Эпоха географических открытий

Татьяна Анатольевна Лобашкова — историк, архивист, археограф — родилась в Москве. Окончила Историко-архивный институт РГГУ. Защитила кандидатскую диссертацию по биографике и генеалогии российского императорского дома Романовых.
Впервые ввела в научный оборот сотни архивных документов о представителях царского дома за дореволюционный период.
Книга «Княжна императорской крови Татьяна Конс­тантиновна. 1890–1979: Биография и материалы» вышла в свет в 2015 году.

Роль Российской императорской фамилии в освоении северных территорий

Современные арктические экспедиции продолжают привносить множество новых данных об огромных территориях сурового края. Его освоение уходит корнями в далекое прошлое нашего Отечества. Правители России на протяжении столетий понимали значение северных бескрайних территорий, исследование которых помогло бы решить вопросы судоходства и транспортного сообщения, а также обеспечить возможности проживания на северных берегах государства.

Долгое время Арктика считалась местом, не приспособленным для жизни людей из-за сурового климата и отдаленности, хотя уже в XI веке русские мореплаватели вышли в моря Северного Ледовитого океана, занимаясь там рыбным промыслом и добычей моржового клыка. В XII–XIII веках были открыты острова Вайгач, Новая Земля, а в конце XV века — острова архипелага Шпицберген, остров Медвежий. В первой половине XVI столетия появилась первая карта бассейна Ледовитого океана, составленная по чертежу Д.Герасимова. В результате Великой северной экспедиции (1733–1743) впервые была составлена опись отдельных участков побережья Северного Ледовитого океана, открыт американский берег и подтверждено наличие пролива между Азией и Америкой, открыты и нанесены на карту Южные Курильские острова, а также подтверждено отсутствие каких-либо земель между Камчаткой и Северной Америкой, обследованы побережье Камчатки, Охотского моря и отдельные участки побережья Японии.

Великая северная экспедиция была задумана российским императором Петром I в 1725 году — год кончины монарха. Дальнейшие перипетии, связанные с чередой дворцовых переворотов, привели к тому, что указ об ее организации подписала уже императрица Анна Иоанновна (в 1731 году). Экспедиция состояла из семи самостоятельных отрядов общей численностью пять тысяч человек, ее возглавил капитан-командор Витус Беринг. Между отрядами были распределены районы исследований побережья Ледовитого и Тихого океанов; в задачи мореплавателей входило нанесение на карту берегов Российского государства. Благодаря полярным мореплавателям на карте России появились ранее неизвестные полуострова и острова: Таймыр, Ямал, Аляска, Алеутские, Командорские и многие другие.

В 1826 году завершился процесс размежевания заполярных владений России, Дании и Швеции, границы которых до начала 1800-х годов не были зафиксированы никакими международными соглашениями. В связи с этим Россия лишилась самых богатых в Европе рыбных промыслов в Варангер-фьорде, где русские уже несколько столетий вели успешный лов рыбы, но промыслы отошли к Шведско-Норвежской унии.

Важнейшей задачей для Российской империи в этот период было выявление сквозного морского сообщения с Сибирью. Долгое время считалось, что решить эту задачу невозможно. В 1821–1824 годах из Архангельска к Новой Земле ходил лейтенант Федор Литке, но так и не сумел пройти весь путь. В 1837 году экспедиция академика Карла Бэра впервые исследовала природу Новой Земли, и академик пришел к выводу, что Карское море недоступно для судов. Благодаря огромному авторитету ученого это утверждение было воспринято как аксиома, и потребовалось несколько десятилетий, чтобы доказать всю несостоятельность подобного заключения. Лишь в начале ХХ века экспедиция, посвященная 300-летию дома Романовых, возглавляемая опытным российским моряком Б.А. Вилькицким, осуществила невозможное.

Нужно отметить, что воспитание в Российской империи высокопрофессиональных моряков, готовых решать труднейшие вопросы во время путешествий, привлечение их в экспедиции, решавшие государственные вопросы освоения и изучения северных территорий империи, стало одним из направлений деятельности Русского географического общества (РГО) — одного из старейших географических обществ мира1.

История создания РГО теснейшим образом связана с российским императорским домом Романовых. Практически все мужские представители царской фамилии с детства готовились к военной карьере. План воспитания подраставших великих князей включал уже с детского возраста поездки и крупномасштабные путешествия как по Российской империи, так и по зарубежным странам.

Второй сын императора Николая I — великий князь Константин Николаевич2 с рождения был предназначен отцом для морского дела. Для подготовки будущего руководителя морского дела всей империи Николай I, когда сыну исполнилось пять лет, поручил его воспитание выдающемуся моряку и ученому — адмиралу Федору Петровичу Литке3. Отныне морские плавания стали неотъемлемой частью жизни маленького великого князя. В 1843 и 1844 годах Константин Николаевич вместе со своими братьями — великими князьями Николаем и Михаилом прошел практику на люгере «Ораниенбаум», выходя в Финский залив. В 1844 году великий князь был назначен командиром брига «Улисс», а в 1846 году произведен в капитаны первого ранга и назначен командиром фрегата «Паллада».

