Покровка — один из центров русской литературы (ХVIII–XIX века)

Владимир Николаевич Кислов родился в 1938 году. Окончил Московский государственный историко-архивный институт.
Работал в «Совэкспортфильме», «Союзкинофонде», «Совинформ­кино».
Автор более 80 статей о деятелях зарубежного кинематографа, об американских киноактерах, истории российских кинопрокатных фирм.
Живет в Москве.

По утверждению Вадима Кожинова, «в уголке Москвы, в своего рода ромбе, сторонами которого являются Маросейка и Покровка, Мясницкая, Старая и Новая Басманная, начиная с 80-х годов XVIII века селились крупнейшие деятели русской культуры». Покровка и Чистые пруды — половина Басманно-Покровской цивилизации. Эта часть города в XVIII–XIX веках была культурным центром Москвы, соперничая с Арбатом.

В 1755 году был открыт Московский университет. Возникновением университета Россия обязана трем людям: М.В. Ломоносову, И.И. Шувалову и дочери Петра I — Елизавете. Иван Иванович Шувалов жил на Покровке. Теперь наконец-то на его доме установлена мемориальная доска. Он был меценатом и покровителем науки. Ему многим обязаны М.В. Ломоносов, Д.И. Фонвизин, М.М. Херасков и другие.


Начало литературной деятельности Н.М. Карамзина

В 1785 году девятнадцатилетний Николай Михайлович Карамзин приехал в Москву. В 1785–1789 годах на него большое влияние оказали московские масоны и созданное Н.И. Новиковым Дружеское ученое общество. Переводческая академия при этом обществе находилась в Кривоколенном переулке, рядом с Чистыми прудами. Карамзин поселился в одной квартире с Александром Андреевичем Петровым, который был старше его на шесть лет.

В 1787 году Н.И. Новиков поручил Карамзину и Петрову редакцию журнала «детское чтение для сердца и разума». Это было бесплатное приложение к «Московским ведомостям». Под влиянием Петрова началась литературная деятельность Карамзина. Он пишет стихи и печатает в «Детском чтении» свою первую повесть «Евгений и Юлия», переводит поэму Галлера «О происхождении зла» (1786), «Юлия Цезаря» Шекспира (1787), трагедию Лессинга «Эмилия Галотти» (1788), стихи Камоэнса.

Н.И. Новиков, И.В. Лопухин, И.П. Тургенев были масонами. Карамзин хотел узнать тайну масонства. Иван Петрович Тургенев стал поручителем Карамзина, получившим масонское имя Рамзей. Но Карамзин быстро разочаровался в масонстве. Между ним, Н.Н. Трубецким и другими масонами, не участвовавшими в издательских делах, появилось отчуждение. Перед отъездом за границу в мае 1789 года он заявил, что отказывается участвовать в масонских собраниях.

Карамзин дружил и с известным поэтом И.И. Дмитриевым. Выйдя в отставку, Дмитриев приобрел дом в большом Козловском переулке. «Обхаживал я мой садик, — вспоминал он, — не проходил ни один день, чтоб я не виделся с Карамзиным». Читал Дмитриев под тенью двух старых лип, прозванных «Филимоном и Бавкидою».

Дружил Карамзин и с Василием Львовичем Пушкиным, и с родителями А.С. Пушкина и приходил к ним в гости в пору детства великого поэта в покровских переулках.


Первый гений места

У Покровки два гения места: А.С. Пушкин и Ф.И. Тютчев. Гений, по мнению Петра Вайля, связан с «местом» органично. Не только Пушкин и Тютчев помогают понять Москву, но и Москва — Пушкина и Тютчева. В 1801 году семья родителей А.С. Пушкина поселилась у Чистых прудов, на углу Большого Харитоньевского переулка. Бабушка поэта, Ольга Васильевна, в 1797 году купила небольшую усадьбу (Малый Харитоньевский переулок, д. 7). В ней жили дядя поэта — Василий Львович, Анна и Елизавета Львовны. Ольга Васильевна умерла в 1802 году, когда А.С. Пушкину было три года. Другая бабушка поэта — Мария Алексеевна Ганнибал, продав свою деревню Кобрино, переехала в Москву и сняла дом в том же приходе Святого Харитония, где жила ее дочь с семьей. Она поселилась вместе с ними, а в ее квартире жили «ее люди».

