«Помни войну!»

Надежда Игоревна Подунова ро­дилась в подмосковном Ногинске. Окончила философский факультет МГУ. Писатель, переводчик.
Работала в различных НИИ и издательствах.
Публиковалась в «Московском журнале», «Москве». Перевела более десяти книг.
Живет в Москве.

140 лет назад, в апреле 1877 года, началась русско-турецкая война. С ней связаны славные победы и имена множества русских солдат и моряков, принимавших в ней участие. Одним из них был и Степан Осипович Макаров, русский флотоводец, океанограф и исследователь. В то время Степан Осипович Макаров командовал пароходом «Великий князь Константин». Этот период составлял, по словам его друга и биографа Ф.Ф. Врангеля, «самую блестящую эпоху» в его жизни. «Здесь каждое его действие имеет интерес и биографический, и исторический...»1


 

После Крымской войны 1853–1856 годов Черноморский флот России пришлось создавать заново. Лишь в 1871 году усилиями русской дипломатии удалось добиться отмены унизительных условий мирного договора 1856 года, по которому России запрещалось иметь на Черном море военный флот и морские базы. У Турции в то время имелось 22 броненосных и 82 неброненосных корабля, в составе же Черноморского флота не было даже положенных по Парижскому договору 6 судов водоизмещением по 800 тонн. За ним числилось лишь два броненосца береговой охраны, четыре корвета и несколько военных шхун.

Между тем к середине 70-х годов XIX столетия на южных границах России стали сгущаться грозовые тучи. На Балканах разворачивались грандиозные политические и военные события. Сначала в Боснии и Герцеговине, а затем в Болгарии вспыхивали восстания славянских народов. К освободительной борьбе с турецким владычеством присоединились и Сербия с Черногорией. В России горячо поддержали борьбу южных славян со своими поработителями. Повсюду организовывался сбор денег на нужды восставших, в храмах заказывались и служились молебны, закупались снаряжение и медикаменты. Тысячи добровольцев из России отправились сражаться на Балканы за освобождение братьев по крови и вере.

Между тем политическая обстановка все больше накалялась. Дело явно шло к войне, и главные морские события должны были развернуться на Черном море и Дунае. Однако положение России в Черном море, как уже отмечалось, было далеко не блестящим. Главные силы российского флота были сосредоточены на Балтике. В акватории Черного моря военных кораблей катастрофически не хватало. Степан Осипович Макаров записывает в своем дневнике: «Наши берега оставались беззащитными, Черное море — в полном владении неприятеля. Тихоходные деревянные корветы и железные шкунки, из которых состоял Черноморский флот, были непригодны для какого-либо серьезного дела»2.

Черноморский флот — впрочем, как и весь российский флот — остро нуждался в преобразованиях. Главной слабостью русского флота являлась его техническая отсталость. Необходимы были радикальные перемены. В подобной ситуации Морское ведомство России стало разрабатывать планы укрепления и модернизации Черноморского флота, подготовки его к решению предстоящих задач, а также созданию морской обороны Черноморского побережья. Флоту требовались новые корабли, необходимы были реконструкция и создание судостроительных заводов и т.п. Нужны были новые идеи и люди.

Среди множества предложений по модернизации Черноморского флота выдвинулись два проекта: один из них — капитана 1-го ранга Николая Михайловича Баранова, потомственного морского офицера, участника Крымской войны. Проект Баранова заключался в том, чтобы приспособить для военных целей пассажирские пароходы Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ). «Опыт использования Англией и Францией во время Крымской войны частных транспортных судов для военных нужд подсказал... возможность обойти ограничения Парижского договора»3. Сам Николай Михайлович проработал в РОПиТ некоторое время и хорошо представлял, каким образом можно решить подобную задачу. Требовалось переоборудовать и укрепить суда и поставить на них сильные орудия для действия преимущественно навесным огнем.

Другой проект был предложен молодым лейтенантом Макаровым. Двадцатисемилетний лейтенант Степан Макаров к середине семидесятых годов уже имел достаточно солидный послужной список. Будучи еще курсантом Николаевского морского училища, он плавал к берегам Америки в составе эскадры Тихоокеанского флота. После окончания Морского корпуса в Санкт-Петербурге он служил на различных кораблях Балтийского флота. Он написал несколько обстоятельных статей по вопросам девиации и непотопляемости кораблей, он изобрел специальный пластырь для заделывания пробоин в корабле (который впоследствии стали называть «пластырь Макарова») и т.д.

Проект, предложенный Макаровым, касался новых приемов боевой тактики. Макаров считал, что в военном деле следует полагаться прежде всего на опыт — отечественный и иностранный, — из которого и вытекает тактика боя. Чтобы противостоять противнику, рассуждал он, необходимо использовать тактику наступления. Внезапная атака — вот основное преимущество в бою. Но как незаметно сделать это? Он приходит к важному выводу: в качестве основного орудия в морском бою надо применять мины. Нужно снабдить быстроходный пароход паровыми катерами с минным вооружением и приспособить их к подъему на боканцах. По его мнению, в будущих наших войнах минам суждено будет играть важную роль.

