Центральный парк культуры и отдыха

Главы из неопубликованной книги «Москва ХХ века»

В 1923 году на берегу Москвы-реки, между Крымским мостом и Нескучным садом, где раньше находились мусорные свалки, был построен выставочный городок.

Из репортажа Зинаиды Рихтер:

«Начало 1923 года. Быстро мчащийся мотор в вихре кружащихся снежинок мимо зубчатых стен Китай-города, знакомых улиц, старинных церквей и громад домов несет нас к территории будущей Всероссийской сельскохозяйственной выставки. Пока там еще безлюдный голый пустырь, но на нем уже цветет творимая легенда. Не смущаясь хором скептических возражений “спецов”, будто бы нам “еще нечего выставлять”, а также техническими и материальными затруднениями, Выставочный комитет взял на себя смелую и гордую задачу — заключить при помощи Всероссийской сельскохозяйственной выставки союз российского земледелия с западной промышленностью. На предполагаемой выставке будет представлена наша многообразная страна с ее широкими возможностями и неиспользованными богатствами: культура, национальности, быт, жилища, костюмы, песни, танцы и прочее. Будет показано современное крестьянское хозяйство, опыт совхозов, сельскохозяйственных кооперативов, коммун и т.д. Иностранный отдел выставки познакомит с новейшими приемами сельского хозяйства в Европе и Америке. Крестьяне увидят на выставке образцовые, гигиенические, огнеупорные жилища и службы из тех же нехитрых материалов, которые у нас под рукой, состязание тракторов, электроплуги и многое другое. Эти широкие замыслы существуют пока что на бумаге, в чертежах и рисунках в портфелях членов Выставочного комитета, архитекторов, художников и ученых-сельскохозяйственников. Но скоро они примут живые реальные формы.

Оставив мотор у Крымского моста, мы идем осматривать пустырь — место мусорных городских свалок на берегу Москвы-реки, выбранное и расчищенное под выставку. Задний план — естественные декорации будущей выставки — поразительно живописен. Лучшего по заказу не придумать ни одному художнику. Старая екатерининская крепостническая барская Москва. На горизонте справа — зимняя панорама лесистых Воробьевых гор, дворец екатерининского фаворита Мамонова, Андреевский монастырь эпохи царя Алексея, основанный просвещенным боярином Ф.Ртищевым, Нескучный сад с Александровским дворцом, чудесными аллеями и прудом — бывшая усадьба другого любимца Екатерины, графа Алексея Орлова, любимое место летних прогулок москвичей. Затем идут низкие, классические, окрашенные в палевое здания Голицынской и городской больниц, Горный институт и на самом берегу, у воды, редкой красоты, поэтические в лунную ночь беседки и павильончики. Левее же Крымского моста, как бы в противовес барской Москве, символический лес фабричных труб красного рабочего Замоскворечья. Разве не символ и то, что грандиозная советская Сельскохозяйственная выставка будет на месте старого пустыря, как бы олицетворяющего темную первобытную Россию, которая, став свободной, должна покрыться золотыми нивами, удобными красивыми жилищами, веселыми селами и городами, великолепными садами?..

Но прежде чем создать новое, приходится разрушать старое. У Крымского моста, ближе к Москве-реке, — два полуразрушенных, с голыми стенами дома, выстроенных когда-то купцом-спекулянтом специально на продажу, и заброшенный судостроительный завод “Бромлей” с зияющими дырами окон. Судоходство на обмелевшей Москве-реке потерпело неудачу, и эти здания сейчас сносятся как негодные, загромождающие место и закрывающие вид. Несколько десятков безработных чернорабочих из биржи труда по подряду разбирают дома. Добрая половина пустыря уже очищена от мусора. Плоскогорье еще не снятого мусора обрывов возвышается над болотистым топким грунтом. Под этой стеной, состоящей из обрывков тряпья, рваной обуви, очистков и остатков пищи и прочих отбросов, работают десятки лопат. Туда и назад движутся длинным цугом в две головы подводы, пустые и нагруженные мусором. Почва изрыта глубокими траншеями и осушительными окопами. От Канатчиковой дачи, мимо Голицынской больницы к пустырю, прорвав кирпичную стену и заборы, пролегла подъездная железнодорожная ветка. Вдоль рельс лежат поваленные и выкорчеванные деревья-гиганты, которые пришлось убрать с пути. Звенят о камни лопаты, визжат вагонетки, звонко в морозном воздухе перекликаются и перебраниваются рабочие и погонщики лошадей. Вдали что-то измеряют топографы и десятники, за ними по земле волочится лента рулетки. Картина окопных и земных работ в районе военных действий. Да это и есть фронт, подготовка к генеральному сражению, которое Советская Россия готовится дать “культурному Западу”.