С 1801 по 1803 год Пушкины снимали квартиру в левой части дома Н.Б. Юсупова. Потом они переехали в домовладение графа Санти (Большой Харитоньевский переулок, д. 8; дом не сохранился), а после этого — в дом Федора Сергеевича Одоевского. Мать поэта, Надежда Осиповна, не любила «засиживаться на одном месте». Ей нравилось менять квартиры, обои и переставлять мебель.

В переулках Басманной части и Чистых прудов закладывались основы характера гениального поэта. Родители с удивлением смотрели на нескладного, толстого, задумчивого сына. Он убегал к любимой бабушке, ставшей, как и няня Арина Родионовна, его первой наставницей в русском языке. Она и его няня открыли ему сказочный мир богатырей, колдунов, царей и простаков.

Родители поэта «ценили просвещение», гордились дружбой с поэтами и писателями. Французскому языку Сашу учили Монфор и Русло, да и отец поэта и его дядя Василий Львович прекрасно владели французским и итальянским языками. Первые детские стихи Пушкин писал по-французски. Перед лицеем он знал наизусть всю французскую классику и прочитал в библиотеке отца всех русских авторов и видел их живьем в гостиной.

К восьми годам Александр стал живей. Он словно проснулся, увлекшись чтением. Соседями Пушкиных были поэт Иван Козлов, баснописец Иван Дмитриев, на литературные вечера, устраиваемые невесткой, М.М. Херасковой, приезжали Н.М. Карамзин, В.А. Жуковский и другие писатели. Юного Пушкина и его сестру Ольгу в 1805–1811 годах возили на Покровку, в «дом-комод» к Трубецким, на «уроки танцевания». Во время «уроков танцевания» Александр мог встретиться с юным Ф.И. Тютчевым — своим соседом по покровским переулкам. Пушкин дружил со своим троюродным братом Николаем Ивановичем Трубецким и в 20-е годы посещал «дом-комод», о чем свидетельствует мемориальная доска.

С Царскосельского лицея начался петербургский период жизни поэта, а в Москве больше всего с ним связаны районы Арбата и Тверской, но и покровские места он тоже посещал.

Напротив церкви Харитония на углу Большого и Малого Харитоньевских переулков стоял одноэтажный дом. Предполагают, что его имел в виду Пушкин, описывая приезд Татьяны Лариной в Москву. Этот дом одно время принадлежал автору сказки «Конек-Горбунок» П.П. Ершову.

Адам Мицкевич с сентября 1826 года по май 1827 года жил в доме № 9 по Чистопрудному бульвару, у генеральши Яковлевой. Пушкин встречался с ним в Москве и Петербурге.

Пушкин 12 октября 1826 года читал Д.В. Веневитинову (Кривоколенный пер., д. 4) трагедию «Борис Годунов». Его, кроме хозяина, слушали М.П. Погодин, С.В. Шевырев, С.А. Соболевский, И.В. и П.В. Киреевские, А.С. и Ф.С. Хомяковы. Погодин вспоминал: «Какое действие произвело на нас это чтение, передать невозможно». При участии Пушкина был основан журнал «Московский вестник» (1827–1830 гг.), издававшийся Обществом любомудрия. В журнале было опубликовано более 30 произведений поэта, в том числе части романа «Евгений Онегин» и поэма «Граф Нулин». В 1829 году Пушкин вышел из редакции журнала из-за несогласия с «немецкой метафизикой» его литературного отдела.

В феврале 1831 года Пушкин женился и жил с Натальей Николаевной на Арбате. В один из зимних дней он с женой и своими друзьями Пашковыми катался на санках, в которых умещалось 6–8 человек, на Чистых прудах с горок.

14 ноября 1831 года Пушкин был «принят на службу» в архив Коллегии иностранных дел, который находился в Колпачном переулке. Бывая в Москве, он часто навещал своего старого знакомого — начальника архива Александра Федоровича Малиновского, жившего во флигеле здания архива. Он был на свадьбе поэта. На ней присутствовали и его друзья — коллеги по работе. Это их он назвал в «Евгении Онегине» «архивными юношами». Поэт собирал в этом архиве материалы для своих произведений, в том числе для «Истории пугачевского бунта».