Макаров пишет главному командиру Черноморского флота и портов Черного моря генерал-адъютанту Николаю Андреевичу Аркасу обстоятельную записку, в которой излагает свой проект минной вылазки. Как всегда, четко и по пунктам Степан Осипович подробно пишет в ней о целях подобного мероприятия и средствах, которые требуются для этого (пароход и несколько паровых катеров). Далее он особо останавливается на соблюдении секретности подобной операции, ибо «успех вылазки зависит много от внезапности ее для неприятеля... Пароход должен узнать о настоящем назначении только по выходе в море»4. После этого он подробно освещает выполнение действий: как подойти к неприятельскому флоту, как спустить минный катер, чем он должен быть снабжен и т.п. — и в заключение пишет, что «вся операция должна закончиться до начала рассвета»5.

Ознакомившись с запиской, Аркас передает ее вышестоящему начальству — Его Императорскому Высочеству, генерал-адмиралу, великому князю Константину Николаевичу. А чуть позднее с проектом знакомится и главный инспектор минного дела на флоте контр-адмирал Константин Павлович Пилкин, который сообщает о проекте в Морское министерство. Он пишет министру: «Лейтенантом Макаровым предложен способ, до сего времени у нас не употребляющийся, подводить паровыми шлюпками мины под стоящие на якоре суда. Я испытал его и признаю лучшим из существующих, простым и не требующим особых приспособлений»6.

После нескольких недель всегдашних проволочек проект был одобрен, и 13 декабря 1876 года Макаров назначается командиром парохода РОПиТ «Великий князь Константин». «Верите ли, за всю мою жизнь не проявил я столько смирения, как за эти два месяца (пока проект был одобрен и приступлено к его осуществлению). Иной раз не только язык — руки так и чесались! Утешался мыслью, что до конца претерпевый, той спасен будет...»7 — вспоминал Макаров впоследствии.

Итак, Степан Осипович Макаров с группой офицеров прибыл в Севастополь, где стал дожидаться прибытия «ВКК», как кратко называли они пароход «Великий князь Константин». С его прибытием команде и командиру парохода предстояла огромная работа — превратить пассажирский пароход в грозный военный корабль. Кроме «Константина», превращению и перевооружению подверглись и другие пароходы, зафрахтованные у Русского общества пароходства и торговли на Черном море: «Владимир», «Веста», «Аргонавт», «Россия» и «Опыт».

Вступив в командование «Константином», Степан Осипович энергично принялся за дело. Здесь проявились все творческие способности Макарова. Через две недели он докладывает Аркасу о проделанной работе, скрупулезно перечисляя все по порядку. Вот, например, некоторые пункты этого донесения: «...погрузили пароход и подняли на эллинг; погрузили канаты, якоря; приняли четыре катера... заготовили и окончательно опробовали 12 мин Трумберга...» и проч.8

Одной из главных задач тактической подготовки Макаров считал воспитание личного состава флота. В продолжение всего подготовительного времени Степан Осипович дважды в неделю собирал в своей каюте команду и проводил лекции, на которых старший минный офицер парохода лейтенант Измаил Зацаренный объяснял команде устройство мин, батареи, запала и проч. Беседы эти, начинаясь в шесть вечера, заканчивались нередко далеко за полночь.

Не забывал Степан Осипович (и строго придерживался порядка) и о выходах «Константина» в море для различных упражнений и маневров. Команда практиковалась в подведении мин, поднятии катеров (ибо никогда еще катера не поднимались с котлами и машинами) и т.д. Даже сильные морозы — до 10 градусов — не могли помешать учениям. А в марте — в рамках учений — «Константин» отправился в Одессу, затем в Николаев и 13 марта вернулся в Севастополь, который, по словам командира «Константина», был наилучшим местом для опытов подобного рода.

В письме к Аркасу Макаров пишет: «Я чрезвычайно рад, что ваше превосходительство избрали Севастополь местом для приготовления “Константина”. Ни один порт не благоприятствует до такой степени производству опытов, как Севастополь, где все средства под рукой и где внимание и помощь Ивана Григорьевича Попандопуло делают всякое дело легким»9.

Наконец в начале апреля 1877 года «Великий князь Константин» был полностью готов к выполнению боевых заданий. А 12 апреля 1877 года была официально объявлена война с Турцией. В своем дневнике о начале военных действий Степан Осипович записывает: «...в 7 час. вечера узнал от И.Г. Рогули, что война объявлена. <...> В восемь с половиной часов вечера, вернувшись на пароход, пригласил к себе офицеров выпить бокал шампанского. В 9 часов вернулась с берега команда, ездившая гулять...

