Рай: жажда изгнанника

Мы тоскуем о нем, хотя даже не догадываемся, что наша тоска — именно о нем. Без него мы как без дома родного, вечные скитальцы, беспризорники, погорельцы, но почему-то так и блуждаем вовне. Он влечет нас к себе, но никто из нас его не ведает — даже апостол Павел признался: «не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2, 9).

И все же нам дается чувствовать его и, чувствуя, тосковать.

Он отражается в чистой, беззаветной улыбке ребенка, счастливо улыбающегося своим беззубым ртом родимой маме. Он прозревается нами в утренней заре, в чудном пении птиц, в переливах бесчисленных оттенков девственной природы. Его мы сердцем ощущаем в неподдельной, самозабвенной любви к любимым и любящим. Везде, где есть отблеск чистой, невинной любви, ощущается рай.

Рай есть, потому что есть Бог.

Без Бога рай — это ад, обустроенный со всех сторон земным комфортом, украшенный гроб с жуткой смертью внутри. Без Бога человек — сирота, с вечной тоской в душе, пустотой в мыслях, отчаянием в глазах. Много раз строили этот «рай» на земле, но оставались ни с чем, ибо созидали без краеугольного камня.

Библия — Откровение Божие — начинается с рая и завершается раем, потому что Господь все начатое доводит до конца. И по завершении судеб мира Божий рай — это Воскресение, Небеса, преображение мира земного, вечная жизнь с Небесным Отцом. «Жаждущему дам даром от источника воды живой. Побеждающий наследует всё, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном» (Откр. 21, 6–7).

Рай, конечно, не в том, что всего было много в Божием саду, о котором речь в книге Бытия, а в том, что у Бога всегда преизбыток всякого блага. Твой ум, сердце, самые сокровенные глубины души в раю насытятся Божьими благами, которым предела нет, как нет предела Самому Богу.

Итак, рай есть, потому что есть Бог. Собственно, Бог — Он и есть высшее благо, радость, любовь, мир, жизнь нескончаемая. Где свет, там нет тьмы. Где любовь, там нет злобы и ненависти. Где Бог, там блаженство и счастье, там полнота всего доброго и прекрасного.

Но рай есть не только потому, что есть Бог, а потому, что «Бог есть Любовь» (1 Ин. 4, 8).

Вот представим: если мы сами кого-то любим всем сердцем, в ком не чаем души, разве мы не желаем тому всецелого счастья, блаженства, добра, то есть фактически рая и райских благ?

Рай — это объятия Божией любви, тепло Божией заботы. В первозданном раю сотворенных людей со всех сторон обымала Божия любовь. Это как теснейшая близость чад с любящим родителем, родных с родным, своих со своим. Первозданный, сотворенный Господом мир — это и были объятия Божии, в которые Господь милостиво поместил создание Свое — человека.

В объятиях любви растапливается холод сердца. А в раю все дышало Божией любовью, согревалось и жило ею. Ненависть и холод, зло и несправедливости появились лишь тогда, когда люди сами отсекли себя от Любви. Рай не может быть в сердце, которое предает. Точнее — сердце предателя само покидает рай, как покинул Иуда Христа, как он поспешил к погибели прямо с таинства причастия раю.

Поэтому рай, если сказать просто, есть жизнь с Богом, гармония творения с Творцом, единство души и благодати Духа Святого. Кто с Богом, тот и в раю — вот весь секрет счастливой жизни. Где царствует Бог, там и наступает рай. Вот когда в душах наших воцарятся не раздражение и обиды, не злоба и эгоизм, а смирение, чистая любовь, бескорыстие, верность Божией воле, тогда и приблизится рай к душе, то самое Царствие Божие, которое внутрь вас есть (Лк. 17, 21).

Да, апостол Павел признался: «не приходило то на сердце человека, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2, 9). Но он тут же добавил: «нам Бог открыл это Духом Своим; ибо... мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога» (1 Кор. 2, 10, 12). В словах апостола нет тоски, в них не задумчивое сожаление о недоступном, в них — желание поделиться радостью личного созерцания. А еще в этих словах нам дается разгадка, в них — тайна отверзения дверей рая.

Во-первых, Бог уже приготовил рай. «В доме Отца Моего обителей много», — говорил Он Сам (Ин. 14, 2). Изобилие благ, причем даром: принимай сколько хочешь, сколько ты способен вместить.

Во-вторых, Бог приготовил рай любящим Его. Он уготовал нам рай по преизбытку любви, но как мы сами попадем в рай, если будем чужды любви? Как быть рядом с Любовью, если ты сам весь — ненависть, злоба, негодование? Рай там, где Бог. А Бог пребывает там, где живут и действуют добро, чистота и любовь.

Зная это, попробуем создать свой уголок рая еще здесь, на земле. Не «рая» технократии, а рая, в котором царит любовь к Богу, к людям, ко всему сотворенному миру. Если ты будешь делать добро, то такая жизнь уже здесь становится раем. Добру противостоит злоба, и такая душа уже здесь испытывает мучение.