“Выставка займет все это громадное пространство, которое перед нами, — говорит сопровождающий меня заведующий выставкой, широким жестом охватывая Воробьевы горы, Нескучный сад и пустырь. — На Воробьевых горах, на берегу Москвы-реки будет под открытым небом громадный театр, в центре выставки предполагается поставить величественную фигуру молодого крестьянина, согнувшегося под бременем золотого снопа, гигантские тракторы и электроплуг на подставке. Сельскохозяйственные районы России будут представлены самостоятельно. По ту сторону Крымского шоссе будет иностранный отдел, здесь — отдел технической помощи, ближе к Москве-реке — образцовый городок. Всюду — павильоны, цветники...”

Через несколько месяцев упорной и лихорадочно спешной работы, в торжественный день открытия выставки, когда зазвучат музыка, национальные песни, иностранная речь и соберется вся сельскохозяйственная Россия, трудно будет догадаться, что грандиозная первая Крестьянская выставка создана на месте заброшенного пустыря, свалочной ямы, и что осуществилась она крылатым дерзновением в такое тяжелое для нас время».

19 августа 1923 года состоялось торжественное открытие 1-й Всероссийской сельскохозяйственной и промышленно-кустарной выставки (генеральный проект застройки И.В. Жолтовского, главный архитектор А.В. Щусев). Она принимала посетителей каждый день с 8 часов утра до 12 часов ночи.

Писатель Михаил Булгаков в очерке «Золотистый город» писал о выставке: «Из глубины — медный марш. У входа, в синей форме, в синем мягком шлеме, дежурный пожарный... Трехсветный, трехэтажный павильон весь залит пятнами цветных экспонатов по золотому деревянному фону, а в окнах синеющая и стальная гладь Москвы-реки. “Sibcustprom” — изделия из мамонтовой кости. Маленький бюст Троцкого, резные фигурные шахматы, сотни вещиц и безделушек. Горностаевым мехом по овчине белые буквы “Н.К.В.Т.” и щиты, и на щитах меха. Черно-бурые лисицы, черный редкий волк, песцы разные — недопесок, синяк, гагара. Соболя прибайкальские, якутские, нарынские, росомахи темные. Бледный кисейный вечерний свет в окне и спальня красного дерева. Столовая. И всюду Троцкий, Троцкий, Троцкий. Черный бронзовый, белый гипсовый, костяной, всякий».

Н.И. Калабухов вспоминал: «От берега, на территории выставки, каждые полчаса взлетал дюралюминиевый гидросамолет, катавший желающих над Москвой за червонец, как тогда называли выпущенные Госбанком банкноты в 10 рублей — первую твердую валюту Советской страны».

Москвич Никита Окунев записывает: «В октябре [1923 года] я три воскресенья подряд ездил на Всероссийскую сельскохозяйственную выставку, закрывшуюся 21 октября нового стиля. Выставка раскинулась у Крымского моста, на пустырях и болотах 1-й и 2-й городских больниц, Голицынской больницы, Мещанских (бывших) училищ, и граничила с берегом Москвы-реки и с Нескучным садом. Территория громадная, и, чтобы бегло обойти ее, с безостановочным прохождением по всем павильонам, мне понадобилось целых три дня, или до 20 часов времени... Первое впечатление — шепчешь про кого-то: “Черт возьми, и когда они успели нагородить все это?” Действительно, тут, конечно, много воровали, но работали на совесть. Немало грандиозных и красивых или оригинальных построек. Молодежь в восторге; она, насмотревшись на пятилетний разлом Москвы и других весей России и не помня бывших выставок, думает, что раньше этого никто и не видывал. И, разевая рот от быстроты машинного приготовления тут же, на выставке, папиросы или от размеров яблока, равного голове годовалого ребенка, будет думать, что, должно быть, правду говорят товарищи, что только советское хозяйство может производить такие чудеса. Но нас, стариков, этим не проведешь...

Были, например, на выставке поражающих размеров дубовые или сосновые кряжи. Но как их ставить в заслугу советской деятельности, когда жития этим деревьям было свыше 200 лет...