Ф.П. Литке, будучи не только опытным моряком, но и ученым, обсуждал в беседах с В.Я. Струве4, К.М. Бэром5, К.И. Арсеньевым и бароном Ф.П. Врангелем6 идею об образовании Русского географического общества, которое объединило бы в своих рядах всех, кто готов изучать огромные просторы России. Таким образом, мысль о создании общества принадлежала воспитателю будущего первого председателя РГО — великого князя Константина Николаевича.

6 (18) августа 1845 года высочайшим повелением императора Николая I было утверждено представление министра внутренних дел Российской империи графа Л.А. Перовского о создании в Санкт-Петербурге Русского географического общества. Впоследствии, когда общество продемонстрировало все более растущий объем работ в деле сбора и распространения достоверных географических сведений о территориях, входящих в Российскую империю, оно получило право (с 28 декабря 1849 года) именоваться Императорским Русским географическим обществом. 7 (19) октября 1845 года состоялось первое общее собрание действительных членов РГО, избравшее Совет общества. Ф.П. Литке, открывая собрание, отметил: «Наше отечество, простираясь по долготе более чем на полуокружность Земли, представляет само по себе особую часть света, со всеми свойственными такому огромному протяжению различиями в климатах, явлениях органической природы и т.д., и такие совершенно особые условия указывают прямо, что главным предметом Русского географического общества должно быть возделывание географии России». Свою задачу общество видело в том, чтобы собрать и направить лучшие молодые силы России на всестороннее изучение родной земли.

Среди учредителей РГО были знаменитые мореплаватели — адмиралы Ф.П. Литке, И.Ф. Крузенштерн, Ф.П. Врангель, П.И. Рикорд; члены Петербургской академии наук — естествоиспытатель К.М. Бэр, астроном В.Я. Струве, геолог Г.П. Гельмерсен, статистик П.И. Кёппен; видные военные деятели (бывшие и действующие офицеры Генерального штаба) — генерал-фельдмаршал Ф.Ф. Берг, генерал-майор М.П. Вронченко и генерал от инфантерии М.Н. Муравьев-Виленский. Среди членов — учредителей общества также были географ и статистик К.И. Арсеньев, директор департамента сельского хозяйства Министерства внутренних дел А.И. Лёвшин, путешественник П.А. Чихачёв, лингвист, этнограф, личный секретарь и чиновник по особым поручениям министра внутренних дел В.И. Даль, оренбургский генерал-губернатор В.А. Перовский, литератор и меценат князь В.Ф. Одоевский.

Председателем РГО стал великий князь Константин Николаевич. Все российские императоры начиная с Николая I были покровителями и попечителями общества, внимательно следившими за результатами его деятельности.

Первый председатель РГО великий князь Константин Николаевич возглавлял общество вплоть до своей кончины в 1892 году. А пост вице-председателя с 1857 по 1873 год занимал наставник великого князя — Ф.П. Литке7. В 1846 году была учреждена высшая награда общества — золотая Константиновская медаль, выдававшаяся за особые заслуги перед географической наукой и названная так в честь первого председателя общества. На медали выбит профиль великого князя Константина Николаевича. Первое награждение состоялось в 1849 году: Эрнст Карлович Гофман был удостоен медали за Уральскую экспедицию.

Большинство мужских представителей российского императорского дома являлись членами РГО. Среди них старший сын императора Александра II великий князь Николай Александрович, великий князь Николай Николаевич- старший, великий князь Михаил Николаевич, великий князь Дмитрий Константинович, великий князь Михаил Александрович, а великий князь Владимир Александрович являлся почетным покровителем Оренбургского отдела РГО.

Некоторые из великих князей, как и великий князь Константин Николаевич, были предназначены для морской службы с младенчества и все детские годы проводили в изучении морской науки под надзором опытного наставника. Четвертый сын императора Александра II — великий князь Алексей Александрович в день своего рождения, 2 января 1850 года, был зачислен в Гвардейский экипаж. Когда великому князю исполнилось восемь лет, к нему был назначен воспитателем капитан 1-го ранга К.Н. Посьет — опытный моряк, путешественник, участник знаменитого плавания Е.В. Путятина в Японию на фрегате «Паллада». Детские и юношеские годы великого князя были наполнены морскими походами: 1860 год — из Петергофа на яхте «Штандарт» ходил в Либаву, а оттуда на пароходе «Смелый» в финляндские шхеры; в 1861–1863 годах — на яхте «Забава» под флагом контр-адмирала Посьета ежегодно крейсировал в Финском и Ботническом заливах; в 1864 году — на фрегате «Светлана» под флагом того же контр-адмирала плавал в Финском заливе и Балтийском море; в 1866 году — на фрегате «Ослябя» находился в плавании по Балтийскому, Немецкому морям и Атлантическому океану, посетил Копенгаген, Лиссабон, остров Мадейру, Азорские острова; в 1867 году — на фрегате «Александр Невский» в должности вахтенного начальника плавал в Средиземном море и Атлантическом океане, посетил острова Зеленого мыса и Канарские, порты Мессину, Мальту, Пирей. Как видно, благодаря опытному наставнику морские путешествия великого князя были регулярны. В 1868 году состоялись его путешествие на юг России и первый поход вокруг Европы. В 1871 году великий князь Алексей Александрович возглавил официальную делегацию в США. Главная цель этого визита заключалась в дальнейшем укреплении традиционно дружественных отношений между двумя державами; предполагалось также знакомство с постановкой военно-морского дела в Соединенных Штатах, с новейшими достижениями американской науки и техники.

