины 80-х сказалось на возникновении нового супердерби между Москвой и Киевом. В 1986 году спартаковские фанаты, чтобы «держать себя в тонусе», начали конфликт с киевским фан-движением. Это особенно проявилось в 1986 году, во время матча полуфинала Кубка СССР «Спартак» — «Динамо» (Киев). По признанию лидеров спартаковского фан-движения того времени, они первыми начали «войну» с болельщиками из столицы Украины. Команду Валерия Васильевича Ло­бановского в середине 80-х годов называли «машиной XXI века». Именно киевское «Динамо» было главным соперником «Спартака» во всех последних чемпионатах СССР, что, естественно, не могло нравиться хулиганам из Моск­вы. Так, в 1987 году произошла одна из крупнейших массовых драк в истории советского футбола. Тогда в Киев отправились примерно 300 фанатов московского «Спартака», сумевших вовлечь болельщиков местного «Динамо» в грандиозную битву, вспыхнувшую в самом центре города и длившуюся весь день[3]. В историографии беспорядков драка «спартачей» и «динамиков» в Киеве находится на первом месте в табели о рангах. Следующие визиты «Спартака» в Киев также сопровождались драками, но уже меньшими по масштабности, а с обретением Украиной независимости и вовсе сошли на нет. Само по себе противостояние между Киевом и Моск­-
вой имело и другие характерные причины:

— кто является столицей славянского мира?

— романтичный футбол «Спартака» или циничный футбол «Динамо»?

Были конфликты у спартаковских фанатов и с прибалтийскими болельщиками. Основой столкновений прибалтийских и московских фанатов всегда был местный национализм. Имперскую Москву не любили и старались отыграться на московских болельщиках. При формировании хулиганских групп те стали брать на себя охрану московского десанта на играх в Прибалтике. Так продолжалось до развала СССР*.

В России сложилось крайне негативное отношение к футбольному фанатизму, навеянное истеблишментом. Благодаря глубоким корням «совкового» мировосприятия фанат воспринимается как хулиган. Но футбольный фанат — это не всегда хулиган или, по крайней мере, не хулиган в первую очередь. Футбольный фанат — это человек, являющийся носителем культуры поддержки со всеми ее принципами и ценностями, ее специфической практикой и глубоким символизмом.

После распада СССР фан-движе­ние в России стало развиваться семимильными шагами. Демократия позволила упасть железному занавесу, и теперь российские болельщики могли видеть, как обстоят дела с культурой поддержки на Западе, проецируя новое для себя течение на современную Россию. На первоначальном этапе локализация движения футбольных фанатов как части общей субкультуры произошла в двух городах — Москве и Санкт-Петербурге. Ближе к концу 90-х остальные населенные пункты России также развивают свои группы поддержки, а в настоящее время субкультура футбольных фанатов активно развивается на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Везде формируются свои дерби, где на локальном уровне идет конкуренция за регион или какие-то идеи: политические, географические и т.д. Например, Пермь против Екатеринбурга или Хабаровск против Владивостока. Все эти примеры говорят о продолжающемся развитии фанатской культуры во всех ее проявлениях, в том числе и хулиганской.

Кавказ и Средняя Азия

Сильные традиции и феодальная структура отношений в обществе, остающаяся до сих пор, не дает возможность развитию фанатского движения на этих территориях. Более-менее подобие фанатского сообщества появилось в Казахстане, во многом благодаря большому количеству этнических русских, проживающих в республике. Во многом в настоящий момент определяется отношение к России по одному фактору: вы за кого — Новороссия или Украина? Позиция Казахстана комплиментарна России, местные фанаты поддерживают Новороссию. Грузия же, Армения и Азербайджан открыто на своих трибунах поддерживают Киев. В остальных странах СНГ либо фанатское движение находится на примитивном уровне, либо его нет вообще. Европейская часть бывшего СССР неохотно смотрит на Кавказ и Среднюю Азию, даже если они поддерживают антирусские акции или проводят антирусскую политику. А футбольные фанаты той же Украины или Литвы являются не просто националистами своих народов, но исповедуют германский национал-социализм, что дает основание полагать их презрительное отношение к этим народам и их регионам. В свою очередь само общество Кавказа и Средней Азии пока не сформировалось в современном формате до конца, дабы там могли появиться по-настоящему серьезные фанатские движения.