Нас гораздо более интересовали экспонаты, сделанные в революционные годы. И тут мы чаще всего находили “передергивания”. Вот, например, чугунные статуэтки уральских горных заводов. Громадный успех, плакаты гласят: “Сделано в 1922 году”. Смотрю: все эти тройки, собаки, венеры, борцы, олени знакомы мне не менее сорока лет. Однако тогда на их пьедесталах не было никаких надписей. А теперь под фигурами двух схватившихся гладиаторов мы видим рельефные литые слова: “За коммунизм”. Какие же могут быть сомнения у “доброго русского народа”, что эти фигуры на Урале в царские времена не могли производиться. Есть великолепные модели фабрик, мельниц, элеваторов, пароходов. Названия их: “Имени Ленина”, “Имени Карла Маркса” или “Чичерин”. Но посмотришь повнимательнее и увидишь, где-нибудь сбоку помечено самим автором: “Исполнил инженер Замурлыцкий в 1909 году”.

И много-много чудесного, интересного и поучительного на выставке, но все это мы видели на бывших всероссийских выставках или в музеях, а то так и на старой Нижегородской Макарьевской ярмарке. Что же касается мехов, кож, кружев, парчи и других богатых вещей, то мы еще не забыли оконные выставки Кузнецкого моста времен прошлого десятилетия.

Но каждая выставка должна иметь какой-нибудь “гвоздь”. И тут он тоже есть. Это громадный портрет Ленина, сделанный из разноцветных садовых растений. Произведение действительно художественное и делающее честь какому-то итальянцу, чье имя значится внизу портрета (если не ошибаюсь, Бенжамини). Лично я полюбовался портретами Никулина, графическими воспроизведениями некоторых рисунков Кустодиева, громадными деревянными статуями Коненкова и искусством иконописцев из Палеха (так называемых владимирских богомазов), которые, когда их товар не в спросе, стали на деревянных изделиях кустарного набора (на шкатулках, блюдах, столиках и т.п.) изображать иллюстрации к сказкам или песням. Таким образом, бывшая мученица великолепно сходит за красную девицу, пленившую целителя Пантелеймона, а ныне — лихача Кудрявича».

Писатель Михаил Пришвин, посетивший выставку 9 сентября, записывает: «Загадочные впечатления были в болотном отделе мелиорации. При входе известное стихотворение Гёте из “Фауста”, в котором прославляется дело осушения болот, дальше следует демонстрация губительных свойств болот, затем способы осушения и, наконец, результат осушения: здоровая, покрытая злаками равнина. А вот я заметил наверху, над всем этим, строку из стихотворения Блока, которой прославляется мощь болот».

В воскресенье 21 октября 1923 года закрылась 1-я Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка. Под звуки «Интернационала» на главных воротах был спущен флаг Советского Союза.

На территории бывшей сельскохозяйственной выставки, за Крымским мостом, 24 сентября 1925 года открылась 1-я Всесоюзная автомобильная выставка. Кроме заграничных автомашин, на ней были представлены грузовики, сделанные на АМО. Были выставлены также советские велосипеды «Дукс». Выставка работала до 18 октября.

На месте сельскохозяйственной выставки 1923 года в день открытия 1-й Всесоюзной спартакиады, 12 августа 1928 года, открылся Парк культуры и отдыха, позже получивший название Центральный парк культуры и отдыха (с 1932 года — ЦПКиО имени М.Горького). На 200 гектарах территории парка разместились театры, цирк, кинозал, аттракционы, городок науки и техники, детский городок, физкультурные площадки...

Ю.А. Федосюк вспоминал: «В отличие от соседнего старого Нескучного сада, новорожденный сад был беден зеленью; конечно, его украшали газоны и клумбы, но деревья-саженцы были еще низкорослы и тени не давали. Над ними возвышались стройные электрические фонари, на одной из аллей фонарные столбы имитировали форму ландышей. Против главного входа, у фонтана, установили большую скульптуру Шадра “Девушка с веслом”. Обтянутая купальным костюмом, издалека кажущаяся нагой, женская фигура вызывала недовольство тогдашних пуритан и даже протесты в прессе. Вот какие тогда были строгие нравы!»

