От Стамбула до Каппадокии

Ирина Александровна Свистунова окончила факультет международных отношений Московского государственного института международных отношений (университета) МИД России.
Кандидат исторических наук, тюрколог, старший научный сотрудник сектора Ближнего Востока Российского института стратегических исследований.
Автор публикаций по внешней политике Турецкой Республики, российско-турецким отношениям и христианскому наследию на территории Турции.

Лаодикия

Лаодикия — последний из семи городов Апокалипсиса. Сегодня это развалины античного поселения в нескольких километрах от турецкого города Денизли. В последние годы на территории Лаодикии ведутся активные раскопки, позволившие начать воссоздание облика древнего города. Площадь поисковых работ превышает пять квадратных километров, и из­под земли извлечено уже немало грандиозных остатков лаодикийских построек. В проектах турецких властей дальнейшее расширение площади раскопок, реконструкция Лаодикии и превращение ее в известный музей под открытым небом по образцу Эфеса.

Несмотря на отблески прежнего величия, современная Лаодикия пуста и безлюдна. Последний город Апокалипсиса не привлекает к себе значительного потока туристов, предпочитающих проводить время, купаясь в термальных источниках расположенного неподалеку Памуккале. Единственные обитатели Лаодикии — небольшие ящерицы­хамеле­оны, которые во множестве греются на солнце, сидя на тысячелетних камнях и сливаясь с ними по цвету.

Апокалипсис не говорит о Лаодикийской церкви ни одного одобрительного слова, но обращается к ней со строгим увещеванием:

«И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия: знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: “я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды”; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною. Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел со Отцем Моим на престоле Его. Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам» (Откр. 3, 14–22).

Полагают, что Лаодикия символизирует последнюю эпоху существования человечества перед концом света. Общество этого времени будет отличаться чрезмерным упованием на свое богатство, крайним эгоизмом, самомнением и уверенностью в своем совершенстве. Христианство еще сохранится, но придет в полный упадок, — большинство людей предадут Бога и сознательно перейдут на сторону Его врагов.

Какова же была история Лаодикии и как совершился над ней суд Божий? Интересно, что название этого города означает «народный суд».

Лаодикия была основана Селевкидами в III веке до н.э. в малоазийской области Фригия на плоской возвышенности, окруженной с трех сторон реками — Ликус (современное название — Чюрюксу), Капрус (современное название — Башлычай) и Асопус (современное название — Гюмюшчай). Свое название город получил в честь супруги царя Антиоха II. На протяжении своей истории город входил в состав Пергамского и Понтийского царств, а затем перешел под власть римлян, как и многие другие города Малой Азии.

Город застраивался «по плану», поэтому большинство его улиц были ровными и пересекались под прямым углом. Но даже такой продуманный подход к возведению города не позволил избежать серьезного просчета при его планировании. Создатели Лаодикии обнесли ее высокими крепостными стенами, призванными защитить город от противника, но на практике от них не было особой пользы. Несмотря на то что в окрестностях города протекали три реки, построенная на возвышенности Лаодикия не имела собственных источников воды, которая поставлялась в город издалека по сложной системе водопроводов. Она включала в себя акведуки, каменные терминалы для хранения и распределения воды, а также трубы из травертина и обожженной глины. В случае осады неприятелю не составляло больших трудов перекрыть водоснабжение города и принудить его к капитуляции.

Выгодное географическое положение на пересечении дорог, ведущих с запада на восток — от Эфеса до Сирии, и с севера на юг — от Сардиса до Перге, — позволило Лаодикии превратиться в крупный торговый центр и стать одним из самых известных городов региона. Городские ворота и идущие от них улицы носили название Эфесских и Сирийских, свидетельствуя о транзитной роли города. Эта роль позволила лаодикийцам взять на себя функции «банкиров Малой Азии». Важным источником городских доходов были «денежные операции», прежде всего размен монет. Занятие было прибыльным и позволяло многим горожанам вести роскошный образ жизни.

