Дереализация как элемент контркультуры

На примере творчества Вадима Сидура

Недавний конфликт вокруг нашумевшей выставки в «Манеже» явился не просто логическим продолжением череды противостояний между сторонниками различных ценностных ориентиров. Он обозначил направление цивилизационного выбора — выбора, от которого зависит, быть может, образ существования России как уникальной геополитической скрепы, предохраняющей мир от разложения.

В настоящее время активно происходит смена аксиологической парадигмы: традиционная мораль, подвергаясь глумлению, вытесняется из общественной жизни, и освободившееся пространство занимает идеология, провозглашающая абсолютной ценностью никем и ничем не стесняемую свободу. Война, объявленная традиционной системе ценностей, ведется не только на информационном фронте — ей придается статус праведности за счет модификаций ценностной парадигмы, происходящих в правовом поле и трансформирующих общественное сознание. Так, придание статуса научности отдельным патологиям способствует закреплению их в законодательстве ряда ведущих государств.

«Человечество нуждается в чистке» — таков основной посыл идеологической основы Федерации планирования семьи, или Третьего рейха. Ныне расовая и этническая гигиена преподносится в виде благонамеренных рекомендаций, под которые искусно подгоняются новые изобретения поврежденного человеческого разума, пытающиеся обрести статус научности. В программу по «очищению планеты от биологического мусора» внедрены различные, на первый взгляд не связанные друг с другом технологии, однако представляющие собой звенья единой цепи.

Так, запущенный идеологами тотального геноцида проект по изменению структуры и видов семьи, семимильными шагами шествующий по планете, лоббируется мощными политическими структурами, подогнавшими под него как новую «научную» парадигму, так и правовую базу. Однако даже при таком беспардонно наглом пиаре и он зачастую терпит неудачу. Подобное отношение к сознательному растлению людей мы видим на примере России, отвергающей извращения на уровне общественного сознания, а потому и в юридической сфере изыскивающей основания неприятия акций, дестабилизирующих общество.

Не мытьем — так катаньем: можно ведь подобраться к реализации поставленной цели с другой стороны. И хотя перверсии — наиболее действенный способ в кратчайшие сроки избавиться от нежелательной части человечества, он не является единственным. Внедрение определенных стереотипов, программирование сознания, а также смещение устоявшихся традиций и ценностей способствуют претворению в жизнь намеченной перспективы. Изменение одной из сторон этнической ментальности неизбежно приводит к формированию когнитивного диссонанса — как в личностной сфере, так и на уровне социума. А последующий за этим естественный процесс интериоризации станет благополучным завершением данного процесса.

В последнее время постоянно наблюдается стремление обозначить отсутствие грани между нормой и патологией (что в принципе имеет свои основания в психиатрии). Однако раскрутка этого постулата в современном мире давно вышла за пределы научного сознания и нещадно эксплуатируется теми, кто использует науку в качестве ширмы, скрывающей истинные цели пропагандистов. Так, под маской толерантности провозглашается упразднение границ между пороком и добродетелью, устранение из социальной среды таких категорий, как добро и зло, а мерзость оправдывается «неотъемлемым правом личности на самоопределение».

Это в вопросах морали. Но мораль определяется общественными отношениями — и смещение этической парадигмы утверждается путем изменений, внедряемых в эту систему извне и направленных на кодировку сознания. Значительная роль здесь отводится культуре. Провозглашение свободы самовыражения в качестве важнейшего элемента системы прав личности происходит с особой силой и напором. Создается впечатление, что основной ценностью современного человека становится раскрытие его внутреннего мира вне связи с его изменением и преображением. В этом фундаментальное отличие гуманистической этической системы от христианской. Последняя настаивает на раскрытии в личности образа Божия, что происходит по мере духовного и нравственного совершенствования человека, процесс которого определяется степенью причастности творения своему Творцу. Гуманистическая же система ценностей провозглашает естественный характер природных особенностей индивида и как следствие — необходимость его безусловной самореализации.

Однако православное учение недвусмысленно свидетельствует о природной поврежденности человека, возникшей вследствие грехопадения. Подлинное раскрытие личности совершается по мере умаления степени этой поврежденности, а это происходит в результате преодоления страстей и развития навыков праведной жизни. При этом деятельность личности, связанная с реализацией ее греховной, непреображенной природы, так или иначе определяется порочными тенденциями — во всяком случае, в мотивационной сфере.