В Парке культуры и отдыха в воскресный день 30 сентября 1928 года прошел праздник для призывников 1906 года рождения, отправляющихся в ближайшие дни служить в Красную армию. После митинга в Нескучном саду командой морских допризывников и членами кружков военно-морской практики были проведены шлюпочные маневры.

В воскресный день 9 июня 1929 года открылся летний сезон в Центральном парке культуры и отдыха на Крымском валу. В этот же день в павильоне «Шестигранник» парка открылась выставка картин и скульптуры Общества московских художников (ОМХ).

О предполагаемых методах по борьбе с хулиганами, которые наводняют парк, особенно танцплощадки, газета «Вечерняя Москва» сообщала: «Пойманных хулиганов будут судить тут же, на месте преступления. Показательные суды, несомненно, сделают свое дело и охладят пыл хулиганов. Пойманных хулиганов будут фотографировать, и портреты их составят примечательную галерею».

Обычный летний день в парке в конце июня 1929 года... Гулянье — слет отрядов «легкой кавалерии» Москвы, посвященный чистке госаппарата. На площади «Смычка» перед тридцатитысячной аудиторией член президиума ЦКК Я.Х. Петерс сделал доклад о значении чистки соваппарата. «Кавалеристы» Наркомтруда, Мосгубкомсоцстраха и Дворца труда поделились опытом своей работы — борьбой с бюрократизмом, волокитой, кумовством и т.д. После митинга состоялся большой концерт. Также была продемонстрирована инсценировка — бой «легкой кавалерии» с бюрократами. И подобная партийная работа велась каждый день.

В Парке культуры и отдыха с 15 июня по 11 июля 1930 года проходила 1-я Всесоюзная олимпиада театров и искусств народов СССР, в которой приняли участие 18 национальных театров, 10 киноорганизаций и 10 этнографических ансамблей. Первое место присудили Театру имени Руставели за спектакли «Разлом», «Анзор» и «Ламара» (режиссер Сандро Ахметели).

В Парке культуры и отдыха 11 июля 1930 года состоялась массовая инсценировка в честь XVI съезда ВКП(б). Ее описала директор парка Бетти Глан: «Река сверкает в лучах прожекторов. На берегах — десятки тысяч людей. На воде идет жестокий бой империалистов с революционными пролетариями, с Красной армией. Огромная баржа декорирована под дредноут. На ней — большая белая фигура папы римского. Сотни лодок с представителями угнетенных колониальных народов (индусами, китайцами, неграми) устремляются в атаку. Десятки пловцов с “советского” берега помогают им низвергнуть папу. На противоположном берегу, озаренная серебристым светом прожекторов, несется красная конница. Залп — и огромная фигура под гром аплодисментов с берега ползет вниз. В знак победного торжества на противоположном берегу вдруг зажигаются огни. Огромная плотина с гордой надписью “Днепрострой” льет изумительные фейерверки брызг, искристые сияющие водопады. Не успевают погаснуть они, как в темноте вспыхивает следующая гордая надпись: “Тракторострой”. Из ворот “огненного” завода выезжают тракторы советского производства. Пламенный поезд с надписью “Турксиб” заканчивает этот необычный рапорт десяткам тысяч пролетариев о грандиозном социалистическом строительстве».

Газета «Вечерняя Москва» 19 марта 1931 года сообщала: «Пройдет 15 лет. Парк культуры и отдыха, занимающий сейчас территорию в 120 гектаров, значительно расширит свои границы. Воробьевы горы, Нескучный сад, частично Хамовники и Лужники будут принадлежать парку. Его площадь — 600 гектаров... В парке — стадион на 100 тысяч человек. В отличие от буржуазных аттракционов — “Лунапарков” и прочее, — здесь они насыщены политическим и производственным содержанием. Большое внимание уделяется питанию посетителей — 50 огромных столовых, около 300 киосков с различными закусками и 200 кафе разбросаны по всей территории... Если вам нужно срочно попасть из одного пункта парка в другой, для этого существует движущийся тротуар, подвесная железная дорога и другие способы передвижения».

Газета «Вечерняя Москва» 18 января 1932 года сообщала: «День обороны красной столицы проводит сегодня Центральный парк культуры и отдыха. На катках организуется катание в противогазах».

Центральному парку культуры и отдыха 25 сентября 1932 года присвоено имя Горького.

Впервые в СССР на катках Центрального парка культуры и отдыха имени Горького (ЦПКиО имени Горького) в феврале 1933 года организовали новые виды зимнего спорта — волейбол на коньках и прыжки на коньках в длину и высоту.