Преемником великого князя Константина Николаевича на посту председателя РГО стал великий князь Николай Михайлович8, возглавлявший общество вплоть до 1917 года. Великий князь активно участвовал в жизни общества, способствовал осуществлению последней экспедиции Н.М. Пржевальского и его последователей, устройству полярных станций; из его личных средств финансировались экспедиции молодого ученого Г.Е. Грум-Гржимайло. Николай Михайлович был также талантливым исследователем, автором изданий о периоде царствования императора Павла I и Александра I, много времени проводил в архивах. В 1915 году по решению Совета Московского университета великий князь получил степень доктора русской истории honoris causa. Еще одним увлечением великого князя на протяжении всей жизни была энтомология, он положил много сил на сбор громадной коллекции бабочек. Великий князь Николай Михайлович стал известен энтомологам всего мира как автор «Memoires sur les Lepidopteres»; он первым описал кавказский подвид Papilio alexanor orientalis. Г.Е. Грум-Гржимайло и Г.Христоф назвали некоторые вновь открытые виды бабочек в честь своего августейшего покровителя. В 1900 году великий князь подарил всю свою коллекцию бабочек (насчитывавшую более 110 000 экземпляров) Зоологическому музею Академии наук в Санкт-Петербурге9. Сам он также открыл целый ряд новых видов бабочек, что нашло отражение в их названии (например, Zygaena cambysea rosacea Romanoff, 1884).

Сын великого князя Константина Николаевича — великий князь Константин Константинович, известный поэт, переводчик, драматург, подписывавший свои произведения криптонимом К. Р., кроме многочисленных обязанностей, связанных с государственной и военной службой, возглавлял Императорскую академию наук и внимательно следил за судьбой российских путешественников и ученых-географов.

Так, в своем дневнике 7 октября 1892 года К. Р. записал: «В академическом заседании говорили о смерти бедного Черского10. Ему была поручена ученая экспедиция к берегам Яны, Индигирки и Колымы. Правительство отпустило на эту цель 22 т[ысячи] рублей. До сих пор из этих денег издержано около половины. Теперь встречается затруднение в отыскании человека вроде покойного Черского для продолжения ученых изысканий. Я настаивал на неприличии возвращения остающихся денег казне с заявлением о невозможности продолжения экспедиции. Комиссия в среде Академии обсудит этот вопрос»11. Через несколько дней великий князь Константин Константинович вновь беседовал с одним из академиков о вкладе Ивана Дементьевича Черского в исследование Сибири: «Плеске говорил мне также и о бедном Черском, умершем от болезни сердца в Верхнеколымске. Оттуда прислал он два письма, в которых предупреждает о своей неминуемой смерти и подробно сообщает, кому сдает собранные им материалы и коллекции. Я просил Плеске составить и прочесть в общем академическом собрании некролог о Черском, пожертвовавшем жизнью для пользы науки»12.

В 1900 году Академия наук снарядила Русскую полярную экспедицию, которая имела своей целью исследование части Северного Ледовитого океана — к северу от Новосибирских островов — и поиск легендарной Земли Санникова. Экспедиция стала первым академическим предприятием России в водах Ледовитого океана, на собственном судне: шхуна «Заря» совершала свой поход в Арктику с высочайшего дозволения президента императорской Академии наук, под его личным вымпелом. Это имело значение с точки зрения отношения к путешественникам со стороны организаций и отдельных лиц, которые могли оказать содействие и помощь первопроходцам на их пути к берегам Восточной Сибири. Руководил экспедицией геолог и полярный исследователь барон Эдуард Васильевич Толль. Одним из сотрудников и ближайших помощников Толля был молодой ученый-исследователь, лейтенант императорского флота Александр Васильевич Колчак, будущий верховный правитель России и Верховный главнокомандующий Русской армией. К. Р. искренне переживал за судьбу Русской полярной экспедиции. 7 января 1903 года великий князь «собирал у себя некоторых членов комиссии, устроившей Полярную экспедицию бар[она] Толля13, чтобы обсудить, каким образом прийти к нему на помощь. Плавание “Зари” окончено, она стоит в устье Лены, а Толль с двумя учеными зимует или на Новой Сибири, или на о[стро]ве Беннетта. Посылаем за ним людей из местных поморов под руководством лейтен[анта] Колчака»14.

