Путь на свободу

Виктор Иванович Мельник родился в 1958 году в селе Краснополка Уманского района Черкасской области. Поэт, прозаик, переводчик, литературовед. В начале 1978 года призван на военную службу. В 1980 году уволился в запас и уехал в Магаданскую область, где работал до конца года в геолого-разведочной экспедиции. С начала 1981 года вернулся в Винницу. С 1986 года работал корреспондентом областных и центральных газет. Автор переводов с английского, немецкого, шведского, датского, чешского, польского языков. Член Национального союза писателей Украины с 1996 года и Ассоциации украинских писателей с 1997 года.

* * *

Не на лихой меже,
Не накануне смерти,
Просто: прибрать в душе,
Как прибирают в церкви.

Выйдя в галдеж и чад,
В жизненное убийство,
Знать, что в душе свеча
Светит светло и чисто.


* * *

Ну как же случилось такое,
Что, жизни разрезав, лежат
В полях между мной и тобою
Границы, как след от ножа?

На две половины разъята
Единая прежде душа.
Саднят, без вины виноваты,
Слова, как следы от ножа.

Поверишь ты мне, не поверишь?
Дрожа, будто пламя свечи,
К тебе лишь, к тебе лишь, к тебе лишь
Срывается сердце в ночи.


* * *

От изношенных слов, непослушных, как пальцы с мороза,
От слепой пустоты, где отсутствуют очи твои,
От немеющих рифм перейти безвозвратно на прозу —
Написать, как умрут на холодном ветру соловьи.

Написать, как потом утишается голос снегами,
Как скрипит у окна старый явор тяжелые сны
Под нестройный мотив воробьиной простуженной гаммы, —
И зачем-то все ждать, и зачем-то дождаться весны.


Колыма 1938-го. Побег

Растворяясь в снегах, добреду до жилья ненароком,
Где ныряет в метели огня золотой поплавок.
И, как призрак ночной, припаду к обмороженным стеклам.
Мне откроют: «Входи, человек, коли вырваться смог».

Меж слепыми руками дрожит опустевшая кружка.
Тишина на двоих. Греет душу скупое тепло.
Пусть кружится метель все сильней над колымской избушкой,
Чтоб дорогу назад навсегда для меня замело.

Что могу я сказать? У меня нет ни дома, ни рода.
И друзья с неких пор сторонятся меня, как врага.
Уцелеть «там» нельзя. Вот и выбрал я путь на свободу,
Бесконечные эти — по сердце, по очи — снега.


* * *

На проклятый вокзал грузовик подъезжает за гробом.
В цинк со звоном ударит внезапный, пронзительный дождь.
Нет еще никого, чтобы в обморок рушиться, чтобы
В сердце с криком вошла бесконечная нервная дрожь.

Заплетет военком бесполезную речь словесами.
Молчаливо земля примет тело в свою глубину,

Примет то, что вернулось.Душа над чужими горами
Будет в муках кружить, не свою сознавая вину.


* * *

С ног валил в бараках мертвый сон.
Крепко допекала непогода.
Жизнь была кошмарная, как роды,
И весомей слов был общий стон.

Но поднялся город, как встает
Солнце из чахоточного света,
И душою просветлел народ.

И перо, что направлял сам Бог,
Начертало на виду планеты:
«Не было у нас иных дорог».


Чернобыль

Из пекла асфальта пройти босоного по росам.
Под каждым листком — материнские слезы дрожат.
А травы густы, как промытые девичьи косы,
В них ступишь на миг — и уже не вернешься назад.

Вдохнешь росный воздух, и он тебе грудь разрывает,
Бушующей кровью наполнятся легкие всклень.
А птицы щедруют, а солнце безгрешно сияет,
Звенит и смеется последний наш, черный наш день.

Перевод с украинского Валерия ЛАТЫНИНА.

 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0