В годы римского владычества еще одним известным в Лаодикии занятием было производство мягкой и тонкой черной шерсти, которую давала распространенная здесь редкая порода овец. Эта шерсть использовалась для изготовления теплых римских туник с длинными рукавами и плащей с капюшоном.

В Лаодикии существовала известная медицинская школа, выпускник которой Демосфен Филалет стал известным в античном мире офтальмологом, написавшим трактат о глазных болезнях. Здесь же производилось популярное в то время лекарство для глаз — так называемая фригийская пудра, в состав которой входили цинк и алюминий, добывавшиеся в этой местности. Совет Апокалипсиса лаодикийцам «помазать глаза мазью» отражал реалии, понятные жителям города.

Подобно другим городам этого региона, Лаодикия неоднократно страдала от землетрясений. В середине I века, в эпоху раннего христианства, произошло землетрясение, нанесшее городу серьезный ущерб. Жители Лаодикии были настолько богаты, что отказались от финансовой помощи Рима и на собственные средства восстановили прежнее великолепие города. Среди множества городов Малой Азии, пострадавших от этого катаклизма, Лаодикия стала единственной, кому не понадобилась помощь Рима. Несмотря на это видимое благополучие, Апокалипсис назвал лаодикийцев несчастными, жалкими, нищими, слепыми и нагими.

Золото Лаодикии не было вечным небесным даром. В начале VII века мощное землетрясение полностью разрушило город, и все сокровища лаодикийцев уже не могли восстановить его в прежнем виде. Жители покинули развалины и переселились на несколько километров южнее — туда, где стоит сейчас турецкий город Денизли.

Полагают, что закат Лаодикии имел под собой не только физические, но и духовные причины. Они были связаны с ересью монтанистов, распространившейся в тот период. Монтанисты отрицали церковную иерархию и обряды, в помрачении гордыней считая себя носителями «особых даров» Святого Духа.

Христианская церковь в Лаодикии была основана апостолом Иоанном Богословом. Лаодикия упоминается в послании апостола Павла к Колоссянам, которых он просит ознакомить с содержанием его письма и христиан Лаодикийской церкви (Кол. 4, 16). В этом же послании апостола названо имя лаодикийца Нимфана, в доме которого, по некоторым сведениям, собиралась община первых христиан. Греческая традиция относит Нимфана к числу 70 апостолов.

В истории христианства Лаодикия известна также как место проведения одного из поместных соборов (363 года). На этом соборе, в котором участвовали 30 епископов, были приняты правила церковного управления, сохранившие свою силу до настоящего времени. В византийскую эпоху Лаодикия была крупным епархиальным центром, и в подчинении у местного епископа находились 16 других епископов.

Однако после упоминавшегося землетрясения VII века античная Лаодикия пришла в полное запустение. Ее печальные развалины врастали в землю на протяжении многих столетий, до тех пор пока в середине XX века здесь не начались первые археологические раскопки, открывшие остатки древней Лаодикии. Было обнаружено, что здесь находился крупнейший стадион Малой Азии, длина которого достигала 285 м.

На территории Лаодикии найдены и амфитеатры. Как и многие другие подобные сооружения, амфитеатры служили местом мученичества. Известно, что одним из первых христиан, пострадавших в Лаодикии, стал епископ Сагарис — ученик апостола Павла. В 300 году, в период правления императора Диоклетиана, в Лаодикии были преданы мучениям и казни за Христа два священника — родные братья Трофим и Фал. Их распяли на крестах на глазах у собственной матери. Лаодикийский епископ Евгений пострадал при императоре Максимиане (285–305), но остался в живых и правил Лаодикийской церковью еще 25 лет. При нем, в период правления императора Константина Великого (306–337 гг.), в Лаодикии была построена великолепная церковь.