Первые два председателя РГО принадлежали к российскому императорскому дому, и в дореволюционный период, когда географические открытия были не редкостью, новые земли и вновь отстроенные города часто получали имена выдающихся государственных деятелей, в числе которых были и Романовы. Подобная практика использовалась и учеными других государств. Так, в 1873 году на крайнем западе Российской Арктики было сделано еще одно крупное открытие: обнаружен неизвестный ранее архипелаг. Открытие принадлежало австро-венгерской экспедиции, и архипелаг был назван в честь австрийского императора Землей Франца-Иосифа.

Множество городов Российской империи были названы в честь русских монархов: Екатеринбург, Екатеринослав (ныне Днепр (Днепропетровск) на Украине), Романов-Борисоглебск (до 1822 года — города Романов и Борисоглебск), Романов-на-Мурмане (ныне Мурманск), Павлодар, получивший в 1861 году статус «заштатного города с наименованием Павлодар, в честь новорожденного великого князя Павла Александровича» (ныне город, находящийся в северо-восточном Казахстане) и др.

При освоении северных территорий новые города также часто получали названия в память российских правителей. Так, в честь российского императора Александра III был назван молодой уездный город империи Александровск, восхитивший министра финансов С.Ю. Витте своим удобным расположением. В навигацию 1894 года министр организовал представительную поездку по приморским районам Архангельской губернии с целью определить место для закладки порта. Получив распоряжение от Александра III найти незамерзающую гавань, где можно было бы разместить военный флот, «такую гавань, которая послужила бы нам главною морскою базою»15, Витте в сопровождении многочисленной свиты из правительственных чиновников, крупных промышленников и представителей губернской администрации объехал весь Мурман и остановил свой выбор на Екатерининской гавани16, лежавшей у самого входа в Кольский залив: «Такой грандиозной гавани я никогда в своей жизни не видел; она производит еще более грандиозное впечатление, нежели Владивостокский порт и Владивостокская гавань». С.Ю. Витте представил Александру III доклад, отметив, что Екатерининская гавань «никогда не замерзает, весьма обширна, легко может быть защищаема... оттуда наш флот будет иметь прямой доступ в океан». Однако вскоре император скончался, не успев оставить распоряжений по началу строительства города, оно было утверждено уже его сыном — императором Николаем II. Главным объектом, ради которого и возник Александровск, был коммерческий порт. Для удобства подхода судов береговую часть на протяжении нескольких сотен метров выровняли и облицевали камнем, а по верху устроили набережную. Крупнотоннажные и глубокосидящие корабли швартовались у специальной пристани. Город планировался так, чтобы люди получали максимальную защиту от мурманских 30–40-градусных морозов, шквалистых ветров и снегопадов. Рубленные из дерева в Архангельске здания перевозило на Мурман Товарищество Архангельско-Мурманского срочного пароходства. Тульские кустари поставляли механизмы для закрывания и открывания окон, стекло поступало от Северного стекольного общества, петербургская фирма «Н.Глебов и Ко» налаживала электрическое освещение.

Коммерческий порт Александровск был заложен летом 1896 года, а через три года, 24 июня 1899 года, поселение получило статус города. Тогда же он стал центром Александровского (ранее Кольского) уезда Архангельской губернии. 24 июня 1899 года в присутствии великого князя Владимира Александровича, многочисленных русских и иностранных гостей, журналистов, ученых, промышленников состоялось официальное открытие города. Александровск, позднее ставший Александровском-на-Мурмане, имел все атрибуты уездного города и находился в средоточии обширного промыслового района. В центре, у пристани, располагалась прямоугольной формы площадь, вокруг которой сгруппировались главные учреждения: городское училище, казначейство, полицейское управление, больница с родильным отделением. Площадь была украшена красивейшей деревянной Никольской церковью, построенной по проекту «местного архитектора Иванова». Вплоть до конца 20-х годов ХХ столетия, когда ее разрушили при сооружении здесь главной базы Северного флота СССР, церковь оставалась главной архитектурной достопримечательностью Александровска-на-Мурмане. Ее резной иконостас был выполнен по рисункам художника В.М. Васнецова, иконы написали академик Петербургской академии художеств А.А. Киселев, К.А. Коровин и Н.К. фон Мекк. В обустройстве церкви живейшее участие приняли меценаты — в первую очередь Мамонтовы. Так, Савва Иванович пожертвовал образ святителя Николая, иконы работы К.А. Коровина и семь колоколов весом 87 пудов, Е.Г. Мамонтова — иконостас, священническое облачение и завесу на царские врата, Н.И. Мамонтов — библиотеку церковных книг17.

В настоящее время город носит имя Полярный18.