Развитие движения
в постсоветский период

Распад СССР в 1991 году, помимо прочего, привел к развалу прежней инфраструктуры Высшей футбольной лиги. Это в значительной степени отразилось на развитии незрелой субкультуры. За пределами внутреннего первенства России оказались такие привлекательные для выездов клубы, как «Динамо» (Киев), «Динамо» (Тбилиси), «Динамо» (Минск), «Жальгирис» (Вильнюс). На смену им пришли середняки из российской провинции. Уровень футбола и посещаемость футбольных матчей в стране снизились до минимальных значений. Тишина на футбольных стадионах России продолжалась недолго — до середины 90-х годов. Но в этой тишине кровь молодой субкультуры наполнялась гормонами агрессии: адреналином и тестостероном. Агрессия выплеснула среди фанатов двух московских клубов: ПФК ЦСКА и ФК «Спартак». И именно эти клубы делегировали на российскую авансцену первые хулиганские группировки европейского типа: «Red-Blue Warriors» у ЦСКА и «Flint’s Crew» у «Спартака». На фоне противостояния этих двух банд начал возрождаться интерес к субкультуре фанатов среди остальных российских болельщиков.

К началу чемпионата 1994 года практически у каждого крупного футбольного клуба России появились свои группировки, однако столкновения между ними имели нечастый и скоротечный характер.

Движение продолжило развитие и после событий 1995-го, когда на столичном дерби ЦСКА — «Спартак» более 200 хулиганов перед матчем учинили грандиозную драку. Тогда на происходящее обратили внима­-ние силовые структуры, последовали арес­ты, милиция заняла крайне жесткую позицию, и фанаты, дабы оградить себя от лишнего внимания, стали скрытными и осторожными, переняв тактику, характерную для британских «casuals». Движение вскоре стало модным, спровоцировав быстрый рост числа футбольных группировок. Русские фанаты стали одеваться в одежду от всемирно известных спортивных брендов «Nike» и «Umbro», другая предпочла более традиционные для хулиганской среды марки «Lacoste», «Fred Perry» и «Ben Sherman», спровоцировав стремительный рост числа футбольных фирм, которые стали чувствовать, что их движение начинает приобретать индивидуальность.

Любопытно отметить, что в России стали появляться группы так называемых «карланов»*. Под руководством взрослых «наставников» эти подростки «воспитывались» для уличных драк и быстро завоевывали себе репутацию бесстрашных бойцов, особенно в стычках с милицией, которую все фанаты без исключения считали злейшим своим врагом. В то же время большинство «карланов» неорганизованны и никому не подчиняются, это характерным образом показало себя во времена убийства болельщика «Спартака» Егора Свиридова. Беспорядки на Манежной площади устроили не представители фанатских группировок, а вот эта масса неорганизованной силы под названием «карланы».

Современный этап

В настоящее время российский «околофутбол» можно назвать сформировавшимся социальным явлением с ярко выраженными чертами английского стиля поддержки клубов как на домашних, так и на гостевых поединках. Свои банды (на футбольном сленге — «фирмы») имеют практически все клубы российского футбольного первенства. Появился особый сленг. Например, банду фанатов «Спартака» называют «Мясом», приверженцев ЦСКА — «Кони», а питерского «Зенита» — «Бомжи». Таким сленгом пользуются и на территории Украины. Фанатов донецкого «Шахтера» называют «Кротами», а харьковского «Металлиста» — «Хорьками»[4].

