«Я завещаю свою душу...»

Петр Валентинович Мультату­ли родился в 1969 году.
Историк, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра гуманитарных исследований РИСИ, руко-водитель интернет­сайта «Академия российской истории».
Автор книг «Император Николай II и революция 1905–1907 годов» (2003), «Император Николай II во главе дейст-вующей армии 1915–1917 годов» (2007), «Имя России: Николай II» (2008), «Николай II: Путь на Голгофу» (2010), «Нико-лай II: Отречение, которого не было» (2010).
Член Союза писателей России.

Духовно-нравственные причины крушения самодержавной монархии в России

В феврале–марте 1917 года произошла трагедия вселенского масштаба: в результате заговора с прародительского престола был свергнут государь император Николай Александрович. Однако это было не просто свержение конкретного царя, а уничтожение вековой русской монархии, стержня российской государственности, основополагающего элемента русской православной цивилизации. Именно с так называемого «отречения» от престола императора Николая II 2 марта 1917 года начался губительный распад и самоликвидация русской идентичности, русского самосознания, того, что Л.П. Решетников точно определил как цивилизационный код русской нации[1].

17 июля 1918 года в подвале Ипатьевского дома Екатеринбурга эта самоликвидация достигла своего логического конца. Чудовищное убийство царской семьи оборвало поступательный ход русской истории. Начался ее искупительный этап, который длился более 70 лет. В течение этого периода, несмотря на победу в Великой Отечественной войне, отдельные достижения в области науки, культуры и искусства, русский народ не развивался как духовно-нравственная общность. Ибо такое развитие может совершаться только во Христе, когда в основе жизни народа лежит Его Закон, Его Заповеди. Мы же в течение 70 лет жили в обществе, которое руководствовалось безбожной псевдоморалью и преступной идеологией. В их основе, как и всего советского государства, лежали екатеринбургское злодеяние, миллионы невинно убиенных человеческих жизней, разрушение храмов, осквернение мощей, уничтожение национальных святынь. Каждый коммунистический вождь СССР был субъективно или объективно участником этих злодеяний, ибо, объявляя себя наследниками «великого октября», они на духовном уровне принимали на себя и коммунистическую партию все тяжкие грехи лидеров большевизма. В полной мере моральную и духовную ответственность за эти преступления несет сегодня и КПРФ, которая в своей программе открыто объявляет себя преемницей РСДРП, ВКП(б), КПСС.

Тем не менее сегодня мы можем с осторожностью надеяться на то, что искупительный этап для России завершен, что началось ее воскрешение, возвращение ее на исторический путь развития. Однако мы никогда не сможем полностью вернуться на этот путь, пока не поймем главной причины того, что произошло в феврале–марте 1917 года.

Как могло случиться, что представители русской общественности, генерал-адъютанты, митрополиты Святейшего Синода смогли во время тяжелейшей войны нанести удар в спину своему государю? Как могло случиться, что подавляющая часть общества отреагировала на эту измену либо трусливым молчанием, либо равнодушием, либо прямой поддержкой изменников? Главная причина этой измены — попущение русским народом свержения, а затем и убийства царя и его семьи. Это преступное попущение обессолило наш народ. А как сказал Спаситель: «Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» (Мф. 5, 13). Это и произошло со всеми нами и как следствие сделало возможным победу в Гражданской войне извергов-большевиков.

Русский народ всегда был сострадательным и добрым. Когда он впадал в грех, частный или общий, то всегда спешил каяться, и Бог миловал его. Но ни после февраля 1917 года, ни после июля 1918 года русский народ в массе своей не покаялся, и эта нераскаянность опрокинула на Россию чашу Божьего гнева. Царь, царица, цесаревич и великие княжны в Тобольске и Екатеринбурге в преддверии мученической кончины молились за русский народ, а подавляющей части народа было все равно, что происходит с царской семьей. Писатель Э.Борман в эмиграции писал о Николае II: «Никто не вступился за него. Ни венценосные родственники, ни те “истинно русские” люди, что сумели довести царя до падения, себя же привести вовремя в безопасность. Николай II не бежал и никого не предал. Он ни перед кем не виновен. Пред ним же виновата вся Россия»[2]. Когда один из участников несостоявшихся планов освобождения августейших узников — С.В. Марков назвал свои воспоминания «Покинутая царская семья», это было не литературное название, а абсолютно верная констатация действительности.