Широкая Сирийская улица, по обеим сторонам которой стоят оставшиеся от городских зданий колонны, ведет к тому месту, где находилась эта церковь. Ее остатки были найдены в 2010 году. Она отличалась внушительными размерами. Археологи установили, что в этой церкви впервые в истории христианской архитектуры было создано 11 апсид (алтарных ниш полукруглой формы). Центральная из них была обращена на восток, пять — на север и пять — на юг. В крестильне церкви сохранилась каменная купель в форме креста.

Примечательно, что изначально лаодикийская церковь находилась вне городских стен — на значительном от них удалении. А в городе сохранялись роскошные языческие храмы Аполлона и Дианы, позволявшие его жителям в буквальном смысле слова «служить двум господам», быть «не холодными и не горячими». Полагают, что слова Апокалипсиса «не холоден и не горяч» отражают расположение города между горячими термальными источниками Иераполиса и покрытыми снегом вершинами соседних гор. Откуда бы ни пытались жители Лаодикии получить воду, к тому моменту, когда она достигала города, ее первоначальная температура менялась, становясь одинаково теплой.

Под Лаодикийской церковью образно понимают полный упадок христианского мира в конце времен. Но Апокалипсис и у седьмого города не отнимает надежду на спасение: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3, 20).


Памуккале (Иераполис). Священный город

Во время своей поездки по Малой Азии русский путешественник XIX века А.С. Норов посетил Иераполис — древний город, не входящий в число семи церквей Апокалипсиса, но тесно связанный с повествованием о последних судьбах мира. Иераполис находится в 15 км от последнего города Апокалипсиса, но расположены они так, что из стоящего на горе Иераполиса можно увидеть Лаодикию.

Иераполис хранит память об апостолах и имеет уникальное значение для истории христианства. Во времена Византийской империи он был одним из важнейших мест православного паломничества, наравне с Эфесом. И здесь же находилось таинственное место, которое называли «вратами ада». Что же это за город?

Античный Иераполис был основан в III веке до н.э. Селевкидами. Во II веке до н.э. он перешел под власть правителей Пергама Атталидов. Город занимал важное стратегическое положение на границе Пергамского царства, но впоследствии был передан римлянам. В IV веке Иераполис сильно пострадал в результате землетрясения, но был отстроен заново. К этому времени христианство утвердилось в качестве государственной религии Византийской империи, поэтому при новой перестройке города повсюду возводились христианские церкви, а разрушенные природным катаклизмом языческие храмы уже не восстанавливали.

Начавшиеся с VII века набеги арабов постепенно привели к опустению города, а после очередного землетрясения, случившегося в XIV веке, он был полностью заброшен. Только в 1947 году на его территории начали работать итальянские археологи. Остатки городских построек неплохо сохранились благодаря тому, что при их возведении использовался преимущественно не мрамор, а камень — травертиновые блоки. Это спасло Иераполис от обычной участи древних городов, мраморные постройки которых со временем нередко превращались в строительный материал для возведения или украшения новых населенных пунктов. В Иераполисе находится один из наиболее хорошо сохранившихся театров Малой Азии, вмещавший более 10 тысяч человек.

Сегодня город Иераполис носит название Памуккале и хорошо известен российским туристам, посещающим его уникальные термальные источники. На протяжении тысячелетий целебная влага течет по скалам и оставляет на них белые отложения в форме окаменелых водопадов и огромных чаш, наполненных водой. Эти причудливые фигуры называются травертины — известковые отложения углекислых источников. Турецкое название города Памуккале (что в переводе означает «хлопковый замок») связано с необычным видом белой горы, покрытой травертинами. Иераполис стоит на возвышенности, по склону которой и текут термальные источники, оставляя здесь свои известковые следы.