Второй гений места

Вторым гением места для Покровки стал Федор Иванович Тютчев. Родители поэта — поручик Иван Николаевич Тютчев и Екатерина Львовна Толстая, которая после смерти матери жила у своей тети, Анны Васильевны Остерман, в Малом Трехсвятительском переулке. Тютчевы подолгу, особенно после смерти Ф.А. Остермана, гостили в Трехсвятительском переулке. В 1801 году у них родился сын Николай, в 1803 году — Федор, в 1805-м — Сергей, в 1806 году — дочь Дарья и в 1809 году — Дмитрий. Трое младших сыновей умерли, и поэтому Екатерина Львовна боялась за слабого здоровьем любимого Феденьку.

В 1810 году на полученное от тети наследство Тютчевы купили красивый особняк в Армянском переулке. Семилетнему Феде очень нравилось его небольшая, светлая комната. В то время как остальные дети шли гулять на Покровку и Маросейку, он зачитывался стихами Г.Р. Державина, И.И. Дмитриева и любимого им В.А. Жуковского.

При приближении Наполеона Тютчевы уехали. Их дом уцелел во время пожара. Вернулись они в 1814 году. В Москве и в имении Тютчевых Овстуге воспитателем и преподавателем Федора был Семен Егорович Раич. Под влиянием Раича 12-летний Тютчев успешно переводил Горация, а в 15 лет поступил в Московский университет. В 1819 году в «Трудах» университета впервые были напечатаны его стихи. В «Речах и отчетах» Общества любителей словесности было опубликовано вольное переложение поэтом «Послания Горация к Меценату».

В 1921 году весь Армянский переулок вышел проводить Тютчева в дальнюю дипломатическую дорогу. 22 года поэт проводит за границей. Его стихи печатались в издаваемом Раичем альманахе «Северная лира» и в журнале «Галатея». В 1836 году В.Жуковский и П.Вяземский передали А.С. Пушкину подборку стихотворений Тютчева. Пушкин был восхищен стихами дипломата и вместо планируемых пяти или шести стихотворений поместил в третьем и четвертом номерах «Современника» двадцать четыре. Согласно с пожеланием Тютчева они были опубликованы как «стихотворения, присланные из Германии», с подписью «Ф. Т.». Как в свое время Г.Р. Державин «заметил» стихи юного А.С. Пушкина, так и он в предсмертный год дал дорогу в поэзию своему соседу по детским покровским годам.


Е.А. Баратынский на Покровке

В 1809–1810 годах в приходе «церкви Николая Чудотворца в Кленниках», на Маросейке, жила семья отставного генерала Абрама Андреевича Баратынского — отца поэта. У Е.А. Баратынского была сложная судьба. Он был разжалован в солдаты. В 1825 году ему вернули офицерский чин. Поэт вышел в отставку и поселился с матерью, сестрами и братом Сергеем «у Харитония в Огородниках, в доме Мясоедова». Теперь это Гусятников переулок, д. 44.

9 июня 1826 года Е.А. Баратынский женился на дочери генерал-майора Льва Энгельгардта — Анастасии. Супруги поселились в Большом Чернышевском переулке. В 1828 году А.С. Пушкин и Е.А. Баратынский выпустили книгу под названием «Две повести», в которую вошли их поэмы «Граф Нулин» и «Бал».


Дружеское литературное общество

Реформа русского литературного языка, предпринятая Н.М. Карамзиным, и возникновение в 1811 году Общества любителей российской словесности способствовали развитию отечественной литературы. В.А. Жуковский, сторонник карамзинской реформы, продолжая традиции университетского Благородного пансиона, стал одним из организаторов Дружеского литературного общества. К дому 4 в Петроверигском переулке примыкал большой сад (часть старых садов, отсюда Старосадский переулок). Он был местом встреч В.А. Жуковского с Андреем и Александром — сыновьями ректора университета И.Тургенева, жившими здесь. Андрей Иванович Тургенев написал прекрасную элегию, напечатанную В.А. Жуковским в 1811 году в «Собрании русских стихотворений», а Александр Иванович способствовал включению молодого А.С. Пушкина в список кандидатов для обучения в Царскосельском лицее.


