Елицы вернии — изыдите!

О миссионерской литургии

Так называемые «миссионерские литургии», с остановками для пояснений и комментариев, — «гениальное» изобретение миссионерской мысли последних лет, до которого не додумывались даже обновленцы прошлого века, — уже многократно совершаются во многих епархиях Русской Церкви, в городах и весях нашей необъятной Родины. Это новое модернистское явление в богослужебной практике приобретает все большие размеры.

По этому поводу известный московский пастырь, настоятель храма свт. Николая в Пыжах протоиерей Александр Шаргунов ранее задавался вопросом: «Совершаются и так называемые “миссионерские литургии”. Характерно, что в практику вводятся объяснения по ходу службы. Это — профанация таинственной жизни Церкви, глубокое непонимание природы молитвы. Как будто нельзя заранее раздать желающим тексты с этими объяснениями. Научатся ли переступающие порог храма самому главному — благоговейному, со страхом Божиим вхождению в Церковь, истинной вере — вследствие такого “миссионерства”?»

Если собравшиеся в храме богомольцы нуждаются в комментариях лектора и экскурсовода, готовы ли они к молитве? И самое главное: не будут ли подобные «миссионерские» комментарии к священнодействиям (а иногда на больших экранах, установленных прямо в храме, как в кинотеатре) мешать молиться постоянным прихожанам храма?

Такие «миссионерские литургии» с непременными многочисленными остановками богослужения для «миссионерских комментариев» являются настоящей профанацией православного богослужения. Это какая-то «игра в литургию»: «а сейчас, братья и сестры, мы будем делать то-то и то-то...» Непонятно, почему пояснения «происходящих священнодействий и исполняемых молитвословий» (так называемые «комментарии») нельзя провести во внебогослужебное время, не нарушая молитвенного строя литургии и ее сакрально-мистической целостности? Какой смысл в подобных объяснениях именно на литургии, а не на специальных огласительных беседах, возможно, с использованием видеоматериалов? Подобные «миссионерские литургии» представляют собой самое настоящее глумление над православным богослужением.

Вот что о «миссионерской литургии» пишет диакон Владимир Василик: «Глубокая ошибка — считать, что божественная литургия есть средство и орудие миссии. Она не средство миссии, она — ее цель. Задача миссионера, проповедника — привести к крещению некрещеного и к причастию Святых Христовых Таин невоцерковленного. Но само причастие не может служить орудием для достижения этой цели. Это почти все равно что строителю путать молоток и крышу. Давать уроки литургики во время Божественной литургии — все равно что во время ее замешивать тесто для просфор, когда они давно должны быть не то что выпечены, но вынуты.

Возникает вопрос: кто является аудиторией для этой “литургической” миссии? Если люди верующие и воцерковленные, то им, в сущности, это не нужно. Более того, назойливые полунаучные комментарии, временами из не очень благоговейных уст, только мешают молиться, ибо они закрывают для верующего слуха слова святых отцов и самого Господа. А если целевая аудитория — неверующие, то зачастую это не только бесполезно, но даже и вредно, ведь огласительные и тайноводственные поучения в древности отнюдь не делались достоянием кого попало, их не предлагали язычникам и неверующим. А именно это и может произойти в случае широкой телевизионной трансляции литургии с соответствующими комментариями. Распространение знаний о Церкви отнюдь не умножает число верующих, напротив, голые внешние знания, преподанные в отрыве от церковной жизни и подлинной святости, только раздражают неверующих людей».

Как остроумно подметил один православный блогер[1], «если миссионерам-литургистам будут делать операцию, она обязательно должна быть миссионерской. Операцию несколько раз надо прерывать, чтобы объяснить собравшимся устройство скальпеля, показать кишочки и как их надо резать... Ах, да, такие миссионерские операции давно делают. В анатомическом театре. Над трупами. Для миссионеров-литургистов вся Церковь — анатомический театр, а Бог в ней — труп».

Когда предлагаются какие-либо «миссионерские усовершенствования» в Церкви и богослужении, возникает недоумение: зачем это надо? Ведь кто ходит регулярно в храм — того полностью устраивает установившийся порядок службы, ее намоленный веками церковнославянский язык, ее традиции. А если «подстраивать» наше богослужение под восприятие недавно появившихся в храме неофитов или случайно зашедших прохожих, то это будет равносильно тому, как если бы ради пришедших в дом гостей выгнать из дома постоянных его обитателей.