Город использовался как курорт еще в античные времена. Сегодня тоже находится много желающих искупаться в его лечебных водах. Известно, что три римских императора посещали город ради его лечебных ванн. Впрочем, город славился не только целебными свойствами своих источников, но и текстильным производством, развитию которого способствовало наличие большого количества термальной воды. В древности ее использовали не только для лечения, но и в промышленных целях.

В переводе с греческого языка «Иераполис» означает «священный город». Это название он получил от древних греков за свои необычные природные явления и за множество святилищ языческим божествам, воздвигнутых здесь. Важное значение в жизни города играл нимфей — святилище, посвященное нимфам — силам природы в женском воплощении. Развитию этого культа способствовали уникальные природные явления Иераполиса. На стене городского театра была даже высечена надпись: «Радуйся, золотой город Иераполис, превосходящий города Азии и Европы; жилище таинственных Нимф»[1]. В нишах и гротах городского нимфея были установлены также статуи наиболее почитаемых в городе божеств, а во дворе был создан большой бассейн.

Покровителем города считался Аполлон, в честь которого здесь был воздвигнут огромный храм. Здесь же находился оракул, к которому жители Иераполиса имели обыкновение обращаться с вопросами.

К нижней части храма Аполлона примыкало святилище Плутона — древнегреческого бога подземного царства и смерти. В античном мире Плутон был одним из самых известных и широко распространенных языческих богов. Под храмом Аполлона находилась пещера — Плутониум, которая считалась «вратами ада». В пещере находится горячий источник, ядовитые испарения которого смертельно опасны. При помощи специальных приспособлений языческие жрецы опускали в пещеру жертвенных животных. Когда их поднимали наверх, они уже были мертвы. На умерших животных не было признаков насилия, поэтому люди, не знавшие о ядовитом газе, верили в то, что жизнь животного забрали боги. При этом сами жрецы изобрели способ, позволявший им ненадолго заходить в смертоносную пещеру, для того чтобы узнать «волю богов». Они задерживали дыхание и закрывали лицо тканью, чтобы защититься от газа. Пещера сохранилась до наших дней, но вход в нее замурован, так как испарения ядовитого газа продолжаются. По свидетельству Норова, вход в пещеру засыпали камнями турецкие пастухи, считавшие ее жилищем злых духов, которые выходят оттуда, чтобы опустошать все вокруг.

В то же время в XIX веке дурная слава здешних мест была на пользу некоторым страдающим людям. Осматривая Иераполис, Норов узнал, что в его пустых гробницах, высеченных в скалах, нашла прибежище целая колония прокаженных. Этим несчастным под страхом смерти было запрещено показываться людям и приближаться к любым населенным пунктам, и они скрывались в пустынных развалинах древнего города. Несмотря на свое бедственное положение, они создавали между собою семьи и нередко жили посреди античных развалин, разбросанных по всей Малой Азии.

Античный Иераполис не играл значительной роли в политической истории региона, но он стал поистине «священным городом» для христиан. Иераполис — место мученической кончины и погребения апостола Филиппа — одного из двенадцати апостолов. День памяти апостола отмечается 27 ноября — накануне Рождественского поста, который имеет второе название — Филиппов пост. Вместе с Филиппом в Иераполисе пострадал за Христа еще один из двенадцати апостолов — Варфоломей.

Они вместе пришли в Иераполис для проповеди христианства и некоторое время жили в этом городе. Среди прочих языческих святилищ в городе был храм, в котором поклонялись живым ядовитым змеям и живущей там огромной ехидне (вид змеи), которую считали воплощением божества. Храм стоял на холме, горделиво возвышаясь над всем городом и его обитателями. Со временем змеи сильно размножились и начали ползать в прилегающих к святилищу районах города, так что многие жители страдали от их укусов. Змей было настолько много, что Иераполис того времени даже стали называть змеиным городом. По молитвам святого Филиппа ехидна и все змеи умерли, а ужаленные ими люди исцелились.