Общество любомудрия и «архивные юноши»

Больше столетия, с 1770 по 1874 год, одним из признанных историко-культурных центров Москвы был Московский главный архив Министерства иностранных дел, находившийся в Колпачном переулке. Через архив с конца ХVIII века лежала дорога к дипломатической карьере. С легкой руки приятеля А.С. Пушкина — Сергея Соболевского служащих архива называли «архивными юношами». Сотрудниками архива были Вильгельм Кюхельбекер, Константин Батюшков, Филипп Вигель и др.

Д.В. Веневитинов (1805–1827) не только был «архивным юношей», но и возглавлял вместе с В.Ф. Одоевским кружок «Любомудров». Писатель и композитор В.Ф. Одоевский раннее детство провел в Малом Козловском переулке. Прочитав отзыв Веневитинова о «Евгении Онегине», Пушкин сказал: «Это единственная статья, которую я прочел с любовью и вниманием. Все остальное — или брань, или переслащенная дичь».

Пушкин был родственником Веневитинова по линии матери. Они были знакомы с детства. После отзыва Веневитинова о «Евгении Онегине» он захотел встретиться с Веневитиновым. В ту пору они виделись чуть ли не каждый день. 15 марта 1827 года Веневитинова не стало. Пушкин, Адам Мицкевич с друзьями стояли у его гроба.

«Архивными юношами» и «любомудрами» были братья И.В. и П.В. Киреевские, будущий историк М.П. Погодин, С.П. Шевырев. «Копание в архивах» служило для многих писателей, философов и историков источником вдохновения. В архиве собирали материалы для своих произведений А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой, М.В. Ломоносов, Н.М. Карамзин и др. В архиве служил Н.П. Огарев, а в 1834 году «студентом» архива стал Алексей Константинович Толстой.


Издатели и литературные критики на Покровке

Покровка связана с деятельностью литературных критиков и издателей. Издателем журнала «Отечественные записки» в 1818–1830 годах был Павел Петрович Свиньин. Пушкин называл его за страсть к собирательству «российским жуком», написав о нем пародийную детскую сказку «Маленький лжец». Жил Свиньин в доме 40 по Покровке. Идея «Ревизора», подсказанная Пушкиным Н.В. Гоголю, была основана на бессарабских приключениях Свиньина. Со временем Пушкин изменил отношение к нему, оценив его вклад в русскую культуру. При написании статей о Радищеве Александр Сергеевич использовал дневник секретаря Екатерины II А.И. Храповицкого, хранившийся в архиве Павла Петровича. Свиньин сохранил для нас оригиналы ряда произведений М.В. Ломоносова.

Он прекрасно разбирался в живописи, истории, помогал людям, стремившимся к знаниям, писал о них в «Отечественных записках». Свиньин написал интересные этнографические очерки о русской провинции.

В мае 1831 года Виссарион Григорьевич Белинский после запрета печатания своей повести «Дмитрий Калинин» получил письмо от издателя журнала «Листок» Петра Артемова. «Живу я, — писал Артемов, — близ Чистых прудов... в доме г-жи Есауловой, в приходе Харитония в Огородниках...

P.S. Вход с Гусятникова переулка».

В конце 1830 года Семен Егорович Раич передал Артемову все дела по изданию журнала «Галатея» (С.Е. Раич — поэт, переводчик, воспитатель Ф.И. Тютчева и М.Ю. Лермонтова. — В.К.). В 1832 году В.Г. Белинского исключили из университета, и он остался без средств к существованию. В «Листке» он нашел свое истинное призвание — литературного критика.

С Покровкой связаны жизнь и деятельность Василия Петровича Боткина и Михаила Никифоровича Каткова. Иван Иванович Панаев пишет о впечатлениях от первой встречи с ними:

«Дом Боткиных расположен на одном из самых живописных мест Москвы. Сад был на горе, в середине его беседка, вся окруженная фруктовыми деревьями...

В этой-то беседке... в теплый солнечный день я встретил в первый раз Каткова, только что окончившего курс в университете, но еще студентом сблизившегося с Белинским и его друзьями, которые видели в нем замечательное литературное дарование...»

В это время выразителем стремлений Белинского, Боткина и Каткова был выдающийся историк Тимофей Николаевич Грановский. Весной 1846 года, во время приезда в Москву, Н.А. Некрасов бывал у Грановского в Малом Харитоньевском переулке (там установлен бюст Н.А. Некрасова). «Приятели, — вспоминает И.И. Панаев, — собирались часто то у Боткина, то у Кетчера, то у Искандера (всего чаще) и у Грановского, который только что женился».