В ЦПКиО имени Горького 12 августа 1933 года открылись пятьдесят пунктов проверки знаний по истории партии. На эту массовку, посвященную 30-летию II съезда партии, собрали 150 тысяч рабочих Москвы. Старые большевики делились своими воспоминаниями и провели с молодыми рабочими беседы по истории Коммунистической партии.

В ЦПКиО имени Горького 6 августа 1934 года открылся большой звуковой кинотеатр.

18 августа 1934 года — День авиации. В ЦПКиО начал работать новый авиационный аттракцион «Летающие люди». Пассажир прикреплялся к сиденью, оборудованному в конце длинной штанги. На другом конце штанги — груз. При небольшом толчке пассажир перебрасывал штангу, совершая полет в 17 метров, и возвращался в исходное положение.

В воскресный день 26 августа в ЦПКиО состоялся праздник в честь I Всесоюзного съезда советских писателей, открывшегося 17 августа. Директор и художественный руководитель ЦПКиО Б.Н. Глан вспоминала: «Праздник начался от самого входа в парк. По обеим сторонам полуторакилометровой аллеи, ведущей к Зеленому театру, писателей встречали делегации заводов, вузов, школ, представители различных читательских групп. Блестящая плеяда режиссеров и актеров московских театров — Качалов, Москвин, Книппер-Чехова, Пашенная, Таиров и другие не менее знаменитые театральные деятели — тут же, на аллее, встречали “своих” драматургов. Напористая молодежь осаждала писателей, выпрашивая автограф, делегаты съезда охотно подписывали протянутые им листки, пожимая сотни дружеских рук. Но подлинной кульминацией дня стала встреча писателей с читателями в Зеленом театре, на которую собралось около 20 тысяч человек (а всего на праздник пришло свыше 100 тысяч). Встреча началась пламенными стихами Гёте “О бессмертной любви к свободе”, звучавшими на фоне музыки бетховенского “Эгмонта”. На сцену выехали мотоциклисты с плакатами, демонстрировавшими огромный рост читателей и прочитанных книг в нашей стране. В плавном танце вышли девушки с большими гирляндами цветов и, спустившись в зрительный зал, “венчали” ими любимых писателей... “Не так ли античные музы венчали поэтов, победителей Олимпийских игр?” — взволнованно спрашивал своего соседа Михаила Кольцова увлеченный необычным зрелищем немецкий революционный писатель Иоганнес Бехер.

Горячо и ярко проявил свойственный ему энтузиазм трехтысячный актив парка — самодеятельные танцевальные и музыкальные коллективы, театр масок и др. Они не только выступали со специально подготовленными концертными программами, но и сумели вовлечь в активное действие самих зрителей. Участники хореографической студии под руководством А.В. Шатина показали балетный спектакль, исполнили тогда еще мало знакомые танцы народов СССР, а затем “подняли” на сцену делегатов съезда и танцевали вместе с ними, что произвело огромное впечатление и на самих писателей, и на всю массу зрителей».

В сентябре 1934 года в ЦПКиО открылся первый московский шахматно-шашечный клуб. В клубе регулярно проводились сеансы одновременной игры мастеров, лекции по теории и злободневным вопросам шахматно-шашечной жизни. Здесь же проводились квалификационные турниры. Клуб работал ежедневно с 5 часов дня до 12 часов ночи.

В ЦПКиО имени Горького 23 мая 1936 года открылся кинотеатр «Гигант» на 20 тысяч зрителей. На открытии состоялась премьера фильма Г.В. Александрова «Цирк».

Российское общество Красного Креста 25 июня 1936 года открыло в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького парикмахерскую самообслуживания.

В ЦПКиО имени Горького 17 и 18 июля 1938 года был проведен традиционный московский карнавал. В эту ночь в парк можно было войти только в карнавальном костюме или маске. Ровно в 12 часов ночи начался «час подарков». Посетители дарили друг другу какой-либо сувенир в память о карнавале. Открылись «Бюро знакомств», «Аллея препятствий», «Хоровая завалинка». Всю ночь работали рестораны, кафе, павильоны.

На катке ЦПКиО имени Горького 26 февраля 1941 года было разыграно первенство Москвы по танцам на коньках. В соревновании приняли участие более 50 танцевальных дуэтов.

Продолжение следует.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0