Вызвал всех наверх, поздравил с войной, сказал, что... “Война объявлена. Мы идем топить турок. Знайте и помните, что наш пароход есть самый сильный миноносец в мире и что одной нашей мины совершенно достаточно, чтобы утопить самый сильный броненосец. Клянусь честью, что я не задумаюсь вступить в бой с целой турецкой эскадрой и что мы дешево не продадим нашу жизнь...”»10.

В течение апреля «Константин» стоял на якоре в севастопольской бухте, и на нем производились повседневные учения и упражнения по минной части на якоре и под парами. Все это время команда была готова сняться с якоря и вступить в бой. Наконец в конце апреля 1877 года «Великий князь Константин» вышел из Севастополя в море и направился в Поти. Сначала он шел вдоль крымских берегов, но затем удалился в море. Подойдя к Поти и увидев, что рейд пуст, «Константин» отправился по направлению к Батуми.

Обнаружив сторожевой корабль противника, Макаров распорядился спустить все четыре катера, находящиеся на борту «Константина». На каждом катере находилось по одному машинисту, кочегару, старшине и минеру. Поздно вечером катера пошли в атаку. На одном из них — «Минере» — находился сам Макаров. Катер под его началом пошел впереди, указывая путь. Чтобы не обнаруживать количество катеров, Макаров приказал лейтенанту Зацаренному на катере «Чесна» атаковать пароход.

«Чесне» удалось подойти вплотную к кораблю, подвести мину, но... она не взорвалась. Через несколько минут с парохода открыли огонь, а затем он дал задний ход и погнался за катером, однако вскоре корабль противника скрылся в темноте. «Константин» еще некоторое время сигналил катерам, чтобы собрать их. Не дождавшись ответов, он отправился в Поти, где должны были — по предварительной договоренности — находиться катера в случае, если они разминутся с кораблем, — а затем в Севастополь.

Первый рейд произвел переполох у противника, однако не достиг цели. Но он наглядно продемонстрировал, что тактика внезапного ночного нападения эффективна и что команда может успешно действовать в подобных боевых условиях. А на следующий день Степан Осипович получил телеграмму из Одессы от начальника морской обороны контр-адмирала Чихачева, в которой тот поздравлял Макарова с успешными действиями против турецких судов: «Позвольте искреннейше поздравить молодецким началом кампании, которым мы все как сослуживцы должны гордиться... Крепко жму вашу руку. Чихачев»11.

Через три недели по предписанию Чихачева «Константин» вновь выходит в море. Теперь он отправляется к Сулину для нападения на турецкий корабль. На сулинском рейде, у болгарских берегов, два русских катера атаковали вражеские корабли и подорвали огромный броненосец «Иджлалие». Дерзкая выходка Макарова закончилась полным успехом. Боевая активность турецкого военного флота резко упала.

А вот другой военный эпизод. 4 августа 1877 года Степан Макаров получает экстренную телеграмму от Аркаса, в которой говорилось, что колонна полковника Бориса Мартыновича Шелковникова, продвигающаяся в Гагринском ущелье, просит помощи. Задача, поставленная Макарову, состояла в том, чтобы отвлечь турецкий броненосец от берега, где продвигалась колонна. «Константин» сразу же вышел в море, несмотря на то что он был значительно менее маневренным и мощным, чем корабль неприятеля.

Спустя двое суток «Константин» сталкивается с военным турецким кораблем. Лейтенант Макаров повел свой корабль в открытое море, выступая в качестве приманки и уводя турок в море. Впоследствии Макаров записал в своем дневнике о погоне и бесстрашных действиях «Константина». Корабль то быстро набирал скорость, то замедлял ход, но не давал приблизиться противнику. В результате подобного маневра колонна Шелковникова была спасена.

Вернувшись в Севастополь, Макаров получает новое предписание — направиться в Сухум, где незадолго перед этим высадился вражеский десант. Ночная атака прошла успешно: катера «Минер» и «Наварин» взорвали мины в непосредственной близости от турецкого броненосца «Ассари Шевкет». В январе 1878 года в результате торпедной атаки был потоплен турецкий сторожевой военный пароход «Интибах».

В продолжение всей войны Степан Макаров смело шел в бой, совершая один за другим рейды в расположение неприятельского флота. Он любил повторять: «Если вы встретите слабейшее судно — нападайте; если равное себе — нападайте, и если сильнее себя — тоже нападайте!» Степан Макаров, как и многие его современники, блестящие морские офицеры Владимир Рождественский, Николай Скрыдлов и др., проявлял чудеса храбрости. За свои военные подвиги в этой войне Степан Осипович Макаров получил золотое оружие «За храбрость», ордена Св. Владимира и Св. Георгия. 9 января 1878 года Макаров произведен в капитана 2-го ранга.