Разделение фанатов на ультрас и хулиганов появилось не так уж и давно. В 80–90-х годах никаких делений не было. Особо  активные любители футбола могли и поддерживать любимую команду, и подраться. В настоящее время это деление стало довольно заметным. Главной целью ультрас является поддержка любимого клуба и отстаивание его интересов. Достигается это за счет посещения как домашних, так и выездных матчей своей команды, с баннерами, флагами, песнями и кричалками[5]. Их деятельность финансируется за счет взносов и продажи собственной атрибутики. Чего не скажешь о футбольных хулиганах. Для них футбол — это только повод для организации массовых нарушений правопорядка, драк и погромов. Большинство российских хулиганов придерживаются идей русского национализма. Питательная база для ультрас и хулиганов — это десятки тысяч молодых болельщиков, которых называют «карланы», неорганизованные фанаты, многие из них пытаются стать хулиганами; если не получается в драках, у тебя есть возможность пойти в ультрас-систему, где необходимо не драться, а кричать на стадионе, ездить за командой, шить баннеры и т.д. Каждый выбирает свой социальный лифт: кто физически и психологически крепок, требует насилие — идет в футбольные хулиганы, а кому это неприятно или не справляются с нагрузкой — становятся ультрас и поют на стадионе. Также на трибуне большая каста «пенсионеров», или, на фанатском сленге, «олд скул» (в пер. с англ. «старая школа»). Это бывшие футбольные хулиганы, которые отошли от дел и наслаждаются походами на стадион. В фанатской иерархии независимо, где ты сидишь, за воротами или на центральной трибуне, королями и главными координаторами всех процессов являются футбольные хулиганы, все остальные находятся в их подчинении и исполняют те роли и ту функцию, которую им выдали лидеры группировок.

Особая тема — футбольные фанаты и национализм. В истории довольно много примеров того, что фанаты многих команд близки к крайнему национализму или даже нацизму. Не исключение и российские фанаты, многие из которых поддерживают националистические идеи. Субкультура фанатов оппозиционна по отношению к общей культуре общества и имеет довольно значительный потенциал агрессии. Он может значительно увеличиться в будущем за счет развития региональных фан-движений и возникновения связанных с ними потенциальных очагов напряженности, которые повлекут новые «фанатские войны». Потенциальная конфликтность может возникнуть и во взаимоотношениях с силами правопорядка. Фан-движение представляет собой значимое социальное явление, с которым вынуждены считаться и которое может оказать значительное влияние на социальную жизнь общества. Многие политики уже сейчас обращают внимание на футбольных фанатов, включают в свои политические программы специфические лозунги. Патриотизм поддерживается с самого начала прихода молодого человека на стадион. Того приучают любить футбольный клуб, местность, где он живет, страну, в которой он живет. Национализм приходит чуть позже, когда группами молодежи одной национальности он выходит со стадиона и попадает в многонациональный мир Москвы, где сталкивается с такой же группой молодежи, приехавшей из республик Северного Кавказа или Закавказья. Начинается все на бытовом уровне, заканчивается целыми идеологическими догматами, которые ввели в фанатскую среду отцы-основатели российского околофутбола.

Рассмотрим три главных примера по межнациональным отношениям, в которых активное участие приняли футбольные фанаты и эти события стали известны обществу:

— 10 июля 2010 года убийство фаната «Спартака» Юрия Волкова на Чистых прудах;

— 6 декабря 2010 года убийство фаната «Спартака» Егора Свиридова;

— 5 июня 2012 года драка чеченцев и фанатов у ТЦ «Европейский».

При своем становлении в 1994 году лидеры двух фанатских группировок ЦСКА и «Спартака» взяли на вооружение «имперский флаг» и идеологию здорового русского национализма. В той или иной степени на протяжении всего периода на фан-движение воздействовали представители ульт­раправого сообщества, но в массе своей футбольные фанаты идеологически остались на позициях русского национализма. Отцы-основатели вкладывали в это понятие национализм дореволюционного типа (философ Ми­хаил Осипович Меньшиков), жизнь же внесла свои коррективы. Для молодого фаната, пришедшего на стадион, идеология национализма стала понятна и близка перед открывшимися вызовами приехавших сограждан с Кавказа и из Средней Азии. На протяжении всех лет периодически происходили столкновения между кавказцами и футбольными фанатами, были даже случаи смертельных исходов, но организованный отпор дать кавказцам не получалось. Ситуация изменилась к концу нулевых годов, многие из движения были участниками разнообразных политтехнологических кампаний и научились управлять общественными процессами: привлечение СМИ, общественных деятелей, политиков. Хотя представители кавказских диаспор в то же время такой подход по вытягиванию их земляков использовали всегда. Длилось вялотекущее противостояние на улицах Москвы до 10 июля 2010 года, когда группа чеченцев на Чистых прудах столкнулась с группой москвичей, в результате чего погиб молодой человек Юрий Волков, журналист, бывший член группировки «Гладиаторы», фанат «Спартака». На следующий день около 1500 человек приехали на место гибели, поставили свечи и цветы. Либеральные издания поторопились написать о возникших беспорядках и избиениях на межнациональной почве, особенно этим отличилась радиостанция «Эхо Москвы», но многочисленные свидетели подвергли критике необоснованные и лживые нападки в адрес фанатов. Безусловно, среда могла устроить и беспорядки с избиением нерусских, но те фанаты, которые управляли этим процессом, отчетливо понимали, чего от них ждут власть и либеральное сообщество. Был взят другой акцент — гражданская солидарность русского народа. Власти и пресса все равно не совсем поняли технологию, сильно опасаясь крупных беспорядков. Через полгода, когда произошло убийство другого фаната «Спартака», Егора Свиридова, полицейские под нажимом диаспоры отпустили убийц. Свиридов был членом другой спартаковской группировки, «Union», второй эпизод за полгода, никто не захотел выжидать — 1000 человек перекрыло Ленинградское шоссе. Власть засуетилась. 11 декабря представители всех группировок Москвы, около 5000 человек, прошли шествием на место убитого фаната «Спартака», в то же время неорганизованная часть футбольных болельщиков (которых на сленге называют «карланы») устроила беспорядки на Манежной площади. Третий эпизод, у ТЦ «Европейский», случился через полтора года, когда фанат «Спартака» А.Усачев (член группировки «Юнион») зацепился с чеченцем, в результате чего оказался на больничной койке боткинской больницы. Полиция на этот раз сыграла на опережение и задержала основных участников бойни, таким образом локализовав конфликт, не дав ему разрастись.