В тяжелый период Первой мировой войны значение северных территорий империи повысилось. В это время на карте России появился город Романов-на-Мурмане, который должен был стать новым транспортным узлом в военных условиях, когда России была необходима связь по морю с государствами Антанты, но традиционные коммуникации — Балтийский и Черноморский пути — перекрывались Германией и Османской империей, а остававшийся незаблокированным Владивосток находился на значительном удалении от центра страны. В 1915 году на мурманском побережье Баренцева моря, в акватории незамерзающего Кольского залива, началось сооружение порта, к которому прокладывалась ветка железной дороги. 4 октября (21 сентября по старому стилю) 1916 года прошла церемония основания нового города. В этот день состоялась торжественная закладка храма Святителя Николая Чудотворца, в которой принимали участие многие высокие государственные чины, в том числе морской министр и министр путей сообщения.

Таким образом, в начале ХХ столетия северные территории государства не только активно изучались географами и моряками, но и обустраивались городами и портами. Однако знаковым событием для развития северных территорий стало открытие Северного морского пути, заслуга которого принадлежит Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО) и ее руководителю — Борису Андреевичу Вилькицкому19. В ходе экспедиции были открыты новые земли, получившие название в честь царствовавшего императора и его сына — цесаревича Алексея Николаевича.

Еще летом 1912 года в Арктику отправились сразу три русские экспедиции: Русанова, Седова и лейтенанта Брусилова на шхуне «Св. Анна». Но ни одна из них не достигла поставленной цели, в той или иной мере все они имели драматический финал. Руководители не учли неблагоприятную ледовую обстановку и отсутствие специальных, устойчивых ко льдам, кораблей. Однако энтузиазм исследователей подстегивали приближающийся знаменательный юбилей — 300-летие дома Романовых — и желание опередить иностранцев, активизировавшихся в Арктике.

На оснащение ГЭСЛО были переданы два транспорта ледокольного типа — «Таймыр» и «Вайгач», созданных на Невском судостроительном заводе специально для исследования северных морей. Учрежденная в 1910 году, Гидрографическая экспедиция была не только щедро профинансирована государством. В ее подготовке и организации приняли деятельное участие выдающиеся ученые России — академики Ю.М. Шокальский, А.Н. Крылов, профессор Д.И. Менделеев, адмирал С.О. Макаров.

С 1910 по 1915 год суда экспедиции совершили пять плаваний в Северный Ледовитый океан, произведя колоссальные по объему гидрографические наблюдения. Экипажи в течение пяти лет пробивались по нынешнему Северному морскому пути с востока на запад. Первые три года ГЭСЛО возглавлял капитан 1-го ранга И.С. Сергеев, при котором были изучены значительные пространства у побережий Чукотского и Восточно-Сибирского морей. С 1913 года командование экспедицией принял капитан 1-го ранга Борис Андреевич Вилькицкий — потомственный офицер-гидрограф, с именем которого связано первое сквозное плавание по Северному морскому пути из Владивостока в Архангельск.

Экспедиция была не только прекрасно оснащена технически, но и укомплектована квалифицированными моряками и специалистами, доказавшими свой высокий профессионализм и увлеченность достижением поставленной цели. Так, старшим врачом на пароходе «Таймыр» состоял Леонид Михайлович Старокадомский20. После окончания в 1899 году с отличием Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге, он служил в 7-м Ревельском пехотном полку и в Брест-Литовском госпитале. В 1903 году Леонид Михайлович был переведен в морское ведомство и откомандирован в Кронштадтский госпиталь. Здесь при вскрытии трупа Старокадомский заразился трупным ядом, в результате чего ему ампутировали левую руку. Несмотря на инвалидность, он остался на военной службе. В 1905 году Леонид Михайлович работал в составе комиссии по медицинскому освидетельствованию военнопленных, возвращавшихся из Японии. С Дальнего Востока он добирался в Петербург морским путем. Несмотря на выявившуюся подверженность морской болезни, плавание произвело на Старокадомского огромное впечатление. В 1909 году он, блестяще защитив диссертацию на степень доктора медицины, принял приглашение на должность судового врача ледокольного парохода «Таймыр», готовившегося совместно с ледокольным пароходом «Вайгач» к гидрографической экспедиции в Северный Ледовитый океан. Леонид Михайлович участвовал в этой экспедиции без перерывов — от начала и до конца, с момента подготовки и до полного завершения, ведя подробный дневник.

В ходе экспедиции были открыты новые территории, названные в честь членов царской семьи: Земля Императора Николая II (в настоящее время Северная Земля21) и остров Цесаревича Алексея (в настоящее время Малый Таймыр). Первоначально землю к северу от мыса Челюскин экспедиция приняла за крупный остров, но позже выяснилось, что это большой архипелаг. В честь отмечавшегося юбилея — 300-летия дома Романовых (которому и была посвящена экспедиция) — он был назван Землей императора Николая II. Это произошло 16 сентября 1913 года. На месте высадки из камней был сооружен астрономический гурий и поднят русский национальный флаг.

Экспедиция также открыла остров, который впоследствии назвали именем Вилькицкого — в честь Андрея Ипполитовича Вилькицкого, адмирала, известного русского гидрографа, отца Бориса Андреевича — руководителя ГЭСЛО.