Жрецы змеиного храма, потерявшие источник своей власти, пришли в ярость и добились от местного правителя казни пожилого апостола. Св. Филипп был распят на кресте рядом со змеиным святилищем. Жрецы хотели, чтобы, умирая, он видел перед собою святилище, и рассчитывали таким образом продемонстрировать торжество змеиного культа над уничтожившим змей апостолом. По некоторым сведениям, апостола распяли на кресте вниз головой, чтобы усилить его мучения. Та же участь постигла и апостола Варфоломея. Однако во время казни началось сильное землетрясение. Испугавшись гнева Божия, горожане потребовали остановить казнь. Апостолов сняли с креста. Филипп уже преставился, а Варфоломей был еще жив, и его отпустили. Мученический венец ждал его позже, в Закавказье.

В Иераполисе А.С. Норов безуспешно искал могилу апостола Филиппа, сведения о местонахождении которой затерялись в период османского владычества. В V веке, когда возникла Византийская империя, в Иераполисе была возведена часовня в форме восьмиконечной звезды — уникальное архитектурное сооружение. Восьмигранная форма часовни была призвана символизировать вечность, поскольку число «восемь» служит прообразом бесконечности. Часовня представляла собой целый комплекс, включавший баптистерий и помещения для паломников, прибывавших сюда поклониться апостолу Филиппу.

Долгое время считалось, что гробница апостола находилась именно в ней, однако впоследствии было установлено, что это место его страданий — Мартириум. На расположенной рядом возвышенности когда­то стояло то самое змеиное святилище, возле которого были распяты Филипп и Варфоломей. Сама же могила апостола Филиппа находилась неподалеку. Над ней был построен небольшой каменный храм в форме базилики, который можно увидеть и в наши дни.

В VI веке мощи апостола Филиппа были перенесены в Константинополь и в Рим, где они сейчас и пребывают. Но Иераполис по­прежнему оставался местом паломничества византийцев. От городских ворот к месту страданий апостола Филиппа вела вымощенная каменными плитами дорога, а на вершину холма, на котором был расположен Мартириум, поднимались по широкой лестнице, сложенной из травертиновых блоков. Обилие в Иераполисе этого природного материала позволяло строить лестницы, ведущие к святым местам, расположенным на возвышенностях. Эти лестницы приобрели символическое значение. При раскопках в Иераполисе была найдена бронзовая печать VI века, на которой изображен апостол Филипп, а у него за спиной — Мартириум и церковь Иераполиса с ведущими к ним лестницами.

На протяжении истории Иераполис не раз подвергался землетрясениям, поэтому сегодня вся его территория усеяна развалинами разрушенных строений, среди которых можно обнаружить остатки нескольких византийских церквей. А.С. Норов так описал свои впечатления от посещения города: «Нельзя видеть без грусти опустошительную картину развалин Иераполиса; великое множество гробниц, из которых иные еще не раскрыты, а в других видны еще окаменелые кости, разбросанные во всех направлениях среди великолепия обрушенных храмов. Обширный театр с мраморными ступенями, на которых вместо зрителей ползают ящерицы и черепахи, господствует над разрушением»[2].

Иераполис стал местом подвигов не только апостолов Филиппа и Варфоломея, но и многих других святых. Иераполис, так же как Лаодикия, упоминается в послании апостола Павла к Колоссянам. Точных указаний на то, посещал ли апостол эти города лично, не существует, но Павел говорит об усилиях (вероятно, речь идет о молитве), которые он предпринимает ради христиан Лаодикии и Иераполиса (Кол. 2, 1). Апостол также упоминает о находившемся с ним в заключении в Риме Епафрасе, который имел особое попечение о христианах Колосс, Иераполиса и Лаодикии.