Футбольные фанаты олицетворяют себя с авангардом борьбы с кавказцами на московских улицах. Нерешенность национальной политики говорит о возможных повторениях в будущем конфликтных ситуаций. Никто не знает, где он произойдет, но в то же время все понимают, учитывая плохие межнациональные отношения в России: взрыв будет обязательно. Но стоит отметить важную деталь: футбольные фанаты и их представители научились работать с общественным мнением, и, если любой читатель возьмется проанализировать ход событий, риторику заявлений фанатской среды во время их трагедий, многое станет понятно. Фанаты знают и понимают: использовать свою силу они могут, но победить в схватке надо, только демонстрируя ее, а не применяя.

Гражданские кампании в фанатской среде начались задолго до межнациональных разборок. Первое объединение болельщиков московских клубов произошло вокруг общей бе­ды — нападения Америки на Югославию. Некоторые эксперты считают выступление фанатов началом молодежной политики в России, так как до этого момента в стране не происходили массовые, хорошо организованные молодежно-политические волеизъявления граждан. Акция футбольных фанатов стала детонатором, и в течение ближайшей недели студенты со всей Москвы многотысячными демонстрациями пикетировали посольство США; венцом всех протестов стала попытка неизвестных авторитетных предпринимателей выстрелить по американскому зданию из гранатомета. Патриотические акции футбольные фанаты устраивают всегда и везде; кичиться своей принадлежностью к народу и стране является одним из признаков их субкультуры.

Каковы принципы и ценности современного футбольного фаната? В течение долгого периода времени как такового кодекса фаната создать болельщикам не удавалось, в драках применялись подручные средства. В конце 90-х годов, учитывая новую идеологию околофутбола — русский национализм, произошла попытка договоренности лидеров фанатских группировок из противоборствующих сторон о правилах честной игры — fair play. Основным критерием служил тот аргумент, что русские люди дерутся по обе стороны — какой смысл применять оружие в драках? У русских людей не важно, за какой клуб болеет молодой человек, есть конкурент — выходец с Кавказа, приехавший в Москву и пытающийся навести свой порядок. Зачем молодым ребятам калечить себя? Русский национализм сыграл положительную роль, и через некоторое время русское фанатское движение полностью избавилось от палок, бутылок, арматур, ножей и любого другого оружия. Драки только на руках — это девиз русских фанатов по всему миру, о котором знают все. Некоторые идеологи движения даже попытались трендировать подобное направление, и появились тексты с историческими корнями русских забав. Как известно, в русской традиции со времен Древней Руси происходили ледовые побоища на кулаках между соседскими княжествами. Зимой перед набегами кочевников необходимо было тренироваться, и кулачные бои подходили к хорошей тренировке дружины. Со временем православная вера интегрирует в себя кулачные бои, трансформируя их в масленичные гулянья. Современные фанаты, пытаясь найти идеологическую подоплеку хулиганов, попытались связать кулачные бои своих предков с состязанием фанатских группировок в настоящем.