Василий Петрович Боткин только в середине 50-х годов освободился от сидения в чайном «амбаре» своего отца с 10 часов утра до 6 часов вечера. В 1849 году он опубликовал знаменитые «Письма об Испании». У Боткина бывали А.И. Герцен, Н.П. Огарев, А.В. Кольцов, Н.В. Гоголь, Н.А. Некрасов.

«Разговор, — вспоминает И.И. Панаев, — был постоянно одушевленный, горячий. Предметом его были толки об искусстве с точки зрения Гегеля: с этой точки строго разбирали Пушкина и других современных поэтов».

М.Н. Катков читал свои переводы произведений Гейне, Фрейлихграта и других новейших поэтов. Декламировал он с большим эффектом, принимая живописные позы, складывая руки накрест, «подкатывая глаза под лоб».

В 1855 году Боткин познакомился с Л.Н. Толстым, называвшим его «милейшим и мудрейшим другом». В дневнике А.В. Дружинина имеется запись от 29 февраля 1856 года: «Обедали у Василия Ивановича. Были Толстой, Чернышевский, Анненков, Тургенев». Улицей Чернышевского Покровку назвали в связи с годовщиной его рождения. Никаких особенных событий его жизни на Покровке не было. Что касается И.С. Тургенева, то в конце 20-х годов XIX века он поступил в пансион при Армянском училище в Армянском переулке, д. 2.

М.Н. Катков с 1856 по 1887 год вместе с П.М. Леонтьевым издавал популярный журнал «Русский вестник». Он привлек к участию в «Русском вестнике» И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и других писателей.

Жил Катков в Армянском переулке, и к нему приходили многие молодые литераторы. Приехав в Москву, студент П.Д. Боборыкин первым делом отправился к Каткову. Он писал, что его поколение сочетало чтение статей Белинского и романов Тургенева с англофильской публицистикой катковского «Русского вестника».

При Александре III Катков становится одним из «столпов» консервативной правительственной политики 80-х годов. Он пользовался такой независимостью, что позволял критиковать министров. Катков был единственным русским журналистом, не боящимся цензуры. Он ценил значение классической литературы и считал, что для проведения реформ не нужно обращаться к обществу. Повороты в его симпатиях и антипатиях совпадали с поворотами правительственной политики.


Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой и А.А. Фет на Покровке

Федор Михайлович Достоевский после смерти родителей некоторое время жил у своей тети — А.Ф. Куманиной, жены богатого купца (Старосадский пер., д. 9). Дом не сохранился. На месте этого дома в 1914 году построено здание Исторической библиотеки. С балкона на фасаде дома было видно Москву-реку. Черты А.Ф. Куманиной видны в образе «бабуленьки» в «Игроке». Вместе с Д.В. Григоровичем будущий писатель учился в частном коммерческом пансионе (на Покровском бульваре), теперь это здание Военно-инженерной академии.

Обвенчавшись в Петербурге с Анной Григорьевной, Достоевский приехал в Москву знакомить ее с московской родней. Были они и у А.Ф. Куманиной, «в ее пустом фамильном доме». Достоевский, бывая в Москве, сразу ехал к церкви Успения Богородицы на Покровке, любовался ею и заходил в нее. Он, как и многие знаменитые люди, очень ценил архитектуру этого храма.

Рождение великого писателя Льва Николаевича Толстого связано с Покровкой: его родители: отец — граф Николай Ильич Толстой и мать — Мария Николаевна Волконская, дочь княгини Екатерины Дмитриевны Трубецкой и князя Николая Волконского, — договорились о своей свадьбе на Покровке — в «доме-комоде» (д. 22).

Многие страницы знаменитого романа «Война и мир» навеяны материалами, которые Лев Николаевич изучал в архиве Коллегии иностранных дел в Колпачном переулке. Неоднократно бывал классик русской литературы в гостях у В.П. Боткина и М.Н. Каткова, живших в Покровских переулках. Посетил он и коллекцию картин, бронзы и фарфора Дмитрия Петровича Боткина, брата Василия Петровича (Покровка, д. 27).

