Водопровод и канализация

Главы из неопубликованной книги «Москва ХХ века»
 

Москвичи до конца XVIII века брали воду из рек, прудов и колодцев. Первая городская система водоснабжения — это законченный постройкой к началу XIX века Мытищинский водопровод, который прослужил городу около полутора веков. В 1853 году заработали водопроводы у Бабьегорской плотины и Краснохолмского моста, откуда вода поступала в фонтаны-водозаборы (на Арбатской, Тверской, Калужской и Серпуховской площадях, перед домом Пашкова, на Зацепе, на Большой Полянке и Пятницкой улицах). Во второй половине XIX века были устроены водонапорные станции на Ходынском поле, Андреевской набережной и в Преображенском. Но все они были маломощными. Новая страница в снабжении водой горожан — это открытие в 1902 году мощной Рублевской водонапорной станции. С Мытищинского водопровода вода поступала в Крестовские водонапорные башни, с Рублевского — в Воробьевские резервуары, откуда самотеком шла по закольцованным чугунным трубам.

К 1917 году протяженность городских водопроводных сетей составила около 500 километров, ежесуточная подача воды — 170 тысяч кубических метров.

Газета «Вечерние известия Московского совета рабочих и красноармейских депутатов» 4 февраля 1919 года сообщала: «Ввиду того что большинство водовозов из-за голода разъехались по деревням, население городских окраин, большей частью лишенное водопровода, осталось без воды. Это обстоятельство в связи с эпидемией тифа создает крайне тяжелое положение».

В 1920 году из-за неисправности трубопроводов из поступавших в город 12 миллионов ведер воды до потребителей доходило чуть больше половины этого количества. В возвышенных частях города, составлявших четверть его территории, целые районы оставались без воды.

Но разруха не могла продолжаться вечно. В начале 20-х годов ХХ столетия была проведена электрификация Рублевской и Мытищинской насосных водонапорных станций, водопроводное хозяйство, доставшееся от старой власти, отремонтировали к 1925 году. А потом началось его расширение. К водопроводу были подсоединены многие рабочие поселки, расположенные на окраине города. К 1933 году на каждого жителя столицы уже приходилось около 10 ведер воды в день.

В 1930 году была сооружена первая теплоэлектроцентраль МОГЭС, которая снабжала электроэнергией и горячей водой ряд предприятий и жилых домов в юго-восточной части города.

В 1934 году были построены Рублевская плотина с водохранилищем, Истринское водохранилище, Черепковские очистные сооружения и увеличена производительность Рублевской водонапорной станции.

К 1934 году значительно улучшилось снабжение населения водой благодаря сооружению новой системы водопроводных магистралей, которые впервые появились в Кожухове, Ростокине, Кутузовской слободе, Филях... По генеральному плану реконструкции Москвы 1935 года предусматривалось в целях обводнения города и улучшения снабжения его водой сооружение канала Москва — Волга.

Было завершено строительство Черепковской насосной станции (в 1935 году) и построена Сталинская водонапорная станция (первая очередь — в 1937 году, вторая — в 1938-м). Значительно расширились Рублевская и Мытищинская насосные станции. Водопровод провели в Шелепиху, Кунцево, Тушино, Перово и другие поселки, граничившие с городом.

С 20-х годов начали создавать централизованную систему теплоснабжения, что позволило упразднить большинство домовых котельных. Первые тепловые сети проложили в 1928 году — от экспериментальной электростанции Всесоюзного теплотехнического института к заводам «Динамо» и «Парострой». В 1930 году начали прокладывать двухтрубные теплопроводы в центре Москвы. Подача тепла в жилые кварталы и к промышленным предприятиям стала осуществляться от районных тепловых станций (РТС), оборудованных крупными котельными с водогрейными котлами.

Централизованная канализация в Москве создавалась во второй половине XIX века как система городских сетей, насосных станций и очистных сооружений на полях орошений. Торжественное открытие городской канализации состоялось 30 июля 1898 года — началась перекачка сточных вод на Люблинские поля орошения. К 1917 году к московской канализации была подсоединена половина домовладений в центре города (всего по городу 28%).

В 1924 году канализация в основном была закончена в границах Камер-коллежского вала и даже частью вне его. Она появилась в районах Марьиной Рощи, Черкизова, Богородского, Бутырок, Петровско-Разумовского, Сокольников... Постепенно ликвидировались мусорные свалки и грязные пруды — источники распространения инфекционных болезней.