Приближалось время революционных потрясений. Ледокольный пароход «Вайгач» погиб в 1918-м, напоровшись на мель в штормовом Енисейском заливе, недалеко от мыса Ефремов Камень. Ледокольный транспорт «Таймыр» простоял во время Гражданской войны у архангельских причалов. Его командир — капитан 1-го ранга Б.А. Вилькицкий предпочел не вникать в сложности политических реалий, однако не позволил англичанам увести свой корабль за границу. В дальнейшем, в июне 1918 года, Вилькицкий был назначен начальником советской гидрографической экспедиции Западно-Сибирского района Северного Ледовитого океана, выехал в Архангельск, а в августе перешел на сторону Северного правительства. Вилькицкий находился в распоряжении правительства Верховного управления Северной области и получил в 1919 году чин контр-адмирала. Борис Андреевич возглавил Карскую экспедицию 1919 года, а в феврале 1920 года эмигрировал в Англию, где жил и работал до 1922 года22. Именем Вилькицкого были названы острова в море Лаптевых, открытые экспедицией Амундсена в 1919 году. В честь Бориса Вилькицкого и его отца, Андрея Ипполитовича, названы девять топонимов на карте Арктики: пролив между Таймыром и Северной Землей, залив в Баренцевом море, два мыса и ледник в архипелаге Новая Земля и четыре острова: в Енисейском заливе, среди островов Де-Лонга, в заливе Терезы Клавенес и в архипелаге Норденшельда.

После революции советские власти, борясь с любым напоминанием о «царском режиме», попытались стереть с карты имя императора Николая II и цесаревича Алексея. В 1918 году, чтобы не утруждаться переименованием, архипелаг вообще убрали с карты. Однако, когда в 1924 году американцы попытались поднять на острове Врангеля свой государственный флаг, пришлось вспомнить и Землю Императора Николая II. Нарком иностранных дел Г.В. Чичерин заявил в меморандуме: «В сентябре 1916 года российское правительство известило все союзные и нейтральные державы, что нижеперечисленные острова составляют неотъемлемую часть российской территории, а именно: остров Генерала Вилькицкого, Земля императора Николая II, остров цесаревича Алексея, острова Старокадомского, Новопашенного...» Конечно, новая власть не могла оставить наименования в честь зверски убитых членов императорского дома, и 11 января 1926 года на заседании Президиума ВЦИК было постановлено: «Наименовать группу островов в Северном Ледовитом океане: “Земля Николая II”, “Цесаревича Алексея” и “Старокадомского” — “Таймырский архипелаг”. Присвоить наименования: “Земле Николая II” — “Северная Земля“, острову “Цесаревича Алексея” — “Малый Таймыр”...» В 1930–1932 годах, после детального обследования архипелага экспедицией Арктического института, четыре самых крупных острова получили названия Октябрьской Революции, Большевик, Комсомолец, Пионер.

Попытки вернуть архипелагу первоначальное, данное его открывателями имя начали предприниматься вскоре после канонизации царской семьи. 1 декабря 2006 года Дума Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа приняла постановление, в котором предлагалось возвратить архипелагу Северная Земля прежнее название — Земля императора Николая II, а также переименовать остров Малый Таймыр в остров цесаревича Алексея, остров Октябрьской Революции — в остров Святой Александры, остров Большевик — в остров Святой Ольги, остров Комсомолец — в остров Святой Марии, остров Пионер — в остров Святой Татьяны и остров Домашний — в остров Святой Анастасии. Однако после объединения Красноярского края (и, таким образом, упразднения Таймырского округа) краевое законодательное собрание не поддержало эту инициативу. На карте Северного Ледовитого океана, который иногда называют Русским, к сожалению, не так много русских имен. И здесь, где есть Земля австрийского императора Франца-Иосифа, была бы уместна и Земля императора Николая II. Возможно, возвращение к историческим именам прошлого станет уделом будущих поколений.

Открытие Бориса Андреевича Вилькицкого, сделанное в год трехсотлетия дома Романовых, считается последним великим географическим открытием дореволюционной России. Оно пришлось на сложный период: время первопроходцев заканчивалось, наступала эра масштабного освоения Арктики.

Примечания

1 Русское географическое общество задумывалось как географо-статистическое, при Министерстве внутренних дел, однако повелением императора было названо Географическим. Первоначальное финансирование общества было государственным и составляло 10 тысяч рублей в год, впоследствии значительный вклад в финансирование предприятий Русского географического общества внесли меценаты. С 1956 года РГО входит в Международный географический союз.

2 Константин Николаевич, великий князь (1827–1892) — генерал-адмирал, второй сын императора Николая I и императрицы Александры Федоровны, урожденной принцессы Прусской. С 1855 года управлял флотом и морским ведомством на правах министра. При своем брате, императоре Александре II, великий князь способствовал проведению первых реформ, включая отмену крепостного права, введение гласного суда и ограничение телесных наказаний. В 1865 году назначен председателем Государственного совета, оставался на этом посту до 1881 года.