В 1857 году Афанасий Афанасьевич Фет женился на сестре В.П. Боткина Марии. Он познакомился с ней на пасхальном обеде в доме Боткиных (Петроверигский пер., д. 4). А.А. Фет писал ей:

Я был опять в саду твоем,

И увела меня аллея

Туда, где мы весной вдвоем

Бродили, говорить не смея.


А.В. Сухово-Кобылин и его сестра Евгения Тур в Большом Харитоньевском переулке

Драматург Александр Васильевич Сухово-Кобылин и его сестра Елизавета детство провели в семье отца — генерала, ветерана Отечественной войны 1812 года В.Сухово-Кобылина (Евгения Тур — псевдоним Елизаветы Васильевны Салиас-де-Турнемир). Жили они в Большом Харитоньевском переулке (д. 17).

Чистые пруды связаны с образами «углекислых фей и маркизы де Бараль» — так Николай Лесков в карикатурном виде вывел графиню Е.В. Салиас-де-Турнемир и сестер Новосильцевых, две из которых были писательницами. Сейчас, после долгого перерыва, стали переиздавать произведения Евгении Тур. Она получила блестящее образование, с юности вращалась в лучших литературных кругах, вела салон.

Евгения Тур была редактором газеты «Русская речь», в которой сотрудничал Николай Лесков. Она написала ряд романов, повестей, книг для детей, критических очерков, напечатанных в «Отечественных записках», «Современнике», «Библиотеке для чтения». У Каткова в «Русском вестнике» она несколько лет заведовала отделом беллетристики.


«Дом-комод» и Четвертая гимназия

Воцарение на престоле дочери Петра I Елизаветы изменило придворный быт и этикет. В Петербурге строились дворцы в стиле барокко. В Москве «дом-комод» (Покровка, д. 22) — чуть ли не единственный дворец в барочном стиле. В обиходе это здание называли «Зимний дворец в миниатюре». Видимо, императрица Елизавета Петровна, тайно обвенчавшись с Алексеем Разумовским, хотела, чтобы он имел маленькое подобие Зимнего дворца.

В 1772 году «дом-комод» был продан графом Апраксиным князю Д.Ю. Трубецкому. В нем бывали писатели и поэты И.И. Дмитриев, Е.А. Баратынский, Ф.Н. Глинка, Н.Ф. Павлов. Дядя Д.И. Менделеева — В.Д. Корнильев служил у Трубецких управляющим, и юный ученый видел в «доме-комоде» Н.В. Гоголя. В 1861 году Трубецкие продали дом Московскому университету, и здесь разместилась Четвертая мужская гимназия.

Родившийся в 1877 году Алексей Михайлович Ремизов грамоте учился у дьячка, а потом поступил в приготовительный класс Четвертой гимназии. В Четвертой гимназии учились К.С. Станиславский, Н.Н. Евреинов и многие другие знаменитые ученые и деятели культуры. Математику преподавали авторы учебника Малинин и Буренин. С гимназией связана деятельность филолога Александра Шахматова. В ней учился писатель и литературовед Сергей Дурылин, дававший частные уроки Борису Пастернаку и Игорю Ильинскому.


Телешовские «среды»

Центром литературной жизни Москвы конца XIX — начала XX века были так называемые «среды», проходившие на квартире писателя Николая Дмитриевича Телешова (1856–1957 гг.) и поэтому называвшиеся телешовскими. В конце 90-х годов XIX века и до 1904 года они проходили на Чистопрудном бульваре (д. 21). В своих воспоминаниях Н.Д. Телешов пишет: «Пришел к нам писатель Семенов Сергей Терентьевич, автор крестьянских рассказов, отмеченных Л.Н. Толстым... Затем стали бывать Гославский Евгений Петрович, Тимковский Николай Иванович».

В 1899 году Телешов познакомился с Алексеем Максимовичем Горьким. «С той поры, — вспоминает Телешов, — он всегда, когда приезжал в Москву, бывал на наших “средах”. Ему нравились эти товарищеские собрания, где в интимном кругу молодые авторы сами читают свои новинки, еще не появившиеся в печати, а товарищи высказывают о прочитанном свои откровенные мнения». А.М. Горький привел на «среду» «молодого, красивого, стеснявшегося» Леонида Андреева. В 1898 году Горький познакомился со Скитальцем (псевдоним Степана Гавриловича Петрова). Он примкнул к «Среде» и стал регулярно бывать на ее собраниях. Скиталец не только читал свои произведения, но и пел под звуки своих волжских гуслей. «Голос его, — вспоминает Телешов, — был крепкий, приятный, грудной и выразительный бас, очень подходящий именно к народным песням».