Вернемся в «Манеж». Представленные на упомянутой выставке образцы художественного авангарда ХХ века являются прекрасной иллюстрацией вышесказанного. Отсутствие четких форм, искореженные образы, ярко выраженные патологические черты — все это характеризует данное творчество как антиискусство, контркультуру, целью которых является воздействие на массовое сознание путем внедрения патологий с дальнейшим утверждением их в качестве нормы. А мотивация подобного «творческого порыва» — комплекс неполноценности автора, внутреннему миру которого претит факт порочности сознания; неспособность преодоления этой порочности приводит его к стремлению ее «узаконить», раскрыть и представить в качестве нормы.

Основной автор представленных в «Манеже» работ — Вадим Сидур — преподносится современному человеку как скульптор и поэт. Однако как в одной, так и в другой сфере его вряд ли можно охарактеризовать как профессионала. Хаотизированные изображения и скульптурные композиции могут свидетельствовать о дезориентации в поиске смыслов и форм искусства. Кроме того, налицо такая патология, как расстройство восприятия. Оно возникает в случае нарушения идентификации субъективного образа восприятия с реальным объектом. Данную патологию уместно определить как дереализацию — расстройство, при котором окружающие предметы воспринимаются человеком измененными, что сопровождается чувством их чуждости, неестественности, нереальности. Нарушения восприятия при дереализации проявляются измененным отражением пространственных отношений.

Наряду с дереализацией в творчестве Вадима Сидура наблюдаются ярко выраженные черты перверсий — извращенных форм проявления сексуальности. Нарочито преподносимые зрителю образы, растормаживающие сферу влечений, свидетельствуют о патологии развращенного сознания автора. Зацикленность художника на области гениталий свидетельствует о нераскаянных (а в данном случае — еще и неосознанных по причине безбожия) блудных пороках юности.

Да и тексты автора, претендующие на поэтичность, выглядят столь же нескромно и неприглядно: во многих из них смакуются ярко выраженные сексуальные фантазии, выходящие далеко за пределы пограничного состояния:

Незабываем Испуг

Десятилетнего Мальчика

Впервые Увидевшего

Семя Свое

Много спермы с тех пор утекло

Из тела моего изверглось

Я мог быть Отцом

Миллиардов жителей

Миллионов планет

Превзойти Создателя

Изваявшего Только Адама и Еву

Жаль семени моего

Растраченного Впустую[1].

Вуайеризм и педофилия далеко не единственные извращения, о которых автор буквально бредит. Таким образом, его вербальное творчество — не поэзия, не культура. Подобные тексты представляют собой скорее поток сознания, или интерпретативный бред, возникающий вследствие органического поражения мозга и являющийся симптомом шизофрении.

Полисимптомное расстройство Вадима Сидура отражается и в «религиозных» мотивах его творчества. Мы видим столкновение присущего человеку естественного стремления к самовыражению с патологией сознания. Страстность не изжита, да еще и приправлена шизофренией — стоит ли ожидать в данном случае чего-либо адекватного?

Празднуя Христа Рожденье

Верующие Христиане

Добрые Прихожане

Жертву Приносят

Миллионам Невинных Младенцев

Горло Режут

Маленьких Покойников Обряжают

Вокруг Зарезанных Пляшут

Счастья Друг Другу Желают

А После Торжества Христова

Трупы Убитых Ёлок

Долго Гниют На Помойках[2].

Поражает массовость увлечения подобного рода извращенцами от искусства. Другой разговор — для чего подобные выставки вообще организуются? И вот здесь мы возвращаемся к самому началу своего исследования.

Патологизация сознания — действенный процесс вымирания нации и этноса. Принятие шизофрении или сексуальных девиаций в качестве нормы формирует новый образ мышления, при котором депопуляция совершается чрезвычайно быстрыми темпами. Уже существует определенная категория населения, которая восторгается подобными извращениями, и она регулярно пополняется новыми адептами. Поколения, порождаемые людьми с серьезной психической патологией, нежизнеспособны. Вот только зачем Министерство культуры Российской Федерации дает зеленый свет подобным выставкам, целью которых является деградация населения с последующим его вырождением?

Хотелось бы надеяться на то, что при следующем пересмотре международного классификатора болезней что-то подобное будет учтено и такое расстройство восприятия, как дереализация, будет иметь более значительную область приложения, включая сферу культуры и творчества...

 

[1] Сидур В. Самая счастливая осень. http://thelib.ru/books/sidur_vadim/samaya_schastlivaya_osen-read.html

[2] Сидур В. Самая счастливая осень. http://thelib.ru/books/sidur_vadim/samaya_schastlivaya_osen-read.html.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0