В Иераполисе жили и были погребены две дочери апостола Филиппа — Ермиония и Евтихия, пришедшие сюда вместе с отцом незадолго до разрушения Иерусалима в 70 году. Проводя подвижническую жизнь, они были наделены дарами прозорливости и чудотворения. В христианский период их могилы, так же как гробница их отца, были местом паломничества и поклонения. Св. Ермиония, которая владела врачебным искусством и помогала многим страдающим, приняла мученическую смерть за христианскую веру при императоре Адриане. От ее святых мощей истекало миро, исцелявшее от различных болезней.

Известным духовным писателем эпохи раннего христианства был иерапольский епископ св. Папий — ученик апостола Иоанна Богослова и друг св. епископа Поликарпа Смирнского. Папию довелось лично общаться и с другими апостолами и учениками Христа. Он стал епископом Иераполиса в середине II века и получил особую известность благодаря посланию в защиту христианства, которое он направил римскому императору Марку Аврелию. Св. Папием было написано немало сочинений на христианские темы, но они не дошли до наших дней полностью и известны только по отрывкам, которые содержатся в работах других авторов. Во время гонения на христиан Папий был замучен в городе Пергаме почти в одно и то же время со св. епископом Поликарпом Смирнским.

Другим известным епископом Иераполиса стал Аполлинарий. Он возглавил общину христиан Иераполиса после св. Папия, примерно в 160 году, и на его долю выпала роль апологета христианской веры в дискуссиях с язычниками. По мере распространения христианства в Римской империи, объединявшей народы различных религиозных традиций, все чаще начали появляться всевозможные искажения учения, ереси и секты. В то же время представители различных философских течений распространяли ложные представления о христианстве. Отвечая на вызовы своего времени, Аполлинарий Иерапольский написал ряд сочинений полемического характера, защищающих христианство от нападок и клеветы.

В Иераполисе находится самый большой из сохранившихся в Малой Азии некрополей — каменные гробницы различных форм и размеров тянутся на протяжении почти двух километров вдоль дороги, ведущей в город с севера. В некоторых из гробниц почивают и мощи христианских святых, имена которых знает один только Бог.

Остатки восьмиконечной часовни на месте страданий апостола Филиппа сохранились до наших дней. За долгие столетия царящего в Иераполисе запустения часовня утратила первоначальный вид, но духовное значение этого места остается неизменным. Апостол Филипп победил молитвой змея в том городе, где находились замурованные ныне «врата ада». К этому можно добавить, что сама могила апостола была найдена совсем недавно — в 2011 году — после долгих поисков. Не сам ли апостол Филипп призывает нас обратить внимание на его священный город?


* * *

Сегодня все семь городов Апокалипсиса стали туристическими объектами. Посещая их, можно не только ознакомиться с наследием античности, но и открыть для себя забытые страницы жизни первых христиан и прикоснуться к тайному смыслу мировой истории. В наши дни, так же как и две тысячи лет назад, духовное значение семи церквей Апокалипсиса остается таинственным и неизменным. Вся история человечества — это непрерывная борьба за Царствие Божие или против него. Люди участвуют в этой борьбе, иногда даже не осознавая этого. Мир уже много раз был на грани апокалипсиса, но каждый раз свободная воля человека избирала свет, а не тьму.

Путешественник к семи городам Апокалипсиса А.С. Норов писал о том, что семь церквей Азийских выполняли великую миссию. Они находились в центре языческого мира, их наставляли сами апостолы, среди гонений хранили они под своим кровом священный огонь веры. И распространяли далее Свет Христов, который не принадлежит никакому месту — ни Иерусалиму, ни Византии, ни Риму. Потому и апостолы не искали где­либо земное царство, но создавали всемирное братство христиан. Свет Христов со временем перешел из мраморных городов Малой Азии на север, к жителям степей, где возникли новые города и царства под сенью креста.

«Итак напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего. Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей» (Откр. 1, 19–20).

 

[1] Норов А.С. Путешествие к семи церквам, упоминаемым в Апокалипсисе. М.: индрик, 2005. С. 108.

[2]Норов А.С. Указ. соч. С. 120–121.

 

Комментарии







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0