О текущих отношениях России и Украины

Государственный переворот на Украине внес серьезный раскол во внутреннее движение футбольных фанатов. Потеряны ориентиры, найден новый враг, приобретены символы и герои. Украинская проблематика сильно изменила идеологически и структурно фанатское движение; к чему все эти события приведут, пока до конца не ясно. Мы же рассмотрим хронологию и участие в них фанатских группировок.

На Украине в 2010–2012 годах прошло несколько крупных общефанатских акций по различным тематикам, самой успешной стала кампания «Свободу Павличенкам», осужденным отцу и сыну за убийство, в котором, по словам ультрас, они не участвовали. Пиком противостояния с «донецким кланом» стало  массовое шествие всех фанатских группировок Украины по центру Киева, на тот момент их было не менее 10 000 человек. Силовики сгладили накал репрессивными действиями в отношении хулиганов, но политического диалога власть с фанатской средой не захотела. Многие лидеры киевского «Динамо», на плечах которых и лежала во многом кампания по спасению семейства Павличенко, сегодня говорят, что именно тогда Янукович и его администрация проспали момент, «недосмотрели». Сила не была уничтожена, репрессивные меры приняли, но запрет ультрас-группировок произведен не был. В тактике действий кнута и пряника — этим должен был стать кнут, ведь только в случае полного уничтожени — если рассматривать крайний метод — можно было потушить пассионарность фанатских объединений. Вместе с тем пряника тоже не последовало, диалог власть не начала, тем самым оставив лидеров группировок наедине с самими собой. Таким незамысловатым образом киевские власти полностью проспали сильнейшее движение, способное в одиночку решить исход битвы, за что 19 января придется расплачиваться «Беркуту» и внутренним войскам, а затем и на протяжении всего февраля, вплоть до бегства Януковича.

Майдан и работа по России

Вся элита околофутбольной Украины, а за ними и обычные ультрас активно поддерживали Евромайдан. Стартовый свисток к объединению против «диктатора» — «избиение студентов 30 ноября». В тот момент, 1 декабря, первый раз футбольные хулиганы выступили единым фронтом в попытке захватить Администрацию президента. В России мало об этом говорят, но на Украине они носят славу победителей «Беркута» в боях на улице Грушевского 19 января 2015 года. В те роковые дни впервые «Беркут» и активная часть Майдана, стремившаяся к силовому решению вопроса, сошлись врукопашную в одной из самых больших битв всего Евромайдана. Многие эксперты ошибочно приписывают успешные дейст­вия на улицах пресловутому «Правому сектору», однако радикальные националистические организации не играли ключевой роли в авангарде боевиков Майдана. Из условно 3000 боевиков представителями радикальных националистов было около 700–800 человек (будущий «Правый сектор»), еще столько же — «Самооборона Майдана» А.Парубия, остальные были представителями разных фан-движений Украины.

С декабря 2014 года в Киеве руководством некоторых активных деятелей были созданы финансовые и организационные механизмы по участию фанатов со всей Украины в Евромайдане. Для примера: из Одессы курсировал автобус, который завозил одесских хулиганов на две недели, каждый из них получал по 200 гривен в день. Помимо Одессы, такие же взаимоотношения построены и с другими украинскими городами. Ротация производилась раз в две недели (условно). Были различные дополнительные заработки и поощрения. Особо проявивших себя в боях на передовой с «Беркутом» премировали в 1500 или 2000 гривен, в зависимости от ситуации. На протяжении нескольких месяцев противостояния через Майдан прошли практически все группировки Украины — это и Запад, и Восток, в том числе и Крым. Идейными вдохновителями и организаторами по укомплектованию боевых групп на передовой Майдана выступили фанаты «Динамо» Киева, «Карпат» Львова, днепропетровского «Днепра» и харьковского «Металлиста». После замены власти вышеперечисленные люди станут костяком батальона «Азов», финансируемого сначала олигархом И.Коломойским, а затем государством с поддержкой министра МВД А.Авакова. Коломойский, использовав фанатский ресурс на войне через управление двумя группировками (Днепропетровска и Львова), так как ему принадлежат футбольные клубы «Днепр» и «Карпаты» (соответственно их фанаты находятся на содержании олигарха), в настоящий момент активно задействует их в партии «Укроп».

