Перемена ветра

Карина Константиновна Сейдаметова родилась в Новокуйбышевске Самарской области. Окончила Литературный институт имени А.М. Горького.
Автор поэтических сборников «Позимник», «Соборный свет». Печаталась в журналах «Наш современник», «Москва», «Роман-журнал. XXI век», «Подъем», «Родная Кубань», «Волга. XXI век», «Дон», «День и Ночь», «Русское эхо», «Коломенский альманах», «Простор» и др.
Лауреат поэтической премии имени Юрия Кузнецова журнала «Наш современник».
Член Союза писателей России.
Живет в Москве.

Перемена ветра


* * *
Край наследный мой — мир соколиный,
Мой нежданно-негаданный рай.
Домик в листьях отцветшей малины,
Блик остатнего солнца вбирай!
Может, мнится мне, как барабанят
По залатанной кровле дожди
Иль меня окликает бабаня
Дробным сердцебиеньем в груди?..
Иль туман-атаман Стенька Разин
Снова губит княжну на реке?..
Край соколий, не чувствуешь разве,
То заря-кровяница в строке
Иль студеная Волга-водица
Все целует заплаканный клен?..
...Ночью что только нам не приснится!
Тихий мой новорожденный сон...
Новокуйбышев. Бабушка Анна.
Душный август... Прости-прощевай,
Край охранный мой, обетованный,
Вспоминай обо мне, вспоминай!..


* * *
Качели, замершие в воздухе,
Что это — выдох или вдох?
Для передышки или роздыха —
Переворот, переполох...
Минувшее сомкнулось с будущим,
Ни слез не ведая, ни зла,
И Родина, примерив рубище,
Стальною розой проросла.
И — строились идеи-крепости,
Искали перемен ветра,
Отринув незавидной крепости,
Обломки прежнего «вчера».
И все-таки кто мог раскачивать
Летящие из века в век
Качели Родины растраченной,
Что это был за человек?!
Мы сами породили новое,
В железно-страшный век летя,
Войны разгневанно-пунцовое
Жестокосердное дитя...


* * *
Чем грустнее родная сторонушка,
Тем к ней бережней наша любовь...
А пойдем закликать жаворонушек —
Явь столетий, крылатую новь.
Мы веснянку поем, но весна еще
Не спешит на сторонку мою.
Лишь одни воробьишки всезнающе
Хороводятся в здешнем краю.
Погоди, скорым-скоро в проталинках
Расшалится марток-зимобор,
А пока все бока о завалинку
Лютень, снежный котейко, обтер,
Через причеты и выкликания
Растолкнется весна у ворот
И заклички, заплачки, предания
Пропоет нам, споет нам, шепнет...


* * *
Разворошил пчелиное гнездо.
Случайно, но признайся, не наивно!..
Вдали от говорливых городов,
В лесу дичился рой пчелиный дивный.
Эх, думки бы твои обагровить
Восходом и обжечь пчелиным ядом.
Иль на губах медком любви горчить
От жгучих трав, растущих беспощадно.
Губительно вторженье чужака,
Пусть даже в своих умыслах не злого...
Ведь в сотах жизнь рождалась на века,
И стыла воском, и стекала словом.
Зачем чужой покой разворошил,
Встревожил, обездомил, обездолил?..
Мятежный рой пчелиный закружил,
По-своему карать нашельцев волен.
Кружит, все рушит на пути своем,
А мы вместо того, чтоб повиниться,
Тягучий мед любви с тобою пьем,
И нам его вовеки не напиться.


* * *

Е. Ш.

Этот день по-разному предстает
Предо мной: то яркой цветной колибри,
То дождем, лелеющим небосвод,
То асфальтом, что ветром досуха выбрит.
Не всегда под копирку расписан быт:
Ни угроза грозы и ни града жало,
Что вода дождевая в себе таит,
Нам ничьей победы не предвещало.
Этот день мы встречали поодаль, врозь.
Только дождь, показательно маршируя,
Шел вдали, шел касательно, шел насквозь,
Монотонно. Собранно. Не ревнуя...
На плацу из мирных времен и ссор
На булыжной промокшей дороге рядом
Дождь все время глядел на меня в упор,
Словно главнокомандующий парадом.
А меня уводила опять тоска,
И я шла проигрывать ночь в бильярдной,
Оставляя шансы штабным войскам
Отнимать победы у авангарда.


* * *
«Переплыть бы раздольну Волгу
По лихому теченью встречь!» —
Так дерзания юности колко
Будоражили кровь и речь.

Растревожена девья память
Ускользающей вспять реки.
Все, что было, сокрыли заводь
Да угрюмые рыбаки.

Было нас, окаянных, трое —
Ты да я и... река! Река,
Искупавшая нас собою,
Искупившая все лихое
И сбежавшая в облака...


К Сейдозеру

У Сейдозера даже солнце
Охолаживает лучи...
Русский Север — венец, не донце
Нашей жизни, узнал — молчи!

Пересверк ледяного блюдца
В прошлом, царствовал здесь ледник,
Соль землицы с водой сольются —
Так озерный исток возник.

Потому так угрюм здесь каждый
Среди вычурных холодин,
Здесь привыкли выслушивать дважды,
Отвечают — лишь раз один!

То-то взбалмошной и пропащей
Нескончаемая тайга
Все мне грезится чаще, чаще,
Ну а дальше — снега, снега...
 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    
Книжная лавка Перейти в каталог