3 Федор Петрович Литке, граф (1797–1882) — русский мореплаватель, географ, исследователь Арктики, генерал-адъютант, адмирал (1855), президент Академии наук в 1864–1882 годах. В 1835 году Литке было присвоено звание контр-адмирала, в 1842-м — генерал-адъютанта, в 1843-м — вице-адмирала. В 1850 году назначен главным командиром Ревельского порта и военным губернатором Ревеля. Во время Крымской войны 1853–1856 годов организовал действенную оборону Финского залива от превосходящих сил англо-французской эскадры, за что получил чин полного адмирала и был назначен членом Государственного совета. В 1866 году «за долговременную службу, особо важные поручения и ученые труды, приобретшие европейскую известность», был возведен в графское достоинство. См.: Веселаго Ф.Ф. Воспоминание об ученых заслугах члена-учредителя императорского Русского географического общества графа Федора Петровича Литке. СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1883.

4 Василий Яковлевич Струве (1793–1864) — российский и немецкий астроном, один из основоположников звездной астрономии, член Петербургской академии наук (1832), первый директор Пулковской обсерватории, член-учредитель Русского географического общества. С 1853 года член Американского философского общества.

5 Карл Эрнст фон Бэр (1792–1876) — один из основоположников эмбриологии и сравнительной анатомии, академик Петербургской академии наук, президент Русского энтомологического общества, один из основателей Русского географического общества.

6 Фердинанд Петрович Врангель, барон (1796/1797–1870) — российский военный и государственный деятель, мореплаватель и полярный исследователь, адмирал (1856) — управляющий Морским министерством.

7 В 1873 году Русское географическое общество учреждает золотую медаль имени Литке, которую присуждает за выдающиеся географические исследования.

8 Николай Михайлович, великий князь (1859–1919) — старший сын великого князя Михаила Николаевича и великой княгини Ольги Федоровны, внук Николая I. Генерал-адъютант, генерал от инфантерии. Участник русско-турецкой войны 1877–1878 годов. С 1881 года служил в лейб-гвардейском Гренадерском полку. В 1882–1885 годах учился в Николаевской академии Генерального штаба. С 1895 года — в Кавалергардском полку; командовал 16-м гренадерским Мингрельским полком. С 1897 года — командующий Кавказской гренадерской дивизией. В 1903 году вышел в отставку в чине генерал-лейтенанта. Историк, автор ряда монографий по русской истории начала XIX века. Председатель Русского исторического общества. Почетный член Санкт-Петербургской академии наук. Придерживался либеральных оппозиционных взглядов, за что получил в светских кругах прозвище Филипп Эгалите — в честь видного деятеля французской революции, принца крови и родственника Людовика XVI. После Октябрьской революции выслан в Вологду. 1 июля 1918 года был арестован и перевезен в Петроград, где содержался в Доме предварительного заключения. Расстрелян в Петропавловской крепости 29 января 1919 года как заложник.

9 Коллекция помещалась в 30 сейфах. В этой коллекции было много типовых особей, они хранятся в Санкт-Петербурге. Бабочки из этой коллекции имеют этикетки на белой бумаге с рисунком царской короны в верхней части и текстом: «Собрано великим князем Николаем Михайловичем». Один из сейфов, который хранился в Ликани, был привезен в 1900 году в Кавказский музей в Тифлисе.

10 Черский Иван Дементьевич (1845–1892) — исследователь Сибири, географ, геоморфолог, геолог, палеонтолог, участник национально-освободительного восстания 1863 года. В 1891 году опубликовал объемистое «Описание коллекций послетретичных млекопитающих, собранных Новосибирской экспедицией», представляющее полную остеологическую монографию остатков послетретичных млекопитающих не только Новосибирских островов, но и всей Сибири. В 1891–1892 годах предпринял экспедицию, целью которой было исследование берегов Лены, Колымы, Индигирки и Яны для комплексного изучения неисследованных областей Северо-Восточной Сибири. Скончался от туберкулеза 25 июня (7 июля) 1892 года, во время экспедиции в Северо-Восточную Сибирь. Был похоронен на берегу, в устье реки Омолон.

11 Дневник великого князя Константина Константиновича. 1892 год / Сост., автор предисл., коммент. Т.А. Лобашкова. М.: ООО «Буки Веди», 2016. С. 204.

12 Там же. С. 208.

13 25 августа 1902 года искалеченная льдами «Заря» еле дошла до устья Лены, вошла в залив Буор-Хая и подошла к берегу в бухте Тикси — на вечную стоянку: отсутствие угольной базы в устье Лены не позволяло провести третью зимовку. В начале декабря 1902 года Колчак добрался до Санкт-Петербурга, где занялся подготовкой экспедиции, целью которой было спасение группы Толля. Экспедиция Колчака обследовала все острова Новосибирской группы, однако следов группы Толля нигде так и не обнаружилось. По-видимому, она погибла во время перехода по льду с острова Беннетта на Новую Сибирь. Оставленные для нее на южном направлении запасы продовольствия остались нетронутыми.

14 Дневник великого князя Константина Константиновича. 1902–1903 годы. С. 245.