Каждый украинский фанат ставит перед собой целью «завербовать» своего друга-фаната из Москвы, задача продавить собственную позицию.

1. Акцентируют внимание в среде русских фанатов, что их проблема не революция в Киеве, а кавказцы, которым «Путин вас сдал».

2. Ультраправые через ультраправых в России пропагандируют создание и идеалы «Азова» как первого отряда наци в XXI веке: «сначала борьба с Азией, затем с Киевом, а потом с ЗОГом».

3. «Это наша земля», «мы же на вас не нападали» — часто слышатся подобные лозунги со стороны украинских болельщиков. Стоит признать, некоторых растрогали и переубедили. Полностью исключать бесперспективность подобной тактики нельзя.

Изменения в Белоруссии

Колоссальное влияние украинские фанаты оказали на Белоруссию. Стратегия выдвинута эффективная: идеологически бить по слабым местам (Путин вас сдал кавказцам) и добавлять личными контактами, убеждениями использовать все силы против «режима Путина». В России добиться некоторого эффекта получилось, но кардинально изменить ситуацию не вышло. После насаждения идеологии «За Украину» и политики «поддержи Азов» внутри фанатского сообщества началась ответная реакция: люди, ранее не любившие друг друга, стали самопроизвольно объединяться с целью добиться приостановки пропаганды «украинских ценностей».

В Белоруссии такая политика принесла куда более существенные плоды: 100% фанатских группировок поддерживают Евромайдан и полк «Азов». Успешность работы украинских пропагандистов заключалась в информационном торпедировании своих коллег в Минске, а оттуда уже шло массовое распространение пропаганды и идей по другим белорусским городам. В случае попытки Евромайдана в Минске местные футбольные фанаты, несомненно, станут главной боевой силой революционеров. Лидер одной из фанатских группировок страны в приватной беседе сказал следующее: «Вы это сделали с хохлами, значит, можете сделать и с нами, поэтому мы будем против вас». И добавил: «Мы все национал-социалисты, и, если полк “Азов” победит, для всех нас будет надежда, что рано или поздно Гитлер возьмет реванш». 5 сентября прошел матч по футболу между сборными командами Украины и Белоруссии. перед игрой объединенные фанаты прошли маршем солидарности по центральным улицам Львова, впереди шествия ультрас несли баннер: «Братство совести». Скандировали «Кто не скачет — тот москаль!» и др.

В общей сложности было около 1000 человек, большинство из них представляли белорусские болельщики. На самом матче белорусы были одеты в футболки с историческим флагом Беларуси и флагом Украины[6]. На футболках была двуязычная надпись: «Вместе и навсегда». Трибуны пели «Слава Украине!» и «Живе Беларусь!»[7]. Особенно ярко смот­релось, как обе трибуны скачут под скандирование: «Кто не скачет — тот москаль!»[8] Еще одним фактом еди­нения славянского братства против России стала акция ультрас Белоруссии: те, кто прибыл во Львов на матч отбора Евро-2016 со сборной Украины, сдали кровь для бойцов, раненных в зоне проведения антитеррористической операции на востоке Украины. Серьезный пиар данного события осуществили украинские СМИ.

Ситуация в России

В связи с украинским кризисом внутри фанатского движения России произошел раскол на несколько лагерей:

— те, кто поддерживает полк «Азов»;

— те, кто симпатизирует Новороссии;

— те, кто к внешнеполитическим процессам относится нейтрально.

При этом ситуация с точки зрения русских национальных интересов постоянно ухудшается, так как отмечается динамика к возрастанию симпатий в сторону Украины. Причины указанной обстановки следующие.

Во-первых, это объективные факторы — внутри российского фанатского движения около 5–10% его представителей являются носителями национал-социалистических взгля­дов («скинхеды», «ультраправые»), которые всегда старались активно пропагандировать свои идеи, доминировать идеологически во всем движении.

Во-вторых, Майдан и революция на Украине дали возможность ультраправым (включая фанатов) сформировать собственное вооруженное боевое подразделение — полк «Азов». Это импонирует российским ультрас.

В-третьих, кроме радикальной нео­нацистской идеологии, в настоящее время фанатское сообщество страны не имеет ничего другого, никакой другой мировоззренческой платформы. Пророссийской (русской) идеи и ее пропаганды внутри фан-движения нет. СМИ (телевизор, Интернет и др.) традиционно не являются авторитетными для фанатов.