За слезы невинных царственных мучеников заплакала кровавыми слезами вся Россия. Впрочем, не только она. Невозможно не проследить взаимосвязи между убийством царской семьи и теми злодеяниями мирового масштаба, которые произошли в ХХ веке. Очевидно, что ужасы чрезвычаек, Соловки, Бутово, Коммунарка, Левашово, лагеря ГУЛага, организованные ленинско-сталинские голодоморы, нацистские лагеря смерти, Хатынь и Лидице, американские бомбардировки-казни Дрездена и Кёльна, Хиросимы и Нагасаки стали возможными только после екатеринбургского злодеяния. Прав был американский историк Р.Пайпс, когда писал: «Цареубийство стало первым шагом человечества на пути сознательного геноцида. Тот же ход мыслей, который заставил большевиков вынести смертный приговор Царской Семье, привел вскоре и в самой России, и за ее пределами к слепому уничтожению миллионов человеческих существ, вся вина которых заключалась в том, что они оказались помехой при реализации тех или иных грандиозных замыслов переустройства мира»[3].

Если мы обратимся к истории других христианских, да и не только, народов, то убедимся, что свержение законной монархии, убийство законного государя неизбежно приводят эти народы к величайшим страданиям и бедствиям. Так, казнь в Англии в 1649 году короля Карла I привела к жесточайшей диктатуре Оливера Кромвеля, свержение и казнь в 1793 году во Франции короля Людовика XVI — к чудовищному якобинскому террору, к военной диктатуре Наполеона, развязавшего бесконечные войны за мировое господство, стоившие только французскому народу свыше 1 млн человеческих жизней. Свержение и злодейское убийство в 1975 году последнего христианского императора (эфиопского негуса) Хайле Селассие I сделали возможным коммунистический режим Мингисту Хайле Мариама с его официально провозглашенным красным террором, унесшим жизни 100 тыс. эфиопов, с пытками, лагерями, массовыми гонениями на нехолкидонскую православную церковь и чудовищным голодом, вызванным «эфиопской» коллективизацией, приведшим  к смерти более 1 млн человек.

Главными причинами любой революции являются вовсе не социально-политические противоречия. Последние всегда второстепенны и сами по себе не могут приводить к таким масштабным потрясениям. Это полностью относится и к революции 1917 года. Л.П. Решетников отмечает: «Россия становилась богатым, сытым и процветающим государством. Но, как ни парадоксально, именно этот материальный рост стал одной из главных причин революционизации общества. Многие не выдерживали испытания богатством или достатком, им хотелось отбросить строгие моральные правила, жить “свободно”, пойти по пути, по которому уже двинулись Франция и другие европейские страны. Монархия с ее духовно-нравственным кодексом, накладывающим на весь народ прежде всего моральные обязательства, первым из которых было беззаветно служить России, в начале ХХ века уже мешала. Личность государя Николая II вызывала непонимание и раздражение»[4].

Доктор исторических наук Б.Н. Миронов приходит к выводу, что жалобы на материальные затруднения со стороны рабочего класса и крестьянства в начале ХХ века обуславливались «не полуголодным их существованием, а тем, что их материальные и особенно духовные потребности обгоняли возможности. <...> Причем в массе своей общественность была искренне убеждена, что положение народа ухудшалось, поскольку просто не допускала мысли, что при самодержавии возможен какой-либо прогресс, а только ожидала от него, как говорил Милюков в Государственной думе в 1916 году, либо глупости, либо измены»[5].

Б.Н. Миронов подчеркивает, что эта убежденность, «граничащая с верой», в отношении самодержавной власти в течение долгого времени, как дореволюционного, так и, особенно, послереволюционного, являлась главным направлением разрушительного дискурса. При этом неправильно было бы считать, что новая «элита», главная выразительница этого дискурса, представляла собой интересы и чаяния народа. Наоборот, она навязывала народу свои оторванные от реальности политические проекты и фантазии, нимало не беспокоясь о том, к чему они приведут и какую цену за них придется платить тому самому народу, за чьи интересы они якобы выступали.

Все революции имеют прежде всего причину духовную. Нежелание того или иного народа иметь над собой Богом установленную власть приводит к тому, что Бог дает народу ту власть, которую тот хочет. Псалмопевец говорит: «И не послушашалюдие мои гласа Моего, и Израиль не внят Ми: и отпустих я по начинанием сердец их, пейдут в начинаниих своих. Аще быша людие Мои послушали Мене, Израиль аще бы в пути Моя ходил, ни о чесом же убо враги eго смирил бых, и на оскорбляюшыя их возложил бых руку Мою. Врази Господни солгаша Eму, и будет время их в век»[6]. Вот самое точное определение любой революции и того, что произошло в феврале 1917 года! Господь отпускает мятежный народ «на волю», по «замыслам их сердец». Но каким жутким рабством оказывается эта человеческая псевдосвобода! Оставленный Богом, лишенный Его помощи, народ легко попадает во власть лгунов и злодеев. И даже время этих лгунов и злодеев определяет Господь: «и будут бедствия их (то есть народа-отступника. — П.М.)  вовек».