В сборнике «По окрестностям Москвы» 1924 года о Люблинских полях орошения написано: «Трудно представить себе, какое невероятное количество нечистот выбрасывается полуторамиллионным населением Москвы. Высчитано, что одних только жидких и плотных извержений (мочи и кала) приходится в среднем на одного жителя около 28 пудов в год. В гниющих нечистотах образуются различные ядовитые вещества, а также в большом количестве размножаются всевозможные микробы, отравляя и заражая окружающую почву и речную воду. Чтобы обезвредить сточную жидкость, необходимо не только удалять ее за пределы города при помощи целой системы канализационных труб, но и подвергать специальной очистке, подобно тому как очищается наша питьевая водопроводная вода. Экскурсия на поля орошения, расположенные на берегу реки Москвы, в двух верстах от станции Люблино Курской железной дороги, даст возможность познакомиться с этими сооружениями и с характером их работы... Надо оговориться, что большая часть сточной жидкости проходит прямо на поля орошения, не подвергаясь предварительной очистке. Перегнившие и минерализованные вещества являются великолепным удобрительным материалом для растений, поэтому обычно на полях орошения устраивают огороды. Наглядное ознакомление с устройством и работой сооружений по очистке сточных вод дает возможность не только установить громадную роль, выпадающую на долю санитарной техники в деле охраны народного здоровья, но и пробудить интерес к целому ряду как научных, так и практических вопросов.

На Люблинские поля орошения поступает только часть московских сточных вод. Другая часть идет на поля, расположенные около станции Люберцы Московско-Казанской железной дороги, на реке Пехорке. При посещении полей орошения крайне желательно предварительно ознакомиться с общим планом и работой полей по таблицам и моделям, имеющимся в Московском коммунальном музее».

К 1925 году заработала на полную мощь главная канализационная насосная станция, перекачивавшая сточные воды на поля орошения. В 1926 году началось строительство мощных очистных сооружений на Рублевской водопроводной станции. В 1930 году частично вошла в строй новая система очистки сточных вод (Кожуховская и Люблинская очистительные станции).

В 1931 году канализация охватывала 35% столичных домовладений, канализационная сеть была проложена на половине всех московских улиц и проездов.

В середине 30-х годов значительно была расширена канализационная сеть. Ранее все сточные воды по канализационным трубам направляли для очистки на Люблинские и Люберецкие поля орошения. Взамен полей орошения была построена Кожуховская станция аэрации, где очистка грязных отходов и сточных вод основывалась на применении биохимических средств и методов. Но она работала на пределе своих возможностей.

Журнал «Строительство Москвы» в январе 1937 года сообщал: «Характер широко развернутых работ в области водопроводного и канализационного хозяйства Москвы, по существу, сводится к созданию нового водопровода и новой канализации. Начало кардинального решения этой задачи положено строительством канала Москва — Волга. В 1936 году московские организации вели большую работу по подготовке к приему волжской воды: строились новая Сталинская водопроводная станция (первая очередь этой станции на 25 млн ведер суточной подачи воды вступает в эксплуатацию в 1937 году), целый ряд магистралей водопровода и разводящих сетей, возводились мощные канализационные сооружения: станция очистки в Люблине мощностью 24 млн ведер, загородный Новолюблинский канал (такой же мощности), уличные сети канализации. Несмотря на огромные объемы работ, следует отметить, что канализационное строительство все еще значительно отстает от установленных заданий. Отсюда задача строителей: в кратчайший срок наверстать упущенное».

К концу 1937 года была введена в эксплуатацию мощная Люблинская станция аэрации, о которой журнал «Городское хозяйство» писал: «Станция имеет два назначения — спустить в Москву-реку обезвреженные сточные воды и утилизировать продукты, получаемые в результате очистки вод. Ежесуточно станция может давать: 75 т сухого осадка, годного для удобрения в сельском хозяйстве; 1 т жира для мыловаренной промышленности; 40 тыс. м3 газа метана для топки котлов и газовых двигателей. В будущем на территории станции намечается постройка заводов сухого льда для утилизации углекислоты (13 700 м3), выделяемой в результате очистки сточных вод».

С вводом Люблинской станции аэрации интенсивный метод очистки сточных вод получил преобладающее значение в общем балансе канализационных очистных сооружений Москвы. Роль полей фильтрации, требовавших колоссальных территорий с особыми почвами, стала вторичной.

В 1939 году на левом, низменном берегу Москвы-реки, между Перервинской плотиной и мостом Курской железной дороги, на территории, которую раньше занимала деревня Курьяново, после переселения ее жителей в район подмосковной Щербинки началось строительство новой мощной станции аэрации. Но война остановила начавшиеся работы.

К лету 1941 года к канализационной сети было подключено только 40% московских домовладений. Окраинные районы, как Сталинский и Пролетарский, были обеспечены канализацией лишь на 10–20%.

Продолжение следует.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0