Чем отличаются рай и ад? Собственно, ад — это душа, замкнувшаяся на себе, на своих личных потребностях, проблемах и переживаниях. Она никого не впускает в себя, и Бог остается вне мрачных глубин этого печального омута. Рай же населяют те, кто по образу Христа имеет жертвенную любовь, кто не замыкается на себе, но одаряет других. Открыть себя Богу и ближним — вот подлинный рай! Таковы все святые, таков любой небожитель, и если ты не таков, то Небо существует не для тебя.

Раю противоположна вражда. В раю не может жить тот, кто враждует. Если ты исполнен к кому-то злобой, ненавистью, не хочешь видеть его в раю, то как же сам попадешь в рай с такой страшной душой?

Вот в детстве мне дедушка драл уши, и я на него очень злился за это. Потом дедушка умер, и наша спокойная жизнь в деревне быстро закончилась. А теперь я очень хочу, чтобы дедушка был в раю. И какая мне радость, если дедушка не будет в раю? Какое мне утешение, если кто-то страдает и мучается? И если бы меня кто спросил, чего я хочу больше всего на свете, то отвечу: «Больше всего на свете я хочу встретить свою семью и всех своих близких в раю».

Выскажу, наверное, крамольную мысль. Даже если сам я попаду в ад, но увижу, что любимые мною люди оказались в раю, то этому я несказанно обрадуюсь. Хотя бы спаслись они — это уже радость и счастье. Но в таком случае ад для меня уже будет не ад, ведь в душе останутся утешение и отрада — в том, что ты любишь другого и радуешься за него. Ад исчезает, когда мы храним чистую, искреннюю любовь к другому. Да и собственно ад — это лед нелюбви, холод ненависти. Он растапливается тогда, когда сердце согрето теплом любви.

Первозданный рай был подобен чистому и невинному детству. В детском возрасте все хороши и прекрасны. Посмотрите на маленького тигренка или львенка! Как они милы и невинны, никого не трогают, не обижают — напротив, сами нуждаются в защите и материнской ласке. Так и в раю: никто, даже самый взрослый хищник, не причинял никому страданий, но все находились под благодатным покровом милующего всех Творца. В первозданном раю все были чисты и невинны, но еще не знали, что такое соблазн, к какой катастрофе приведет доверие соблазну.

Что такое ад? Ад — это когда до нестерпимости плохо от твоих же собственных грехов. Когда ты сам сделал так, что хуже некуда. Даже если никто вокруг не видит, внутри изъедает тебя, и если ты расстанешься с телом, то душа будет гореть этим огнем твоих же собственных грехов. Но и в этот ад снизошел Христос, потому что Он искупил грех человеческий.

Бог есть Любовь. А в чем эта любовь? Любовь в том, что Христос пошел за человеком в самые глубины преисподней. И потому теперь рай — это рай спасенных из ада, рай расставшихся с грехом через покаяние.

Первые люди не знали в раю, что с ними будет, если предадут они Бога. Теперь в раю люди знают опыт мучения — плод разлуки с Богом, и потому райское блаженство ценится в бесконечно большей степени, как ценится сладкое после горького, чудесно дарованное здоровье после смертельной болезни, радость воскресения после смерти и тления.

Чистый дар принимается только чистой душой. Чтобы попасть в рай, надо обрести райские качества. А райские качества — они все те, что у владыки рая — Христа. В этом смысле двери рая — это Евангелие, где запечатлен образ Христа, где Он Сам говорит, какими мы должны стать, чтобы быть вместе с Ним.

Бог любит все красивое. Он создал мир красивым. Он дарует всему красоту. Даже осенние листья, упавшие с дерева, огненно-красные или солнечно-желтые, и те красивы. Поэтому человек, созданный по образу Божию, тоже любит только красивое.

Мы все любим, когда даже простое земное дело выполнено красиво и гармонично. Чтобы дома стояли в соразмерном сочетании друг с другом и вечером мерцали тихими огоньками окон. Чтобы улицы были украшены, а на тротуарах не валялась никакая грязь.

Простая сельская бабушка, которая на своем дворе сажает цветы, и та старается создать уют, тепло, красоту. Так всякое земное дело, выполняемое честно и ответственно, отражает в себе жажду гармонии утраченного рая.

Но рай — это не только красота и гармония всего, что вокруг, а прежде всего это Царство Любви. Любовь и дарует внутреннюю красоту и гармонию.

Если в семье ты созидаешь любовь, если победишь эгоизм, а в центре семьи — общение с Богом, то, значит, и здесь, в своем маленьком уютном земном уголке, ты созидаешь свой маленький рай как отблеск рая небесного.

Помолимся друг о друге, чтобы всем нам попасть в рай. Помолимся обо всех: о тех, кто нас любит и кто ненавидит, кто познал Бога и кто еще не познал, кто старается жить духовной жизнью и кто не сподобился этого. Бог знает Сам, как вести человека в рай.

И что нам радости, если кто-то погибнет? Спасаться надо всем, кого Бог сотворил.

Даже лютым врагам пожелаем сподобиться райских благ через причастие Богу. Может быть, тогда и наше сердце почувствует, что же такое рай.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0