Одна из читательниц форума миссионерского отдела Санкт-Петербургской митрополии в связи с распространением подобной «миссионерской» практики по привлечению любыми способами в храмы прохожих написала: «В Греции уже и кафе возле православного храма устраивают. На экране литургию транслируют. Народ сидит за столиками и следит за богослужением. Когда выносят чашу, православные отодвигают свой кофе, сигарету и идут к причастию. И никакой исповеди. Комфортно. XXI век».

Очевидно, что для приведения нашего традиционного многовекового православного богослужения в соответствие с передовыми и новыми гуманистическими евростандартами и либеральными тенденциями европравославия потребуется трансмутация традиционного церковного сознания православных верующих.

Но верят ли сами наши «миссионеры» в свои прекраснодушные розовые миссионерские затеи? Скорее всего — нет. Поэтому призывы к реформированию традиционного православного богослужения (якобы в миссионерских целях) свидетельствуют только об одном: об отсутствии подлинной веры в Бога у нынешних миссионеров-реформаторов (а возможно, здесь преследуются и определенные антихристианские цели). Никого, никогда и никакими человеческими силами обратить ко Христу невозможно. «Никтоже может приити ко Мне, аще не будет ему дано от Отца Моего», — говорит Господь. Об этом же замечательно сказал архимандрит Рафаил (Карелин): «Если Бог не призвал, то никакие ухищрения не помогут».

Забывают почему-то, что служба в храме — это не лекция, обращенная к нам, а наше молитвенное обращение к Богу. По словам протоиерея Валентина Свенцицкого (†1931), «в вопросах веры не так важен рассудок, как вся совокупность душевных сил, уразумевающих эти истины, так и в молитве важен вовсе не дословный перевод и знание каждого слова, а полнота и совершенство формы языковой, вмещающей целокупное содержание».

В нашем традиционном церковнославянском богослужении, в литургической практике Русской Церкви важен прежде всего духовный опыт подвижников благочестия, молитвенный подвиг наших благочестивых предков, а не рассудочно-рациональное требование понятности всего, якобы достигаемое посредством «миссионерских литургий» с пояснениями для непонятливых прохожих, да еще порой и с «мультимедийным сопровождением» в храме-кинотеатре.

Самое печальное, что люди, называющие себя «миссионерами», часто не имеют в себе того, что они пытаются передать другим. Поэтому-то у них нет такого доходчивого, убедительного, понятного, простого и приправленного солью слова, которым владели святые отцы. Слово «миссионеров» не обладает силой. Но главное, что нынешние «миссионеры» абсолютно не понимают, почему люди не хотят становиться христианами. Поэтому и выдумывают абсолютно нелепые «миссионерские проекты» с нулевым КПД.

Никого такие миссионерские богослужения с миссионерскими комментариями по ходу службы никогда не привлекут в церковь, не сделают человека православным христианином.

Для многих становится очевидным, что практикуемые в последнее время способы массовой миссии, когда Церковь все более сливается с миром и активно пользуется его секулярно-техническим инструментарием для привлечения новых прихожан (в результате чего размываются традиционные формы православной духовности), абсолютно не оправдали себя и вызывают лишь отторжение наших сограждан от Церкви. В результате такой концепции миссии мы получаем совершенно антимиссионерский результат: от Церкви сегодня отворачиваются многие верующие, идет немалый отток когда-то симпатизировавших ей людей, которые обманулись в своих ожиданиях. Авторитет не только рядового духовенства, но и священноначалия стремительно падает, многие разочаровываются в самой Церкви, и как результат — социологи, эксперты, да и сами священнослужители отмечают в последнее время повсеместный рост антиклерикальных настроений...

Одна из наших общецерковных святынь — традиционное православное богослужение на церковнославянском языке — ради причудливых и глупых «миссионерских проектов» во многих наших храмах подвергается нередко поруганию, обезображиванию, прямому уничтожению. Следует осознать, что подобные «миссионерские» кощунства — явление того же порядка, что и разрубленные топором иконы и поваленные кресты.

В заключение скажем, что привлекать людей в Церковь обязательно надо, но не такими методами, которые используют нынешние прорабы «европравославия» — проповедники обмирщения Церкви. Подстраивание православия «ради миссионерских целей» любыми способами под стихии мира сего способно навсегда оттолкнуть от Церкви наших сограждан. А это уже преступление против Самого Христа и Его Церкви.

Чтобы не потакать распространению порочной обновленческой литургической практике под видом миссионерства, можно порекомендовать православным верующим воздерживаться от посещения храмов, где проводятся так называемые «миссионерские литургии»: Елицы вернии — изыдите!

 

[1] http://ortheos.livejournal.com/1073542.html







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0