У государя и большой части русского общества были разные цели: царь хотел отстоять самобытность России, пусть и сильно модернизируя ее, общество хотело из России «сделать» Францию или Швейцарию. Общество переставало любить царя, а значит, и Россию. В.В. Розанов точно заметил, что «мы умираем от единственной и основательной причины: неуважения себя. Мы, собственно, самоубиваемся»[7].

Сто лет тому назад небывалый рост народного благосостояния, которым была отмечена вторая половина царствования императора Николая II, воспринимался либеральной элитой как совершенно «недостаточный», а народом — как результат исключительно своего труда. Богатство, нажива, комфорт все больше становились целью не только буржуазии, но и крестьянства. Однако Николай II не разделял политической, экономической модернизации без укрепления святого Православия. Все реформы последнего государя шли на фоне православного расцвета, прославления святых, строительства храмов и монастырей. Говорить о Николае II, не затрагивая Православия, — значит ничего не понимать в этом историческом деятеле, ничего не понимать в России. «Николай II, — пишет доктор исторических наук А.Н. Боханов, — последний христианский царь в мировой истории. Человек и христианин в нем слились неразделимо. Это выдающийся пример нравственной гармонии, имеющей надвременное значение, пример простой, высокой и нераздельной любви к Богу и России»*.

Сейчас много ломается копий по поводу так называемого «отречения» императора Николая II от престола. Давно уже надо отказаться от этого ложного термина. Произошло не отречение государя, а его свержение, а в какой уж форме это свержение было произведено, не имеет принципиального значения. Подлинный христоподражательный смысл того, что произошло в марте 1917 года, мы снова находим в Священном Писании. Л.П. Решетников замечает по этому поводу: «2 марта 1917 года в занесенном пургой Пскове не государь Николай Александрович отрекся от престола — большая часть России не захотела иметь царя. Николай II лишь склонился перед Волей Божьей, в точности как это сделал Пророк Самуил, когда народ больше не захотел видеть его Судьей: “И сказал Господь пророку Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе, ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтобы Я не царствовал над ними”»** (1 Цар. 8, 7–18).

Николай II предпочел заточение,  мученическую смерть и даже гибель своей семьи участию в братоубийственной войне и беззаконии. Царь вслед за Спасителем, Которого нечистый дух соблазнял поклониться ему, обещая все блага мира, отвечал сатане: «Изыди от Мене сатано: писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися и тому единому послужиши» (Мф. 4, 9).

Для богоборцев и революционеров христианский монарх — главный враг, ибо он есть олицетворение божественного порядка. За что был казнен английский король Карл I? Секуляризированный историк найдет тысячу причин: борьбу с парламентом, большие налоги, недовольство буржуазии королем и т.д. Но подлинная причина убийства короля заключалась в его непримиримой борьбе с сектой пуритан, ненавидевших христианскую церковь, ее таинства. Пуританин Кромвель не скрывал своих симпатий к Ветхому Завету и называл себя «ветхозаветным христианином». Кромвель ненавидел католическую церковь, а Карл I не скрывал своих устремлений к тому, чтобы Церковь Англии была более католической (то есть, по сути дела, кафолической, дораскольной), нежели современное ему папство. Карл I восстановил уничтоженные ранее протестантами молитву об умерших, почитание святых и Пресвятой Богородицы, учение о Пресуществлении Тела и Крови Христовых и многие другие догматы — следовательно, его убийство становилось неизбежным результатом английской революции. На эшафоте король держался с поразительным мужеством и заявил, что умирает добрым христианином, что всех прощает, прежде всего тех, кто виновен в его смерти, и пожелал им покаяния.

Почему был казнен король Людовик XVI, один из лучших королей Франции? Только потому, что отказался заключать союз с масонами и «просветителями». Кроме того, Людовик XVI был Божьим помазанником, единственным во всей Западной Европе, то есть его венчали по примеру древнееврейских царей специальным миром и только затем короновали. Над другими западноевропейскими государями не совершалось таинство миропомазания, а проходил светский обряд коронации, совершаемый папой. Людовик XVI остался верен Христу до последних мгновений своей жизни. Накануне казни заключенный в Тампле, он писал в своем завещании: «Я завещаю свою душу Богу, моему Создателю; я прошу Его принять ее в милосердии, судить ее не по ее заслугам, а по заслугам нашего Господа Иисуса Христа, который принес себя в жертву Господу своему Отцу за нас, людей, как бы недостойны этого мы ни были, а в особенности я. Я умираю в лоне нашей святой матери Католической, Апостольской и Римской Церкви, которая получила свое установление преемственно от святого Петра, по завету Иисуса Христа. Я твердо верую и признаю все, что содержится в апостольском вероисповедании и в заповедях Божьих и в церкви, в таинства и чудеса, как учит и всегда учила Католическая Церковь. <...> Я охотно прощаю также и тех, которые караулили меня, за их плохое обращение и пытки, которыми они считали нужным подвергать меня»[8].