15 Витте С.Ю. Воспоминания: Царствование Николая II: В 3 т. Л.: Гос. изд-во, 1924. Т. 3. С. 321.

16 В 1764 году в этой гавани зимовала экспедиция Чичагова. Тогда гавань и была названа Екатерининской, в честь императрицы Екатерины II. С 1802 по 1813 год тут обосновалась Беломорская торговая компания, построившая дома, магазины, погреба и пристань. В конце XIX века в этом месте зимовали пароходы Архангельского пароходства.

17 Открытие города и порта Александровск при Екатерининской гавани на Мурмане 24 июня 1899 года и путешествие по Архангельской губернии его императорского высочества великого князя Владимира Александровича с 23 июня по 2 июля 1899 года. Архангельск: Губ. тип., 1899. С. 23.

18 В январе 1926 года ранг Александровска понизили до села. 12 января 1927 года Третий съезд советов Александровского района постановил переименовать район в Полярный, а село Александровск — в Полярное. После посещения Екатерининской гавани Сталиным, Ворошиловым и Кировым, прибывшими сюда 22 июля 1933 года в поисках места для создания военно-морской базы, началось строительство, которое уничтожило все дореволюционные здания. 6 ноября 1935 года Полярный стал главной базой Северного флота, и в связи со вступлением базы в строй Полярному (Александровску-на-Мурмане) вернули статус города.

19 Вилькицкий Борис Андреевич (1885–1961) — исследователь Арктики. родился в семье гидрографа — капитана Андрея Ипполитовича Вилькицкого (впоследствии генерал-лейтенант Корпуса гидрографов, начальник Гидрографического управления). Окончил Морской кадетский корпус (1904), в чине мичмана участвовал в русско-японской войне 1904–1905 годов на кораблях эскадры Тихого океана. В 1908 году окончил Николаевскую морскую академию по гидрографическому отделу (штурманская специализация), и 20 декабря того же года произведен в чин старшего лейтенанта. В 1908–1912 годах выполнял гидрографические и геодезические работы на Балтийском море и на Дальнем Востоке.

20 Старокадомский Леонид Михайлович (1875–1962) — врач, арктический исследователь. Родился в Саратове, в семье мелкого железнодорожного служащего. Неизменный участник всех походов, Старокадомский пользовался большим уважением у всех участников экспедиции и был для них непререкаемым авторитетом. Несмотря на увечье, он сам выполнял многочисленные работы и ухитрялся одной рукой делать хирургические операции. Многочисленные научные и врачебные обязанности обеспечивали огромную его загруженность, но Старокадомский находил еще время для регулярного ведения подробного дневника, на базе которого он впоследствии написал свою широкоизвестную книгу «Пять плаваний в Северном Ледовитом океане». За время плаваний им собраны коллекции морских и наземных животных, растений. После завершения экспедиции остался на Севере, работал врачом на строительстве Мурманской железной дороги и в Архангельске, где был одним из основателей и педагогов первого народного университета. В 1920 году его назначили санитарным инспектором Морских сил, многие годы он возглавлял медицинскую службу флота. В 1930 году вышел в отставку, но не порвал с Арктикой, участвуя в плавании экспедиционного судна «Персей», а в 1932–1934 годах в качестве флагманского врача на судах, доставлявших грузы на Колыму. Начиная с 1936 года и почти до самой смерти работал в Центральной научно-исследовательской лаборатории гигиены и санитарии водного транспорта Минздрава СССР. Его перу принадлежат более 130 публикаций по различным вопросам гигиены водного транспорта, имеющих большое научное и прикладное значение, в частности для организации полярных экспедиций. Умер в Москве, похоронен на Введенском кладбище, рядом со своим сыном-композитором.

21 11 января 1926 года Президиум ЦИК СССР своим постановлением переименовал Землю Императора Николая II в Северную Землю. Впоследствии, в 1931–1933 годах, были открыты образующие архипелаг острова, которые получили от советских первооткрывателей Николая Урванцева и Георгия Ушакова названия Пионер, Комсомолец, Большевик, Октябрьской Революции, Шмидта. Остров цесаревича Алексея был переименован в остров Малый Таймыр.

22 Находясь за рубежом, Вилькицкий продолжал интересоваться проблемами русского Севера, высказал ряд предложений по организации судоходства по так называемому Карскому морскому пути. В 1923 — 1924 годах по приглашению внешнеторговых организаций СССР участвовал в подготовке и проведении 3-й и 4-й Карских товарообменных экспедиций, был начальником морской части этих предприятий, обеспечил успешный переход больших групп транспортных судов и грузовые операции. С 1926 по 1928 год работал гидрографом в Бельгийском Конго в качестве начальника бригады по гидрографическому изучению нижнего Конго. Скончался в Брюсселе в 1961 году. 20 ноября 1996 года прах Бориса Андреевича Вилькицкого был перезахоронен на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга, рядом с могилами его отца, Андрея Ипполитовича (1858–1913), и младшего брата, Юрия Андреевича (1888–1905).

Комментарии 1 - 0 из 0