Жена Телешова, художница, и знакомые художники делали зарисовки и наброски читающих авторов и других присутствовавших писателей.

В начале организации кружка бывал и Исаак Ильич Левитан, но он вскоре заболел и умер. В 1892–1900 годах он жил в особняке-студии на углу Покровского бульвара и Большого Трехсвятительского переулка. К нему приходили К.А. Тимирязев, Ф.И. Шаляпин, М.В. Нестеров, К.А. Коровин. Заходили А.П. Чехов и другие писатели.

С 1904 по 1909 год телешовские «среды» проходили в доме 51 на Земляном валу. После этого Н.Д. Телешов менял квартиры, и соответственно менялись адреса «сред». История «сред», данная в «Записках писателя» Н.Д. Телешова, дает представление о жизни литературной Москвы начала ХХ века.


«Среды» на Покровском бульваре

С Чистопрудного бульвара Н.Д. Телешов переехал на Покровский бульвар, д. 18, о чем свидетельствует памятная доска. Здесь он прожил до своей смерти в 1957 году.

Телешов вспоминал о самых знаменитых участниках «сред». Перебрались на жительство в Москву Евгений Николаевич Чириков и Александр Серафимович Попов, писавший под псевдонимом Серафимович.

Из произведений «среды» А.М. Горький формировал сборники «Знание». В 1905 году участниками «Среды» была создана «Книга рассказов и стихотворений». Вырученные деньги были переданы забастовочному комитету почтово-телеграфных служащих.

Участвовали в «средах» и писатели старшего поколения: П.Д. Боборыкин, Н.Н. Златовратский, Д.Н. Мамин-Сибиряк, С.Я. Елпатьевский, В.А. Гальцев, профессор А.Е. Грузинов. Редкими гостями были А.П. Чехов и В.Г. Короленко. Чехов, живя в Ялте, расспрашивал Телешова о литературных новостях «среды». Он хохотал, когда узнал о прозвищах, которые давали участники «сред» друг другу по названиям московских улиц.

«А меня как прозвали? — с интересом спрашивал Антон Павлович, готовясь смеяться над собственным “адресом”.

— Вас не тронули. Вы без адреса.

— Ну это нехорошо, это жалко, — разочарованно говорил он. — Это очень досадно. Приедете в Москву, непременно позовите меня. Только без всяких церемоний. Чем смешнее, тем лучше. И напишите мне — как. Доставите удовольствие».

Часто приезжавший в Москву А.И. Куприн посещал «среду». Стал зимовать в Москве И.А. Бунин. Он и его старший брат Юлий Алексеевич были постоянными участниками «сред». Юлий Алексеевич оказал большое влияние на развитие младшего брата. Изредка приезжал автор «Детства Темы» Н.Г. Гарин-
Михайловский. Леонид Андреев прочно слился со «Средой». Он, кажется, не пропустил ни одного собрания... Всю первую зиму он приходил в своем рыжем пиджаке и был как усердным чтецом, так и внимательным слушателем.

В 1901 году Горький приехал в Москву и в первую же «Среду» привел с собой Л.Н. Андреева. Горького «прошибло» чтение рассказа Андреева «Молчание». За «Молчанием» следовали другие рассказы, и все они проходили через «среду» — и «Жили-были», и «Сергей Петрович», и «Степа», и нашумевшая «Бездна».

Л.Н. Андреев приехал из Петрограда на последнее собрание «Среды», состоявшееся в 1916 году.

Внук Н.Д. Телешова — Владимир Андреевич был врачом. Сейчас в доме на Покровском бульваре живут его вдова Татьяна Юрьевна и пятеро ее детей. Все они участвуют в работе по сохранению четырехкомнатной квартиры-музея (а не музея-квартиры). На дверях нет вывески. В брежневские годы музей входил в маршруты автобусных экскурсий.