18 марта 2015 года тем активом фанатов, кто симпатизирует «Новороссии», была организована акция на Крымском мосту в день воссоединения с полуостровом. Около 100 футбольных фанатов зажгли файеры на мосту и вывесили баннер: «Мы русские, с нами Бог! Крымская весна». Надо отметить, в прессе практически не обратили внимание на мероприятие, оно было несанкционированным. Однако внутри движения начались разговоры, что все было сделано за деньги. Активность в поддержку ценностей, которые совпадают с путинскими, проводить внутри среды очень тяжело. Зато ценности, которые поддерживает Украина, делать значительно легче. В связи с этим постепенно растет число сторонников полка «Азов». Смотря на ситуацию в развитии, если в стране начнутся похожие процессы, какие были в 2011 году, во время выступлений на Болотной площади, то добиться нейтральной позиции фанатских группировок в настоящий момент будет затруднительно. Перед глазами опыт Майдана на Украине. Все фанаты понимают, что именно украинские футбольные хулиганы бились с «Беркутом» на улицах Киева и «свалили» Януковича (большинство на «передовой» составляли фанатские группировки). Российские фанаты отчасти расценивают это как некий вызов, так как априори считают себя выше и сильнее украинцев. Поэтому вероятность учас­тия фанатских группировок в акциях оппозиции существует — Украина показала заразительный пример. Что касается распределения сил в российском фанатизме, то изначально процентное соотношение было следующим: 5–10% поддерживали батальон «Азов», 10% выступали за Новороссию и 80% придерживались нейт­ральных позиций. За полгода работы украинских симпатизантов ситуация стала меняться: поддержка «Азова» составляет уже 20%, сторонники Новороссии сохранили процентное соотношение в 20% от общего числа (но, в отличие от украинской стороны, мы только формируемся), 30% выступают против любой политики на трибунах, и еще 30% нейтральны априори.

Победой в умах белорусов украинские фанаты не ограничились, было принято решение продвигать свои ценности в Молдову. В Кишиневе не очень сильное фанатское движение, но для пропаганды украинских идей площадка имеется. В течение года флагманом наступления на умы Кишинева выступала Одесса: на состоявшемся благотворительном турнире по боям без правил в феврале 2015 года, где собранные средства ушли на помощь ветеранам АТО, присутствовали лидеры Молдовы. Автоматически их участие в турнире воспринимается как официальное подтверждение позиции фанатов Молдовы по украинскому кризису.

В Прибалтике украинская пропаганда не получила должного эффекта. В Литве стандартно поддержали Киев: литовские националисты и фанаты «Жальгириса» быстро договорились с украинской стороной о слаженности действий против «подлых москалей» вспомнили бытность времен СССР. В Латвии подобная политика провалилась, основные авторитеты локальных движений болельщиков выступили на стороне Новороссии. Сыграла этническая составляющая населения Латвии, где большинство представителей фанатских бригад — этнические русские.

Основная битва за умы грядет, борьба будет за европейские фан-движения, кто поддержит Украину, а кто Новороссию. И финал этот близок.

 

[1] Форум болельщиков «Локомотива» из Купянска. 2 октября 2010 года.

[2] Википедия, раздел «зарождение фанатского движения в России».

[3] Форум фанатов «Спартака» под названием «Фанатик», раздел «история возникновения фанатов». 2.07.2007.

[4] Сайт Allprofootball.ru, статья «Футбольные фанаты: ультрас или хулиганы?».  18.09.2014.

[5] Сайт «Социальная эра»,  статья «Футбольные фанаты в России».

[6] Канал youTube.com от 5.09.2015, телеканал «Белсат», сюжет «Супольны марш беларускіх і ўкраінскіх футбольных фанаў у Львове ў дзень матчу Беларусь–Ук­раіна».

[7] Канал youTube.com от 5.09.2015, юзер NN, videoTV, сюжет «ЖЫВЕ БЕЛАРУСЬ: Трыбуны Львоў–Арэны».

[8] Канал youTube.com от 05.09.2015, юзер NN, videoTV, сюжет «Беларускія і ўкраінскія фанаты на матчы Украіна–Бе­ларусь / фанати на матчі Україна–Біло­русь»

 

Комментарии







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0