Степан Осипович Макаров всегда ставил перед собой трудные и дерзновенные задачи, к выполнению которых готовился тщательно и неторопливо, выверяя и проверяя последовательно их достижение. Это была одна из основных черт его характера. Но, пожалуй, главной чертой и заслугой Степана Осиповича Макарова явилось его бережное отношение к своей команде. Как вспоминал он позднее: «...в течение прошлой войны я не потерял ни одного человека, и это все не пустая случайность. Тактика моя всегда заключалась в том, чтобы наносить неприятелю всевозможный вред без всяких последствий для себя»12.

В январе 1878 года с Турцией было заключено перемирие. Война закончилась. Черное море было очищено от неприятельского флота. Сан-Стефанский мирный договор между Россией и Турцией, завершивший русско-турецкую войну 1877–1878 годов, был подписан 19 февраля (3 марта) в Сан-Стефано (близ Константинополя). От имени России его готовили и подписывали бывший посол в Константинополе граф Николай Павлович Игнатьев и будущий посол Александр Иванович Нелидов, с турецкой стороны — министр иностранных дел Турции Сафвет-паша и посол Турции в Берлине Саадуллах-паша.

Мирный договор провозглашал полную независимость Сербии, Черногории и Румынии. Границы этих княжеств значительно расширялись. Босния и Герцеговина получили автономию, Болгария превращалась в самостоятельное автономное княжество. К России отходили часть Бессарабии, Ардаган, Карс, Батум и Баязет. Из-под владычества Турции были вырваны Аджария (с Батумом) и крупные районы Армении (Карс, Баязет и др.)13.

А что же Степан Осипович? После войны Макарову предстояло отправиться в кругосветное путешествие, длившееся без малого три года. Он создаст ледокол «Витязь», на котором будет покорять Северный морской путь. Он станет главным командиром в столице русского флота Кронштадте. Он доживет до еще одной, Русско-японской войны (1904–1905 годов), написав незадолго до ее начала пророческие слова: «Падение Порт-Артура будет страшным ударом для нашего положения на Дальнем Востоке. Чтобы этого не случилось, Порт-Артур должен быть неприступным».

Сбудется и еще одно пророчество Макарова: «Меня пошлют туда (в Порт-Артур. — Н.П.), когда дела наши станут совсем плохи, а наше положение там незавидное». И действительно, после первых неудачных дней войны вице-адмирала Степана Осиповича Макарова назначат командующим Тихоокеанским флотом. А 31 марта (13 апреля) 1904 года командующий Тихоокеанским флотом адмирал Степан Осипович Макаров геройски погибнет в водах Желтого моря на своем флагманском броненосце «Петропавловск». Его гибель станет трагедией для русского флота.

Макаров нашел себе могилу в море, которое считал своим настоящим домом. «В море — значит дома», — любил повторять он. Страшная катастрофа поразила всех в Порт-Артуре. С гибелью адмирала русский флот потерял не только блестящего главнокомандующего. С ним ушла удача. Через девять месяцев Порт-Артур был сдан. Тихоокеанская эскадра перестала существовать. А еще через некоторое время русско-японская война закончилась. Россия ее проиграла. По Портсмутскому мирному договору 1905 года Россия передала Японии права на управление территорией Ляодунского полуострова. Русско-японская война стала первым крупным вооруженным конфликтом двадцатого столетия.

Прошло почти десять лет после трагической гибели Степана Осиповича Макарова. В Кронштадте, на Якорной площади перед Морским собором, ему был воздвигнут памятник. Деньги на памятник жертвовали все экипажи и команды русского флота. И сегодня, гуляя по Кронштадту, мы можем увидеть отлитую в бронзу величавую фигуру адмирала Макарова, а на бронзовом постаменте высеченные его слова: «Помни войну!»


 

Примечания

1Барон Ф.Ф. Врангель. Вице-адмирал С.О. Макаров: Биографический очерк: В 2 ч. СПб.: Изд. главы Морского штаба, 1911. Ч. 1. С. 66.

2 Там же. С. 67.

3Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. М.: Наука, 1972. С. 128.

4Макаров С.О. Документы: В 2 т. М.: Воениздат, 1953. Т. 1. С. 127.

5 Там же. С. 131.

6 Там же. С. 133.

7Барон Ф.Ф. Врангель. Указ. соч. С. 66.

8Макаров С.О. Указ. соч. С. 139.

9 Там же. С. 154.

10 Там же. С. 156.

11 Там же. С. 163–164.

12 Там же. С. 249.

13 Сборник договоров России с другими государствами. 1856–1917. М.: Госполитиздат, 1952. С. 152–175. (Цит. по: Виноградов В.Н. Балканская эпопея князя А.М. Горчакова. М.: Наука, 2005. С. 241.)







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0