Основные посетители музея — школьники и пенсионеры. Приезжали потомки Ф.И. Шаляпина и других участников «сред». Семья дает консультации и представляет материалы авторам книг о Бунине, Шаляпине, Рахманинове и др. Помощи от государства нет.


«Серебряный век» на Покровке

Н.Д. Телешов вспоминал, что на «средах» бывали представители «тогдашнего нового направления — “декаденты, модернисты”... и у нас можно было встретить Брюсова. Бальмонта, Белого, Сологуба... Но мы считали их гостями. А не членами “Среды”».

Вадим Шершеневич в «Великолепном очевидце» пишет о поэте Семене Яковлевиче Рубановиче, писавшем несколько сладкие, но четкие стихи. Он много и хорошо переводил. Шершеневич считал, что его переводы Бодлера, Райнера Марии Рильке и Эредиа достойны печати. После бурного вечера в «Кафе поэтов» на Тверской и «ликвидации» спирта у Кусикова Брюсов «вдруг вспомнил:

— Мне вчера Семен Яковлевич Рубанович говорил, что он достал чудесного вина. Пойдем к нему!

Время: три часа ночи. Мы у Арбатских ворот. Рубанович спит на Покровке, в Лобковском переулке.

Брюсов молодцевато идет, поднимает камушки, бросает их в стекла вторых этажей. После двух-трех стаканов действительно хорошего вина Брюсов на пари читает любое стихотворение Пушкина и Тютчева».

Нина Яковлевна Серпинская в «Мемуарах интеллигента двух эпох» пишет о том, что «богема» собиралась во время Первой мировой войны в квартире Алексея Алексеевича Борового на Чистых прудах. А.А. Боровой (1875–1935) был приват-доцентом Московского университета, публицистом, «эстетическим анархистом». «В его квартире, — по словам Серпинской, — царило “западничество”. Париж, его вкусы, навыки, манера веселиться перелетели из беззаботного Латинского квартала начала века на Чистые пруды тяжеловесной, распираемой беженцами и очередями военной Москвы».

Художник Василий Иванович Денисов (1862–1922) увешивал своими картинами стены квартиры Борового. Поэты и писатели дарили ему свои неизданные сочинения. А.Н. Скрябин играл свои гениальные композиции, а его дядя, прозванный «лам-попо», рассказывал случаи из быта кадетского корпуса, в котором учился Александр Николаевич.

2 июля 1909 года В.В. Маяковский был арестован за участие в подготовке побега тринадцати политкаторжан из женской новинской тюрьмы. Заключение он провел в Мясницкой полицейской части (Малый Трехсвятительский переулок, д. 8). В 1914 году поэт ухаживал за Эльзой Каган. Она и ее сестра Лиля, дочери Гурия Александровича Кагана, жили в Петроверигском переулке. Маяковский с раннего утра прохаживался, насвистывая, у дома сестер Елены Юльевны. Некоторое время он метался между двумя сестрами, но Лиля вцепилась в него железной хваткой и не отпускала до смерти поэта. Бедная Эльза убежала от несчастной любви в Париж и стала знаменитой писательницей.


А.М. Горький на «средах» и в Малиновом переулке

В 1902 году Горький читал на «среде» свою пьесу «На дне». «Успех был исключительный», — вспоминал Н.Д. Телешов. За рассказами для литературных сборников «Знание» Горький специально приезжал в Москву. В них входили произведения участников «сред».

В первом сборнике участвовали Л.Н. Андреев, И.А. Бунин, В.В. Вересаев, Н.Г. Гарин-Михайловский, А.М. Горький, А.С. Серафимович, Н.Д. Телешов, во втором — А.И. Куприн, С.Г. Скиталец, Е.Н. Чириков, А.П. Чехов, давший «Вишневый сад». В тихом Малиновом переулке (ул. Чаплыгина, д. 1а, здание отмечено мемориальной доской) во время своих приездов в Москву в 1915–1929 годах жил А.М. Горький. Постоянно здесь жила первая жена Горького — Е.П. Пешкова. Квартира из четырех комнат находилась на четвертом этаже. Сюда приходили переводчики издательства «Всемирная литература», начинающие литераторы. До отъезда в 1921 году за границу Горький жил в Петрограде, на Кронверкском проспекте.

Комментарии 1 - 0 из 0