Как это созвучно строкам С.С. Бехтеева, которые переписывала в Тобольске великая княжна Ольга Николаевна:

И у преддверия могилы,
Вдохни в уста Твоих рабов,
Нечеловеческие силы
Молиться кротко за врагов!

Она же передала миру завещание государя Николая II: «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь...»

Николай II был ненавидим коммунистической «элитой», так как он был олицетворением совершенно чуждого и враждебного ей мира. Причины этой ненависти что вчера, что сегодня все те же. Ненависть со стороны вчерашних и сегодняшних духовных и прямых наследников цареубийц не имеет никаких рациональных объяснений. Эта ненависть древняя и всеохватывающая, и не государь является ее главным объектом, ведь его жизнь и кончина есть следствие верности Христу и подражание Его Вселенскому Подвигу. Император Николай II любил Христа Спасителя больше своей земной жизни.

Российский публицист А.Г. Жучковский анализирует причины этого странного психологического феномена. «Ненависть к императору, — пишет он, — феноменальное явление, которое уже впору изучать социологии. <...> В этой ненависти — чистой воды инфернальщина, корчи вампира на рассвете, демонический страх перед светом, святостью государя»*. Согласно А.Жучковскому, наиболее опасным является сообщество ненавидящих Николая II не по безграмотности, а вполне сознательно. Представители этой группы хорошо понимают, «с чем и с кем имеют дело. Это они, сидя в петербургских салонах и заграничных кафетериях, вбрасывали лозунги “грабь награбленное” и “долой попов”, это их фараон лежит на Красной площади. Эти, как правило, из большевиков <...> это международная секта, которая эволюционировала в новые формы, так что теперь многие ненавистники императора — вполне “либералы”. Но сущность их та же, сущность безбожников и русофобов, ввергнувших нашу страну и наш народ сто лет назад в ад и ныне делающих все, чтобы русские в этом аду оставались. Потому император, символизирующий историческую Россию — русскую Россию, Россию Закона, — им столь ненавистен»*.

Вот почему силы, стремящиеся к уничтожению России, видят своего главного духовного врага в Православной Церкви, а главного исторического врага в императоре Николае II. Поэтому сегодня личность святого царя-мученика становится не столько личностью государственного деятеля, сколько знаменем всех тех, кто верит в победу Добра над злом, победу Истины над ложью, победу Христа над сатаной.

Как нельзя более актуально звучат сегодня слова Н.А. Павлова: «Из тьмы настоящего и эпохи падения общества и народа образ государя Николая II будет все более и более возвышаться и просветляться, становясь примером чести, воли, труда и тихой благости. Царь милосердный пробудет великое горе народное. Входя в историю с путеводным именем государя, ему последуют все те, кто наконец решится победить воцарившееся чудовищное зло»**.

 

[1] Решетников Л.П. Вернуться в Россию: Третий путь, или Тупики безнадежности. М.: ФИВ, 2013. С. 85.

[2] Борман Э. Николай II: Сон-легенда к Троицкому дню. Б/г. С. 23–27.

[3] Пайпс Р. Русская революция: В 3 кн. / Пер. с англ. Н.И. Кигай, М.Д. Тименчика. М.: РОССПЭН, 1994. Кн. 2. С. 478.

[4] Решетников Л.П. Вернуться в Россию: Третий путь, или Тупики безнадежности. С. 85.

[5] Миронов Б.Н. Причины русских революций: парадигма модернизации // Родина. 2009. № 12. С. 96.

[6]   «Но не послушал народ Мой голоса Моего, и Израиль не внял Мне. И предоставил Я их замыслам сердца их: пусть пойдут по замыслам своим! Если бы народ Мой послушал Меня, если бы Израиль по путям Моим ходил, то Я смирил бы врагов его легко и на притеснителей его наложил бы руку Мою. Враги Господни солгали ему, и будут бедствия их вовек» (Пс. 11–80, 12–16).

[7] Розанов В.В. Уединенное. М.: Лира, 1990. Т. 2. С. 395.

[8] Le testament de Louis XVI Roi de France et de Navarre. Paris, 1820. P. 19.

Комментарии 1 - 0 из 0